Сатья Наделла

В резюме нового генерального директора говорится, что он родом из Хайдарабада (Индия), имеет степень бакалавра по электротехнике, степень магистра по информатике и степень магистра по деловому администрированию, а до прихода в компанию Microsoft в 1992 году работал в Sun Microsystems. Однако именно два последних десятилетия его работы в Microsoft будут иметь определяющее значение для дальнейшего развития компании.

На протяжении этого периода Наделла был непосредственным свидетелем эпического взлета компании на волне Windows 95 и последующих антимонопольных разбирательств, а также отставания от более проворных конкурентов на новых рынках. Этот опыт очень важен, поскольку по-новому позиционирующая себя Microsoft стремится заново утвердиться в мире вычислений, где на клиентской стороне сегодня преобладают мобильные устройства, а на серверной – онлайн-службы, что следует рассматривать как современные эквиваленты персональных компьютеров и серверных продуктов, на которых компания некогда построила свой успех.

Не менее важен обширный, накопленный за 22 года в Microsoft, опыт работы Наделлы в разных подразделениях компании. Начав с должности руководителя программы в группе по связям с разработчиками Windows Developer Relations, он занимался разработкой технологий интерактивного телевидения (ITV) и управления цифровыми правами (DRM), после чего перешел в группу коммерческих платформ в качестве генерального менеджера, где руководил разработкой серверных продуктов Microsoft – Commerce Server и BizTalk Server. Наделла был старшим вице-президентом по исследованиям и развитию в отделе «облачных» служб (группа Search, MSN & Advertising), а затем вице-президентом отдела корпоративных служб (группа Office).

Однако по-настоящему нынешний генеральный директор развернулся именно в серверном бизнесе. В начале 2011 года он стал президентом подразделения серверных и бизнес-инструментов (Server and Tools) и стал активно продвигать переход от традиционных локальных технологий к «облачным» службам. Итогом этих усилий стало создание «облачной операционной системы» Cloud OS, которую следует рассматривать не как отдельный продукт, а как совокупность локальных и «облачных» решений, сочетаемых различным образом в зависимости от конкретных потребностей и позволяющих строить корпоративные «облачные» инфраструктуры – частные, общественные или комбинированные. При переориентации Microsoft на устройства и службы Наделла стал новым исполнительным вице-президентом группы «облачных» и корпоративных продуктов (Cloud and Enterprise).

Из послужного списка можно заключить, что Наделла – не просто приверженец курса на устройства и службы, но является непосредственным творцом очевидного успеха Microsoft в осуществлении этого перехода. Весьма вероятно, что этим опытом он будет руководствоваться, чтобы помочь остальным подразделениям Microsoft так же успешно пройти по пути трансформации.

Как наиболее вероятный внутренний кандидат на пост CEO, Наделла оставался весьма востребованным респондентом на протяжении последней части прошлого года. Конечно, к его словам относительно будущего направления развития компании следует относиться с долей скепсиса, поскольку представитель высшего руководства не может открыто исповедовать ничего, кроме лояльности в отношении официальной стратегии своей компании, однако среди его высказываний есть достойные цитирования.

Прежде всего, переход в облака остается актуальным. «Думаю, что в «облаке» будут все, — заявил Наделла в интервью порталу GigaOm, — но никто не будет находиться исключительно в общедоступном «облаке»; дихотомия здесь неприменима. Можно будет иметь как частное, так и общедоступное «облако»» (gigaom.com/2014/01/31/the-gigaom-interview-a-chat-with-microsofts-satya-nadella-from-before-he-was-the-likely-next-ceo/).

Наделла верит в обусловленность развития ИТ потребительским спросом и в концепцию использования собственных персональных устройств (BYOD). Он был в числе инициаторов создания «облачной» службы для управления устройствами Windows Intune. «Наша задача – обеспечить конечным пользователям удобство применения их собственных устройств для доступа к корпоративным данным и предоставить корпорациям инструменты контроля и управления этим доступом», — сказал он. — Мы строим будущее, в котором старая модель покупки-поставки информационных технологий сменится схемой, в рамках которой конечные пользователи покупают продукты, управляемые информационными технологиями. Мне видится именно такая модель».

Наделла стимулировал создание серверных технологий в первую очередь для «облака» с последующим анализом возможности поставки новых наработок тем, кто все еще использует локальные решения. «В Microsoft теперь нет разработчиков SQL Server, — заявил Наделла в интервью журналу Forbes. — У нас есть только разработчики Azure. Но каждые 12–18 месяцев мы перерабатываем код в продукт, который можно продавать».

В то время как смещение фокуса Microsoft с корпоративных серверов на онлайн-службы не вызывает особых затруднений, переход на устройства менее успешен.

В недавнем прошлом Microsoft уверенно вышла на рынок с планшетами Surface, но объем продаж этих устройств относительно мал. Близка к совершению крупная сделка по приобретению мобильного бизнеса Nokia, но, хотя компания добилась стабильного прогресса линейки мобильных телефонов Lumia на платформе Windows Phone, этот успех не настолько велик, чтобы обеспечить финансовую устойчивость Nokia как самостоятельного бизнеса. Microsoft также покупает мобильные телефоны Nokia «не-Windows Phone», включая линейку Asha с минимальным набором функций и бюджетные аппараты под маркой Nokia.

Неясно, удастся ли Microsoft использовать эти продукты для стимулирования продаж Windows Phone. Неизвестно также, будут ли эти направления под руководством Microsoft развиваться успешнее, чем ранее под руководством Nokia.

Относящийся к «устройствам» аспект нового направления компании, безусловно, предполагает освоение сторонних устройств, то есть поставку программного обеспечения и служб Microsoft на Apple iPad, аппаратов Android и прочего подобного оборудования. Однако, по убеждению Наделлы, Windows также необходимо продвигать на мобильные аппараты и планшеты. «Полагаю, мы будем успешно конкурировать на этих рынках», — отметил он.

Пока не очевиден взгляд нового лидера на потребительский сегмент бизнеса. Поддерживая на словах убеждение Стива Балмера в том, что потребительская и корпоративная сферы должны развиваться сообща (например, не существует чисто потребительской или чисто корпоративной службы электронной почты), Наделла все же последние несколько лет фокусировался лишь на корпоративном аспекте. «Я живу и мыслю корпоративно», — говорил он.

«В корпоративном сегменте мы предпочитаем атаковать», — подчеркнул он в одном из своих комментариев по поводу существующего разрыва между корпоративными и потребительскими предложениями Microsoft. Это замечание наводит на мысль, что в потребительском сегменте Microsoft, по-видимому, играет от обороны. Справедливо заметить, что такой экзотический продукт, как Windows 8, нацеленный одновременно как на традиционные настольные компьютеры, так и на новые планшеты и гибридные устройства, стал непопулярным решением для потребительской аудитории Microsoft. По мнению Наделлы, едва ли следует ожидать, что такой продукт быстро вырастет до «планки настольных компьютеров».

Учитывая все это, многие задаются вопросом, не следует ли Microsoft сфокусироваться исключительно на корпоративных технологиях, приносящих примерно две трети доходов компании, и отказаться от убыточных направлений, таких как Bing и Xbox. Мне также кажется, что для Microsoft было бы благоразумным взять именно такой курс, но опыт Наделлы позволяет предположить, что компания сделает как раз обратное.

Мантра «устройства и службы» содержит союз и, а не или. Поисковая технология Bing – это удобный потребительский сервис, к которому можно получать доступ с различных мобильных устройств. А решение для гостиной Xbox символизирует вступление в сферу, где ни Apple, ни Google пока не обрели устойчивых позиций. Первенство в этой области обеспечило бы Microsoft «второй фронт» (после компьютеров) в борьбе против гегемонии потребительских устройств на базе Android и iOS.

Конечно, у Наделлы не слишком много опыта работы в потребительском сегменте, особенно в недавнем прошлом. Однако и Стив Балмер не имел технического образования, но возглавлял Microsoft на протяжении 14 лет.

Наделла уже зарекомендовал себя как творчески мыслящий человек, который достиг большого успеха в определенных сферах деятельности компании, а теперь готов привести к успеху и остальные направления. Его вступительные сообщения, обращенные к сотрудникам Microsoft и всему миру, были составлены просто блестяще, что абсолютно нетипично для этой компании.

«Наша отрасль не уважает традиции – она почитает лишь инновации, — отметил Наделла в своем обращении к сотрудникам после того, как он был объявлен CEO. — У Microsoft обширные возможности для роста, но для того чтобы их реализовать, мы должны двигаться быстрее, действовать сосредоточенно и продолжать меняться. Свою работу я в значительной степени рассматриваю как усилия, направленные на развитие нашей способности быстро создавать инновационные продукты для клиентов».

Наделла вернул в обиход слова «программное обеспечение», которые он неоднократно использовал в своем официальном обращении к сотрудникам компании. После провозглашения курса на устройства и службы эти слова практически вышли из употребления у руководителей Microsoft.

«Миром правят программы, — написал Наделла в открытом письме сотрудникам. — Мы даем людям возможность делать больше. В этом наша основополагающая ценность, которую мы должны воплощать во всем, что мы делаем, будь то «облачные» службы или устройства».

Стратегия компании, ориентированная на устройства и службы, в разных кругах оценивается по-разному, но она отражает глубокое понимание того, как меняется и будет меняться мир, в котором компания делает свой бизнес. Однако на верхнем уровне эта стратегия вызвала отчуждение определенных слоев клиентов, подобно тому, как на нижнем уровне такой экстремальный продукт, как Windows 8, отвратил от компании некоторый круг пользователей.

В конечном счете, все пострадали от одного и того же, а именно от ощущения чересчур радикальных перемен. Отрасль может не уважать прошлое Microsoft, но самой Microsoft надлежит относиться к своему прошлому с почтением, даже следуя инновационным курсом.

Выпускаемые сегодня локальные и гибридные решения Microsoft, позволяющие создавать удобные комбинированные инфраструктуры, одновременно уникальны, поскольку конкуренты Microsoft не могут предложить ничего подобного, и не наносят ущерба существующей базе установленных систем Microsoft.

Однако когда Microsoft выпускает такой продукт, как Windows 8, или говорит о коренном преобразовании своего бизнеса со смещением фокуса в сторону устройств и служб, многие воспринимают эти изменения как пренебрежительное отношение к своему прошлому. Все может меняться: на нижнем уровне – Windows 8 с требующими решения конкретными проблемами, вызывающими недовольство пользователей, а на верхнем уровне – стратегии развития устройств и служб, с явным признанием ключевой роли программного обеспечения. Однако никакие изменения не должны сопровождаться отступлением от первоначального видения.

Именно такие перемены я предвижу в годы правления Наделлы: не смена курса, а продолжение стратегии, начало которой положил Балмер, и которая будет приносить плоды, частично под бдительным оком Билла Гейтса, нынешнего технологического советника нового главы компании. Основные вехи намечены. Дело за реализацией.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF