Для журналиста разговор с ведущим специалистом по технологии может быть трудным. Задача журналиста — извлечь во время интервью нечто сенсационное, а собеседник должен избегать излишней откровенности и сосредоточиться на актуальных вопросах. В 2003 году, когда я стал ведущим специалистом HP по безопасности, в подразделении по связям с общественностью мне посоветовали всегда говорить абзацами, потому что таким образом «уменьшается вероятность, что ваши слова будут ложно переданы; все сказанное будет приведено дословно благодаря связности мысли».

И вот прошло десять лет, я беседую с Перри Кларком, корпоративным вице-президентом по разработке Exchange, и пытаюсь узнать что-то о внутренней «кухне». Интересно почувствовать себя в новой роли, особенно учитывая, что я знаю собеседника много лет. Перри не отвечает на вопросы законченными абзацами, вместо этого на меня выливается поток идей и мнений. Все это интересно слушать, хотя порой сложно понять.

Итак, Перри 17 лет трудится в Microsoft, работая над Exchange, и теперь отвечает за каждый фрагмент исходного текста Exchange, как локального, так и «облачного» (Office 365). Вслед за недавней публикацией Перри «Exchange Server: The Road Ahead» в блоге EHLO (http://blogs.technet.com/b/exchange/archive/2013/11/13/exchange-server-the-road-ahead.aspx) я попросил членов сообщества присылать мне вопросы и получил много идей для интервью, гораздо больше, чем можно воплотить за один час, особенно в ходе острой дискуссии между людьми, которые глубоко заинтересованы в развитии определенной технологии и посвятили ей изрядную часть своей профессиональной жизни. В итоге нам удалось обсудить следующие темы:

  • текущее состояние Exchange;
  • переход в «облако» и будущее локальных программных продуктов;
  • мобильность.

Я прослушал запись интервью, затем написал эти заметки. Прямые цитаты Перри даны в кавычках. Остальной текст — моя интерпретация его высказываний и попытка логически упорядочить их. Надеюсь, обсуждение покажется вам интересным. Любые ошибки, содержащиеся в тексте — целиком мои.

Текущее состояние Exchange

Разговор начался с текущего состояния Exchange, и я спросил Перри, доволен ли он успехами Microsoft, если учесть, что клиенты внедряют Exchange 2013 не так быстро, как прежние версии, несмотря на ряд важных инженерных усовершенствований. Возможно, причиной тому боязнь плохого качества, проблем с взаимодействием, изъянов функциональности и сообщений о низкой производительности серверов. Я спросил, есть ли сходство между создавшейся ситуацией и выходом Exchange 2000, неохотно принятого клиентами из-за новой архитектуры и отсутствия примечательных функций, в результате чего версия Exchange 5.5 считалась «достаточно хорошей».

Естественно ожидать от руководителя разработки любого продукта стремления защитить свое детище, но, к моему удивлению, Перри сказал, что удовлетворен результатом, отметив, что разработчики продукта занимают лучшие позиции на данном цикла разработки (год спустя после выпуска обновленной версии), чем в сопоставимое время после появления Exchange 2010. Общая база программного кода для локального и «облачного» продуктов реализована и работает; в Exchange Online появились миллионы новых почтовых ящиков; опыт предоставления службы принес компании бесценные сведения. Перри считает, что продукт с серьезными недостатками не справился бы с огромными нагрузками, которые выпадают на долю Exchange Online. Сейчас программный код Exchange 2013 обслуживает в четыре раза больше «облачных» почтовых ящиков, чем год назад, и все внутренние метрики Microsoft указывают на увеличение производительности и доступности и значительное уменьшение числа предупреждений по сравнению с Exchange 2010.

Я сказал, что многие пользователи, пытавшиеся локально развернуть Exchange 2013, отмечают заметно возросшие требования к ресурсам (в первую очередь памяти) по сравнению с Exchange 2010. Кроме того, продукт, похоже, стал более уязвимым. Ощущается потеря такой функциональности, как поддержка S/MIME, а также необходимость изменения административной модели. Однако нельзя отрицать, что существует огромный запас знаний о развертывании Exchange 2007 и 2010, и потребуется время, чтобы накопить такой же опыт для Exchange 2013.

Перри подчеркнул, что локальные клиенты получают огромные преимущества благодаря «совершенно одинаковой» базе программного кода, используемой сегодня на обеих платформах, и испытаниям нового кода в Office 365 в течение нескольких недель перед выпуском накопительного пакета обновления для локальных клиентов. «Нет такой части ядра Exchange Server, которая не поставляется нашим локальным клиентам. У нас нет специальной версии Exchange, функционирующей в «облаке»», — заявил он. По мнению Перри, локальных клиентов должно успокоить, что выполняемый ими программный код проверен на миллионах почтовых ящиков, прежде чем они развернули его.

Я указал, что Office 365 — структурированная среда, в которой многие компоненты продукта подвергаются исчерпывающей проверке благодаря применению в гигантских масштабах, но при этом не учитываются многие особенности клиентских развертываний. Например, Office 365 не допускает интеграции на серверной стороне со сторонними продуктами и требует использования новейших клиентов, тогда как при локальном развертывании рядом с Exchange почти всегда присутствуют один или несколько сторонних продуктов и разнообразные клиенты. Перри согласился, но отметил, что проблема тестирования для конкретной среды всегда была актуальной, и добавил, что Microsoft не допускает никаких послаблений по сравнению с мерами, исторически предпринимаемыми компанией для решения этой задачи.

Мы обсудили совместимость с Exchange 2007. Эта область функциональности не задействована и не тестируется в Exchange Online, и, похоже, является причиной проблем для клиентов. Перри признал, что для выпуска n-1 (Exchange 2007) всегда проблематично оценить взаимосовместимость. Он отметил, что Microsoft до сих пор располагает рядом серверов Exchange 2007, выполняющих производственные рабочие нагрузки и тесты, но среда клиентов стала «более сложной», что затрудняет проверку взаимосовместимости. Учитывая природу некоторых инфраструктур, развернутых на сайтах клиентов (в том числе сторонние программные продукты), инженеры Microsoft не могут всесторонне протестировать взаимосовместимость, но они не снимают с себя ответственности. Перри также подчеркнул, что существующие модели расширяемости (начиная с Exchange 2010) заметно усовершенствованы и должны оказаться более надежными.

Вместе с Exchange 2013 появилась новая проблема — необходимость постоянно увеличивать масштаб (Exchange Online) и развивать базу программного кода. Перри отметил, что добиться безупречной работы конвейера накопительного обновления было непросто. Подобные проблемы с качественными обновлениями возникали и в предшествующих версиях, и их приходилось устранять. Прошлым летом были проведены испытания, чтобы выяснить, где в обновлениях появляются ошибки. Несмотря на углубленное масштабное тестирование, проведенное при развертывании нового программного кода в Exchange Online, по-прежнему встречаются случаи регрессии. Недавний пример регрессии в Exchange 2013 CU3 — клиенты Windows XP не могут использовать IE8 для подключения к OWA.

С точки зрения Перри между группой разработчиков Exchange и локальными клиентами существует простой договор: «применяйте обновления, и будете жить лучше», поэтому даже одна регрессия — слишком много. Такая регрессия, как в Exchange 2013 CU3, «недопустима». Хотя специалисты Microsoft уверены, что владеют ситуацией, и подготовили новые проверки и тесты для совершенствования кода, поступающего локальным клиентам, им все же предстоит напряженная работа, чтобы обеспечить поставку качественных обновлений в будущем. Перри признает, что клиенты не поверят в качество Exchange 2013 до тех пор, пока не увидят поток успешных обновлений. Он отмечает, что согласно внутренним данным Microsoft, качество обновлений лучше, чем когда-либо в прошлом, но трудно реализовать функциональность, необходимую пользователям старых клиентов, особенно если эти клиенты не поддерживают основные механизмы, необходимые для новой функциональности в таких компонентах, как OWA.

Ни разу Перри не пытался утверждать, что новый программный код безупречен. Он даже сказал, что каждый новый продукт «создает новые ямы на дороге» для локальных клиентов. Но поскольку большинство клиентов не выполняет развертывания, пока не выйдет пакет обновления SP1, у Microsoft появляется шанс обнаружить и исправить ошибки в SP1. Перри отметил, что в Exchange 2010 был «более крупный промах в OWA (выпуск RTM), нежели в этот раз» (OWA был переработан для Exchange 2010 SP1). Он считает, что реакция на появление Exchange 2010 как внутри, так и вне Microsoft была очень активной из-за некоторых проблем взаимодействия и других ошибок, но после выпуска пакета SP1 все забыли о первоначальных неполадках. По его мнению, Exchange 2013 лучше, чем был Exchange 2010, а в SP1 будут внесены изменения такого же уровня.

Я спросил, почему для многих выпусков Exchange повторяется одна и та же история: выпуск RTM содержит серьезные ошибки, но ситуация выправляется с выходом SP1. Не объясняется ли это организационной политикой Microsoft, требующей поставки Exchange к произвольно выбранной дате, например выпуска Exchange 2013 RTM вместе с другими продуктами в Office Wave 15? Перри энергично отверг это предположение. Так чем же объясняется обилие проблем в Exchange 2013 RTM?

Это сложный вопрос. Перри отметил, что «обратная связь» от клиентов Microsoft «работает слишком медленно», так как локальным клиентам требуется слишком много времени, чтобы развернуть и протестировать новый программный продукт. Промежуток между проектированием, тестированием, поставкой новой функциональности компанией Microsoft и ее использованием «типичным пользователем» составляет половину десятилетия. Ни одна группа разработчиков не может ждать пять лет, чтобы выяснить, удалось ли им успешно справиться с задачей.

Поэтому Перри заключает, что единственный способ получить масштабную обратную связь — выпустить продукт на рынок, что и произошло с Exchange 2013 RTM. Пользователи, нуждающиеся в функциональности, могли успешно развернуть и использовать программу, а тем, кому требовалось что-то исправить, пришлось подождать пакета CU1. Многие будут ждать пакета SP1, а некоторые предпочтут повременить и дольше. Перри считает, что такова особенность локальных внедрений. Он также сказал, что на планете нет клиента, способного выполнить крупное развертывание Exchange меньше, чем через три года (после предыдущей серьезно обновленной версии): «Цикл систем составляет пять лет — так устроена жизнь».

Кто-то может попытаться привести противоположные примеры, но исключение подтвердит правило. Думаю, это утверждение отражает естественную досаду программистов, чьи продукты находят применение не столь быстро, как они того заслуживают. Конечно, широкое распространение Exchange — одновременно преимущество и тормоз, поскольку требуется время, чтобы обновить большое число установленных экземпляров. Это явление не новое: то же самое относится к операционным системам и имело место в 1980-х, когда группа, в которой я работал в компании Digital, старалась убедить клиентов внедрить новые версии ALL-IN-1, ведущей системы электронной почты того времени. Но Перри высоко ценит широкую базу установленных продуктов Exchange, так как она дает огромное преимущество компании Microsoft.

Поэтому новая модель обслуживания Microsoft для Exchange 2013 основывается на двух принципах: первый — «никогда не уходить в тень на два-три года», то есть продукт должен постоянно совершенствоваться через обновления, рассылаемые потребителям. Второй — наличие метода, с помощью которого клиенты могли бы идти в ногу с разработчиками, применяя добавочные выпуски. Благодаря этим принципам сформировался квартальный ритм выпуска накопительных пакетов обновления Exchange 2013.

Объясняя логику накопительных пакетов обновления, каждый из которых представляет собой полноценную версию Exchange, развертываемую с нуля, Перри заметил, что традиционный выпуск состоит из трех частей. Это частичное изменение интерфейса пользователя, расширение функциональности и изменения, направленные на улучшение качества (устранение ошибок); архитектурные сдвиги, чтобы использовать преимущества новых технологий и аппаратных средств — замена дискового ввода-вывода на операции в памяти представляет собой хороший пример, как Microsoft использует значительное падение цен на память, чтобы повысить быстродействие; и эволюция представлений о взаимодействии продукта с пользователем в свете новой технологии и современной среды (пример — мобильные вычисления).

Перри говорит, что компания должна решить задачу организации потоковой передачи усовершенствований, поделив трудный для внедрения материал на порции, легко осваиваемые пользователями. При появлении значительно обновленной версии меняется вся «экосистема» Exchange. Компании необходимо объяснить своим агентам по продажам и партнерам, что представляют собой крупные изменения и почему они важны, в том числе «глубокий смысл» обновлений. Клиенты получают эту информацию и знания о новых программных продуктах и воспринимают их в контексте требований своего бизнеса и существующей инфраструктуры, чтобы выбрать подход к развертыванию, оправдывающий необходимые затраты на переход, в том числе инвестиции в новые компьютеры. Перри сказал: «Никто не просит нас поставлять сложные для внедрения обновления быстрее графика. Потребители хотели бы, чтобы темп был ниже».

Таким образом формируется цикл выпуска, состоящий из нескольких добавочных обновлений, ведущих к крупному выпуску приблизительно через каждые три года. Переход к новому ритму был сопряжен с некоторыми проблемами, воспринятыми клиентами как снижение качества при обновлениях. Перри считает, что в настоящее время модель приобретает устойчивые очертания. Microsoft и клиенты привыкли к ней, и Перри уверен, что в будущем поток добавочных обновлений станет более надежным.

Exchange и «облако»

Вернемся к теме «облака» и выясним, почему сегодня «облачным» платформам придается такое значение. Мы обсудили, как Microsoft составила план преобразования Exchange в «облачное» приложение. Перри рассказал, как после выпуска Exchange 2003 специалисты компании разработали план по подготовке Exchange к ожидаемым в будущем техническим новациям, а также по устранению глубоких технических и архитектурных недостатков Exchange 2000. Большинство недостатков были устранены в Exchange 2003, но в некоторых случаях потребовалось три выпуска, чтобы превратить Exchange из продукта с «тесно связанными и слабо структурированными» компонентами в современный продукт с акцентом на гибкие связи и оптимальную структуру. Лучший пример этого изменения — в требовании Exchange 2013, чтобы серверы обменивались данными с помощью малого числа строго определенных протоколов, таких как SMTP, Exchange Web Services и MRSProxy.

В 2005 году попытки внедрения «облака» увенчались успехом. Технология выглядела очень перспективной, но считалось, что невозможно перенести в «облако» группу продукта, базу программного кода и базу знаний (работавшие локально).

В некоторых случаях проблема кода напоминала ситуацию, возникшую, когда компания разработала Windows NT для выхода на корпоративный рынок и отошла от настольного клиента. Казалось, «перед нами чистый лист бумаги, и нужна новая организация, чтобы двигаться вперед» и перенести в «облако» такие программы, как Exchange. Перри сказал, что при таком подходе существовали две очевидные проблемы: внутри Microsoft предстояло отказаться от большого объема программного кода, многих сотрудников и накопленных знаний, и компании нужно было покинуть установленную локальную базу (которая к тому времени составляла более 100 миллионов почтовых ящиков).

Я спросил, нет ли впечатления, что локальная база оставлена в настоящее время, учитывая очевидное стремление Microsoft перенести все в «облако». Перри признал, что такое возможно, но указал, что в 2005 году у Microsoft были три возможности:

  • игнорировать «облако» и сосредоточиться на локально размещаемых программных продуктах;
  • собрать новую команду и строить новый продукт на основе «облачной» технологии;
  • найти способ сочетать две платформы.

Первый вариант полностью игнорирует платформу, имеющую столь большое значение сегодня, и уступает «облачный» рынок электронной почты компании Google. Второй уничтожил бы установленную базу и вынудил пользователей работать с устаревающим программным обеспечением. Такой вариант вполне приемлем для новичка на рынке электронной почты, это путь, выбранный Google при разработке Gmail. Кроме того, он вызвал бы «панику» в Microsoft, так как подразделениям компании было бы трудно удержать клиентов; этот фактор подорвал бы способность группы разработки создать новый продукт. Компания Microsoft выбрала третий путь и, оглядываясь назад, можно сказать, что он оказался самым плодотворным, даже если произошедшая в результате трансформация архитектуры и кодовой базы привела к некоторым проблемам, воспринимаемым клиентами как изъяны и ухудшение качества. Перри уверен, что Microsoft справится с этими проблемами по мере того, как программный код станет более зрелым, и компания научится использовать единую базу кода на локальной и «облачной» платформах. Некоторые подтверждения тому уже видны в версии Exchange 2013 CU3, в отзывах о которой меньше жалоб на недостатки, чем для RTM, CU1 или CU2.

Перри подчеркнул, что сегодня лишь немногие клиенты не задумываются о переходе в «облако». Он отметил, что очень большой процент потребителей не переходит в «облако», но «два года назад, когда потребители обдумывали свои дальнейшие шаги (для следующего крупного обновления), процент рассматривающих «облачную» стратегию был намного меньше». Перри считает, что компаниям нужно время, чтобы осознать новые тенденции и выбрать оптимальное время для внедрения новой платформы. Многим клиентам помогла принять решение качественная и надежная работа Office 365 с июня 2011 года.

А если компания не знает, что делать с «облаком», она может создать тестовый домен Office 365, чтобы познакомиться с преимуществами и недостатками «облачных» систем. Это просто и доступно. Сегодня намного проще запустить пилотный проект в «облаке», чем брать на себя усилия по организации и развертыванию локального пилотного проекта новой программы. В результате ИТ-подразделения становятся более динамичными и принимают более верные решения.

Учитывая, что многим клиентам трудно развертывать новые программные продукты с такой же быстротой, как их выпускает Microsoft, мы обсудили, какая часть аудитории в конечном итоге предпочтет Office 365, о развертывании и обновлении которого заботится Microsoft. Сбудется ли прогноз некоторых аналитиков, что все пользователи переместятся в «облако», или значительная их часть останется локальной?

Перри не разделяет взгляда многих «ведущих мыслителей» (в том числе внутри Microsoft), которые прогнозируют, что 100% потребителей перейдут в «облако». У многих клиентов есть веские аргументы в пользу локальных программ. Клиентам приходится слышать (в том числе от аналитиков рынка), что все уходит в «облако», но это бессмысленно для бизнеса. Перри считает такие рассуждения нелепыми.

В течение всей 17-летней карьеры в Microsoft ему говорили, что электронная почта умерла, но Перри указывает на «уровень инвестиций клиентов в электронную почту, чтобы работать с ней каждую минуту» и получать доступ к электронной почте отовсюду со многих устройств. При этом возникают «интересные задачи по обеспечению безопасности, конфиденциальности и устранению утечек данных». Инженерам Microsoft пришлось обдумать эти проблемы, чтобы масштабировать Office 365. Этот опыт, по мнению Перри, очень ценен для клиентов компании.

Учитывая текущий уровень использования Office 365 и данные рынка, мы оба пришли к выводу, что приблизительно 40% всех имеющихся клиентов будут по-прежнему использовать локальные программы по крайней мере в течение нескольких лет (на мой взгляд, гораздо дольше), что дает Microsoft основания сохранить мощную функциональность программы. Перри признал, что такова действительность, и отметил крупные инвестиции, сделанные Microsoft с целью обеспечить поддержку и эффективное взаимодействие как локальной, так и «облачной» платформы.

Мобильные вычисления

Одно из важных изменений, отмеченных Перри в последние несколько лет — клиенты интересуются не просто стоимостью одного почтового ящика, а хотят узнать, как повысить продуктивность своих сотрудников. В прошлом клиенты были готовы обсуждать с Microsoft новые программные продукты, только если они помогали сократить затраты; теперь они хотят узнать о функциях, благодаря которым работа их сотрудников станет более продуктивной. Сдвиг в информационных технологиях приводит к изменениям подходов Microsoft к таким продуктам, как Exchange. Отчасти этот сдвиг вызван резким ростом возможностей мобильных устройств и сетей, что позволяет пользователям быть постоянно на связи с такими службами, как электронная почта.

Я спросил Перри об Exchange ActiveSync (EAS) и будущем продукта, так как в последние годы отмечалось мало изменений. Он сделал смелое предположение: «не думаю, что Apple добилась бы такого успеха с iPhone против RIM на предприятиях, если бы не создали экосистему EAS. Теоретически возможно, что Apple сконструировала бы превосходный клиент (для Exchange) с использованием других протоколов, но вряд ли они самостоятельно инвестировали бы необходимые ресурсы. Просто невозможно, чтобы Apple смогла спроектировать клиент MAPI (для подключения к Exchange)».

Надо отметить, что Exchange ActiveSync (EAS) — фактический стандарт для подключения мобильных устройств к Exchange. Первые модели iPhone располагали лишь протоколами POP3 и IMAP4, но после приобретения Apple лицензии EAS устройства iPhone несомненно получили широкое распространение в крупных корпорациях. Нет сомнений, что появление iPhone, а за ним устройств Android и Windows Phone, использующих EAS для подключения к Exchange, стали отправной точкой заката RIM, так как немногие компании могли оправдать покупку дорогостоящих лицензий BlackBerry Enterprise Server (BES) в условиях, когда Microsoft предоставляет EAS бесплатно начиная с версии Exchange 2003 SP1.

Что это — пример превосходной деловой проницательности руководства Apple, сделавшего ставку на то, что EAS обеспечивает лучший метод связи, или потрясающее везение, когда все сошлось самым удачным образом в нужный момент? Перри признает, что его заявление звучит резко, но безусловно уверен, что эволюция «экосистемы» EAS и созданный стандарт помогли Apple.

Затем Перри сказал, что после появления гораздо более мощных мобильных устройств платформам, на которых используется «подход на основе синхронизации» (то есть ActiveSync), стало гораздо труднее идти в ногу с эволюцией функциональности на сервере. Пользователи мобильных устройств хотят иметь доступ к новейшим функциям, но изготовители устройств не могут достаточно быстро обновлять свои клиенты, и в любом случае протокол EAS не поддерживает многие функции, реализованные в других клиентах Exchange. Возможность обратиться в такой репозитарий, как магазин приложений iOS, и загрузить код, открывающий доступ ко всей функциональности Exchange — радикальное изменение, которое увеличивает производительность труда пользователя. С переносом этой логики с клиента на сервер у Microsoft появилась возможность обеспечить полноценное взаимодействие с пользователем во всем спектре мобильных устройств. При этом от различных поставщиков не требуется многократно воспроизводить похожую функциональность. Другое преимущество состоит в том, что Microsoft извлекает выгоды из возможностей каждой платформы, например браузера Safari в iOS. Практической реализацией этого подхода стал выпуск Outlook Web App for Devices для iOS в июле 2013 года.

Естественный вопрос: готова ли Microsoft уйти от EAS и сосредоточиться на приложениях, опубликованных и часто обновляемых компанией. Перри твердо заявил, что хотя собственным мобильным клиентам будет уделяться все больше внимания, Microsoft по-прежнему делает крупные инвестиции в EAS. Этот протокол используется для связи все большим числом клиентов, и Перри утверждает, что ежегодно выпускается около миллиарда мобильных устройств с EAS.

Он также указал, что Microsoft тратит много времени, убеждая обладателей лицензий EAS «действовать правильно, реализуя EAS внутри собственного правильного кода». Группа Exchange устранила некоторые «ошибки», сделанные в EAS и повысила устойчивость сервера к некорректному поведению клиентов. Перри отметил, что из-за внушительного размера «экосистемы» EAS последствия любой ошибки огромны, так как ощущаются буквально сотнями миллионов пользователей, и Microsoft полностью осознает свою ответственность за обеспечение высокой надежности протокола EAS.

При этом компания выделяет необходимые ресурсы для удовлетворения потребности в функциональных мобильных клиентах, использующих преимущества новейших технологий браузера для мобильных устройств. «Размыта граница между первичными вычислительными устройствами», — заметил мой собеседник, подразумевая, что Microsoft должна обеспечить удобное взаимодействие пользователя с планшетами и смартфонами высокого уровня. Не прерывается обмен мнениями об оптимальных способах наладить мобильное взаимодействие с Apple, Samsung и другими поставщиками, а также с собственной группой разработчиков Windows Phone. Перри подчеркнул, что речь не идет лишь о клиентах электронной почты, рассматривается возможность использования служб Exchange Web Services для взаимодействия с сервером интересными способами: «В этом направлении мы имеем огромные новации и инвестиции. Это чрезвычайно перспективная область».

Судя по всему, EAS по-прежнему останется наименьшим общим знаменателем для связи мобильных устройств с Exchange (хотя и способным работать с многофункциональными клиентами) в тандеме с набором клиентов на основе браузера, открывающих более мощную функциональность сервера. Microsoft может распространять новые выпуски этих клиентов через рынок приложений гораздо быстрее, нежели поставщикам мобильных устройств удастся реализовать функциональность через расширения EAS. Учитывая разнообразие (не всегда благоприятный фактор) EAS-совместимых клиентских приложений, реализованных на платформах Windows Phone, Android и iOS, этот подход представляется разумным, но нужно подождать и определить судьбу OWA for Devices в течение следующих нескольких лет.

Итак, мы с Перри Кларком обсудили необходимость повышения безопасности электронной почты и сквозного шифрования в свете новостей о PRISM и требований защитить информацию в сообщениях, пересылаемых между компаниями. Перри уверен, что «будет исправлена явная глупость открытой пересылки SMTP-сообщений», и Microsoft будет работать с партнерами, чтобы найти решение проблемы на основе стандартов. Трудно назвать точную дату, но это должно произойти в обозримом будущем. Несомненно, нам всем придется обновить программное обеспечение (надеемся, через добавочное обновление), чтобы достичь такого уровня защищенности.

В завершение мы поговорили о предстоящей в начале апреля 2014 года в Остине (шт. Техас) конференции Microsoft Exchange (MEC). Перри надеется, что группе Exchange удастся убедительно опровергнуть часто звучащие утверждения так называемых экспертов о скором отмирании электронной почты. Он хочет показать, что такой сервер, как Exchange, может служить осью многих форм естественного и эффективного сотрудничества. Посмотрим, как эти слова отразятся в повестке дня конференции.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF