Будем откровенны, Exchange 2013 жадно использует системные ресурсы. Некоторых шокирует аппетит программы в отношении оперативной памяти, пространства на диске и времени работы процессора. Но это вполне ожидаемая ситуация, и виноваты в ней мы сами. Ведь если бы мы не требовали от разработчиков Exchange новой функциональности, то они не создали бы программный код, занимающий такие ресурсы. Поэтому для Exchange 2013 необходимо приобрести соответствующие серверы, и эти серверы, скорее всего, будут физическими компьютерами, так как развертывание в виртуальной среде может оказаться слишком дорогостоящим. Есть о чем задуматься!

При появлении каждой новой версии Exchange начинаются споры о растущих требованиях к аппаратным средствам. Всех очень огорчает, что для новой программы требуется больше памяти, больше ресурсов процессора, больше места на диске и, вероятно, более высокая квалификация персонала. Этот круг обсуждений и осуждения компании Microsoft (поскольку развертывание ее программных продуктов обходится недешево) повторяется с выхода Exchange 4.0 в 1996 году. Вряд ли следовало удивляться жалобам пользователей на версию Exchange 2013, которая захватывает всю доступную память и время процессора и занимает львиную долю пространства диска.

Вина Exchange 2013 неопровержима. Если вы еще не испытали удовольствия выбора оптимальных серверных характеристик для развертывания Exchange 2013, то будете потрясены, обнаружив, какие рабочие серверы используются для Exchange 2013. Возьмите характеристики типичного сервера для Exchange 2010 и добавьте 50% ресурсов процессора и 50% оперативной памяти. Пространство на диске не представляет особой проблемы, так как цены на диски падают, а емкость увеличивается, но требования к дискам также растут.

Прежде чем вы возьметесь за перо, чтобы сочинять жалобу в Редмонд, позвольте спросить вас: что во всем этом удивительного? Время программирования в машинных кодах давно прошло, и не думаю, что кого-то особенно беспокоит несколько лишних байт или пара дополнительных циклов, необходимых для выполнения программного кода, от которых можно было бы избавиться, если бы уделить отладке больше времени. По-прежнему широко распространены манипуляции с реестром, и программисты стали прагматиками, главное — обеспечить приемлемый конечный результат. Не всегда, но в большинстве продуктов это приводит к разрастанию исходного текста.

Можно возразить, что компания Microsoft должна была приложить больше усилий к отладке своих продуктов. Но она этого не делает, потому что современная программно-техническая отрасль функционирует иначе. Помните, мы шагаем в ритме «облака» с его ненасытным спросом на новые функции и усовершенствования. Время не ждет, и нужно выдавать «на гора» программный код, чтобы привлечь пользователей. И, конечно, чтобы было, о чем писать статьи.

В Exchange 2013 много нового программного кода. Переработано хранилище Information Store; консоль управления уступила место веб-ориентированному интерфейсу; функция MSSearch удалена, так как Search Foundation обеспечивает единство Exchange и SharePoint; сервер клиентского доступа (CAS) — уже не тот CAS, что прежде; влияние технологии Managed Availability распространилось на все компоненты; Outlook Web App переработан с учетом особенностей планшетов и смартфонов и дополнен замечательным новым языком проектирования (что бы это ни значило). Произошло множество изменений, добавлено много новых компонентов и немало удалено, а часть запоздало возвращена. Работа по-прежнему кипит, и каждый квартал выпускается накопительный пакет обновления.

Поэтому нельзя сравнивать аппаратные требования Exchange 2007 или Exchange 2010 с характеристиками Exchange 2013. Такое сравнение будет некорректным. Нужно принять продукт таким, какой он есть, и приобрести необходимое оборудование для успешного развертывания Exchange 2013.

Те, кто предоставляет инструменты планирования, такие как адские электронные таблицы Excel (инструмент определения требований роли сервера Microsoft Exchange 2013), прилагают все усилия к поиску оптимальных серверных характеристик. Однако инструменты несовершенны, так как в них не учитывается два важных воздействия на серверы Exchange, эксплуатируемые в реальных условиях. Первый фактор — продукты сторонних поставщиков; мне не приходилось видеть клиента, который не использовал бы сторонних продуктов наряду с Exchange. И эти продукты также требуют ресурсов. Второй фактор — это вы. Точнее, способы, применяемые для управления Exchange в вашей компании. Они имеют свои недостатки, и ситуацию дополнительно усложняют производственные требования.

Поэтому результаты, полученные от инструментов планирования — первый шаг на пути к заказу на серверы, вручаемому благодарному агенту по продажам. Используйте эти рекомендации как отправную точку для обсуждения, а не четкий ответ, и приготовьтесь расширить ресурсы процессора, оперативной памяти и диска в соответствии с конкретными обстоятельствами.

В отношении аппаратных требований, уже применяемых на практике, специалисты, планирующие крупные развертывания Exchange 2013, высказывают сомнения в преимуществах виртуализации платформы. Сочетание более высоких требований к оборудованию и дополнительных затрат, сложность и влияние на производительность со стороны гипервизора склоняют чашу весов в пользу физических серверов. Выводы одинаковы как для Hyper-V, так и для VMware.

Компании Microsoft не нужно платить за программное обеспечение, как другим коммерческим организациям. Так или иначе, группа, разработавшая и развернувшая Exchange Online внутри Office 365, также предпочла использовать физические серверы. Office 365 — не самый удачный пример, так как никто не будет выполнять развертывание в таких масштабах. Тем не менее, примечательно, что виртуализация не использовалась. Это лишь одна из особенностей конфигурации Office 365, наряду с использованием одноролевых серверов Exchange и беспощадным (но понятным) стремлением к стандартизации.

Нет сомнений, что в последние десять лет в экономической модели Exchange произошел сдвиг. Успех, сопутствовавший Microsoft в замене медленного дискового ввода-вывода быстрой кэшированной памятью и высокий уровень доступности в форме группы обеспечения доступности баз данных позволили заменить дорогостоящие сети хранения данных (SAN) на недорогие диски в режиме JBOD.

В прошлом SAN была в центре любой дискуссии о крупномасштабных развертываниях. Это естественно, учитывая, что преобладали отдельные базы данных, и нас подстерегали неприятные ошибки с идентификатором -1018. Технология SAN по-прежнему достаточно широко применяется вместе с Exchange, особенно когда приходится выбирать между унифицированной архитектурой хранения данных для обслуживания нескольких приложений и представлением, ориентированным на определенное приложение. Именно к этим вариантам часто сводится дискуссия о JBOD для Exchange.

Выбираете вы SAN или JBOD, безусловно в настоящее время цена дисков ниже, чем когда-либо в прошлом. В сочетании с многочисленными экземплярами базы данных и такой функцией, как AutoReseed и перемещение почтовых ящиков в фоновом режиме, дешевизна дисков способствует принятию аппаратных решений на основе быстродействующих процессоров, памяти большой емкости (для кэширования данных) и множества недорогих дисков, с которыми можно без сожаления расстаться в случае поломки. Именно такой подход выбрали многие компании, развертывающие Exchange 2013.

Полагаю, что такие же дискуссии возникнут и после выпуска Exchange 2016 в конце 2015 года (прогноз полностью соответствует графику выпусков в последнее время). Мы будем жаловаться на требование 256 Гбайт оперативной памяти для серверов почтовых ящиков, возмущаться 64-ядерными процессорами, необходимыми для инструментов управления, и приходить в ужас от петабайта свободного пространства на диске для установки продукта. Суть аргументов не изменится — другими будут только цифры. Поэтому предоставьте серверу необходимые ресурсы. Вы не прогадаете!

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF