Шон Дьюби (sdeuby@windowsitpro.com)- старший аналитик в компании Platform Vision с 25-летним стажем работы в области корпоративных информационных систем. Внештатный редактор Windows IT Pro, имеет звание MVP

Майкл Оти (motey@windowsitpro.com) — технический директор Windows IT Pro и SQL Server Magazine, автор Microsoft SQL Server 2008 New Features (Osborne/McGraw-Hill)

Джеффри Сновер о Windows Server 8

.

Шон Дьюби: Что означают слова «ведущий архитектор по Windows Server»? Чем занимается ведущий архитектор?

Джеффри Сновер: Он ведет работу по двум направлениям. Прежде всего, я должен пояснить, что в нашем подразделении есть сотрудники, которые накрепко «привязаны» к тому или иному функциональному средству — скажем, архитектор, отвечающий за данное средство. Так вот, моя роль состоит в том, чтобы сориентировать их всех на достижение общего результата. Ну, а если брать шире — задача архитектора в том, чтобы утверждать в коллективе видение перспективы. Он обращается к коллегам с вопросом: «Ну что ж, коллеги, ваша идея превосходна, но как она впишется в следующую версию нашего продукта? А в ту версию, что будет выпущена после?». Вот в этом, в сущности, и состоит моя роль в разработке Windows Server; я думаю не только о том, как превратить новую версию в замечательный продукт, но и о том, как на его базе создать следующую версию и следующую после нее.

Майкл Оти: В сентябре Шон и я принимали участие в семинаре для рецензентов Windows Server 8, и мы были просто поражены обилием новых возможностей, которые будут реализованы в системе Server 8. Я понимаю, что сейчас мы не сможем обсудить их подробно, поэтому скажите, пожалуйста, какие из этих возможностей вы считаете самыми важными?

Сновер: Я технолог, и потому прежде всего обращаю внимание на технологические новшества. И хотя в прошлом нам доводилось внедрять замечательные новации, думаю, что версия, которую мы готовим сейчас, намного превосходит все ранее выпущенные релизы по глубине технологических трансформаций. Значительные усовершенствования будут реализованы в системе хранения данных. Откровенно говоря, в прошлом в этой сфере у нас не все было на должном уровне, и если потребители планировали решать неординарные задачи, им приходилось покупать дорогостоящие высококлассные дисковые массивы. Теперь если вы располагаете таким оборудованием, то сможете применять его с большей пользой, так как мы тесно сотрудничаем с поставщиками этих средств хранения данных. Если раньше многие задачи, предполагающие хранение больших объемов данных, можно было выполнить только с использованием дисковых массивов, то теперь они вполне решаются с помощью средств хранения входящих сообщений. Присмотритесь повнимательнее к тому, как мы организовали стеки хранилищ, и вы увидите изменения на каждом уровне — в том, как мы работаем с дисками, с файловой системой, как мы группируем компоненты.

Майкл Оти: Кстати, о системе хранения данных. На меня сильное впечатление произвели встроенные средства исключения дубликатов данных — они просто изумительны. Функции Checkdisk полностью обновлены, вследствие чего резко повысилась их эффективность; к тому же теперь они выполняются в оперативном и динамическом режиме. Наконец, надо отдать должное реализованной в готовящейся версии возможности использовать серверные массивы хранения. Теперь пользователям не придется направлять данные ввода-вывода через серверы. При выполнении на этом серверном массиве операций копирования файлов достаточно будет дать серверу указание задействовать упомянутые встроенные средства. Все это серьезные изменения, и надо сказать, что они реализованы как в оборудовании, так и в операционной системе на достаточно глубоком уровне.

Сновер: Все правильно, а если говорить о системе хранения данных в целом — возможность взять несколько недорогих дисков, объединить их в пул, выполнить минимум подготовительных операций и т.д. В прошлом файловая система NTFS была построена вокруг интерфейса SCSI. Но оказалось, что в некоторых недорогих накопителях SATA ряд соответствующих команд реализован некорректно. На лабораторных испытаниях все работало нормально, но в случае отказа электросети результаты оставляли желать лучшего, и теперь у нас нет никаких данных. Теперь мы выявляем это и вносим изменения в алгоритмы очистки, чтобы обеспечить согласованность и добиться более высокого уровня надежности — от накопителей ноутбуков до более мощных накопителей, и в конце концов — до очень больших массивов накопителей SATA. В итоге пользователи получают защиту более высокого уровня и могут задействовать стандартные компоненты.

Шон Дьюби: В этой связи возникает любопытный вопрос. Многие компании до сих пор занимаются модернизацией своих систем до уровня Windows Server 2008 R2. Набирает силу тенденция перехода на частное «облако», и многие задаются вопросом: а как можно управлять частным «облаком»? Проблема хранения данных — одно из обстоятельств, побуждающих потребителей, которые занимаются формированием частного «облака» и созданием инфраструктуры нового поколения, отказываться от системы Server 2008 R2 и переходить на систему Server 8.

Майкл Оти: Очень сильное впечатление произвело на нас еще одно нововведение. Я имею в виду изменения, внесенные разработчиками в новый гипервизор и в средства виртуализации системы Server 8. Могли бы вы рассказать об этом подробнее?

Сновер: Масштаб, масштаб, масштаб. Это — главное. Здесь я имею в виду не только виртуализацию. С самого начала масштабированию мы уделяли очень серьезное внимание. По всему стеку мы искали узкие места и ликвидировали их. Теперь мы можем использовать до 640 процессоров — результат прямо-таки феноменальный. Когда вы будете работать с хостом для виртуальных машин, то сможете использовать ресурсы 160 процессоров и оперативную память объемом в 2 Тбайт. К тому же в вашем распоряжении будут собственно виртуальные машины — виртуальные машины с 32 процессорами и с оперативной памятью емкостью 512 Гбайт.

Шон Дьюби: Мы говорим о гипервизоре версии 3. Будьте добры, несколько слов о ней.

Сновер: Начну с того, что в отрасль ИТ я пришел 31 год тому назад, и почти все это время проработал в компаниях, конкурировавших с Microsoft. Частенько бывало так: Microsoft приходит на тот или иной рынок и быстро выявляет недостатки и упущения конкурентов. Мы, помнится, подбадривали друг друга и держались вполне уверенно, но в глубине души всегда знали: пора продавать опционы на акции, пока в продажу не поступила третья версия продукта Microsoft. К выходу версии 3 разработчики Microsoft обычно доводили свое изделие, что называется, до блеска. Так происходит и на этот раз — с гипервизором и средствами виртуализации. Возможностями масштабирования дело не ограничивается. Я имею в виду и функцию репликации; вне всякого сомнения, лучших средств репликации сегодня на рынке не найти. Нам удалось добиться заветной цели всех профессионалов, которым приходится заниматься тиражированием данных; теперь можно создавать реплики не только с помощью кластера. Пользователь может обойтись без кластера, довольствуясь разделяемыми средствами хранения данных; на худой конец, сгодится и обычный кабель Ethernet.

Помимо прочего, мы имеем возможность генерировать реплики как в синхронном, так и в асинхронном режиме, а также средства восстановления после сбоя. То есть мы можем сказать: «Так, здесь у меня выполняется программа, а ее выходные данные реплицируются в асинхронном режиме, возможно, в «облаке» на сервере поставщика услуг хостинга; это на случай, если здесь что-то пойдет не так». Бывает, из строя выходят компьютеры, а бывает — и целые сайты, так что возможность без особых затрат получить резервную копию данных в «облаке» — это большое дело.

Шон Дьюби: Вы коснулись важнейшей темы; я имею в виду относительную дешевизну описанного вами решения. Если я правильно понял, говорить о сокрушительном ударе по бюджету малого или среднего предприятия в данном случае не приходится.

Майкл Оти: Совершенно верно. Кстати говоря, компания VMware подвергалась критике за то, что ее продукты слишком дороги, и похоже, что цены на них постоянно растут. Так что если технология Hyper-V будет реализована в системе Server 8, получится весьма привлекательное решение для предприятий среднего и малого бизнеса.

Сновер: Ваш пример характерен для истории Microsoft и вполне вписывается в круг вопросов, которыми мы занимаемся: мы берем высококлассные, очень дорогие вычислительные средства и делаем их доступными для широкого круга потребителей. Возьмем для примера те же средства виртуализации: это решения очень высокого уровня, а цены на них все время ползут вверх. Я думаю, в VMware узнали, что третья версия на подходе, и потому взвинтили цены на продукты, чтобы заработать, пока есть такая возможность. То же происходит со средствами виртуализации, средствами хранения данных и пакетами управления.

Еще один пример — удаленный прямой доступ к памяти remote direct memory access ((RDMA). Он позволяет представить, будто у вас есть специализированный сетевой адаптер, который дает возможность использовать альтернативный сетевой маршрут по TCP. Он отличается потрясающим быстродействием и исключительно малыми задержками, поскольку все реализовано аппаратно. В прошлом такие результаты достигались за счет использования высокопроизводительных вычислительных средств. Тысячам пользователей приходилось платить огромные деньги за эти сетевые адаптеры, обладающие фантастическими характеристиками, но теперь мы ставим вопрос так, что все должны поставлять адаптеры подобного класса, поскольку наряду с упомянутыми сценариями, которые по-прежнему в ходу, у нас появились интерфейсы прикладного программирования, функционирующие в режиме ядра. Они позволяют получать те же результаты, и мы можем пользоваться этими интерфейсами в режиме ядра с помощью протокола SMB (Server Message Block). Иначе говоря, SMB Direct дает возможность пользоваться удаленным прямым доступом к памяти и работать с высоким быстродействием.

Инженеры Microsoft внесли в протокол изменения, и теперь мы можем задействовать несколько TCP-соединений в одном сеансе SMB. Это значит, что пользователь может располагать между отправителем и получателем любое количество сетевых адаптеров по своему усмотрению. К тому же надо иметь в виду, что сессия является динамической, то есть мы можем удалить сетевой адаптер и произвести динамическую корректировку. Можно добавить сетевой адаптер и произвести динамическую корректировку. Иначе говоря, пользователь получает максимальную полосу пропускания и высокую отказоустойчивость. На мой взгляд, самая примечательная особенность продукта — его способность быстро переключаться на другой ресурс.

В прошлом если вы вводили файловый сервер в состав кластера, мы обеспечивали повышение степени готовности — от высокой до постоянной. Высокая степень готовности означает, что если система выходит из строя, вы можете переключиться на другой ресурс и успешно возобновить работу. Постоянная готовность означает, что в случае сбоя мы выявляем неполадку и устраняем ее причину настолько быстро, что приложение не успевает этого заметить. Данная операция занимает чуть больше времени, но лимит не превышается, а это достигается за счет напряженной работы.

Майкл Оти: Среди прочего вы упомянули, что в системе Server 8 реализованы встроенные средства поддержки совместной работы сетевых адаптеров, то есть для достижения такой степени готовности теперь не нужно требовать от производителей сетевых плат поставки специализированных моделей.

Сновер: Ну, вы можете сказать: «Мой поставщик предоставлял мне такие возможности и в прошлом». Это будет справедливо, но лишь отчасти. Да, такие возможности у вас были, только при условии, что вы работаете с сетевыми платами данного поставщика. Использование плат от разных производителей не допускалось. Если бы, скажем, у вас возникла проблема и вы обратились к представителю Microsoft и сказали: «Я использую средства поддержки совместной работы сетевых плат», он бы ответил: «Знаете, отключите-ка эти средства: возможно, все дело в них». Однако теперь мы работаем с подобными средствами и поможем разобраться с вашей проблемой. Но 32 сетевые платы — это просто феноменально. Инженеры, ответственные за обеспечение высокой производительности, уделили должное внимание унифицированной архитектуре алгоритма NUMA — и прекрасно справились со своей задачей.

Майкл Оти: И это особенно важно, когда речь идет о рабочих характеристиках виртуальных машин.

Сновер: Да. Ведь сегодня на рынке не найдешь сервера, не способного работать в конфигурации NUMA. В соответствии со спецификациями NUMA одни задачи решаются без особых затрат, другие обходятся дорого. Программные средства должны обращать на это внимание, иначе мы получаем низкую производительность. Итак, мы прошлись по всему стеку в поисках подобных проблем. Масштабирование на стороне приема, то есть я принимаю большие объемы данных, и все они поступают на один и тот же процессор. Получается слишком большая нагрузка. Поток нужно развернуть — в соответствии с особенностями топологии NUMA. Вы не можете сказать: «Я развертываю поток данных на все эти узлы, но все они входят в один узел NUMA» — потому что это нельзя назвать развертыванием. По-моему, проблема масштабирования решена просто превосходно.

Майкл Оти: Значит, в том, что касается обработки ядер и тому подобных вещей, при увеличении нагрузки здесь получается линейное масштабирование.

Сновер: Вы видели эти цифры? Мне пришлось вернуться и сказать: «Нужно проверить цифры, потому что я никогда не слыхал о таком». Масштабируемость виртуальных машин и в сущности — от 8 до 16 — для рабочей нагрузки SQL Server. Вы перешли от 8-процессорных виртуальных машин к 16-процессорным. По-моему масштабирование в 1,7 раза — просто феноменальный показатель. Можно ожидать увеличения в 1,4 раза, ну, в 1,5 раза — и вас можно поздравлять. Но здесь такое достижение — я не думал, что это возможно — переход от 16 процессоров к 32, увеличение в 1,9 раз! Просто не укладывается в голове.

Причем здесь речь не идет о схеме «действуем так же, только увеличиваем число процессоров». Потребовалась модификация всех уровней стека — и сферы управления тоже. Мы разработали новый диспетчер Server Manager, рассчитанный на управление несколькими системами, но в сущности это всего лишь очень тонкий слой программного обеспечения поверх реализованных в операционных системах средств управления несколькими машинами. А на уровне протоколов, на уровне PowerShell все меняется. Разработчикам пришлось вносить изменения в инструментарий WMI. То есть на каждом уровне нам приходилось осуществлять модификации, чтобы система работала.

Майкл Оти: Вы затронули вопрос, который в контексте Server 8 приобретает особую важность; я имею в виду изменения в парадигме управления. Разработчики Server взглянули на проблему управления администраторами системы Server 8 под новым углом зрения.

Сновер: Совершенно верно. В прошлом, когда вы приобретали сервер, по умолчанию это был полный сервер. К нему прилагался графический интерфейс пользователя, в комплект поставки входило ядро сервера (Server Core), с которым предстояло работать нескольким специалистам, и с этим ядром было связано множество проблем. Так вот, при подготовке каждой версии системы мы много работали с ядром сервера, совершенствовали его, настраивали на поддержку большего числа ролей, повышали степень управляемости.

Мы уверены, что с выходом в свет версии Server 8 ядро сервера станет предпочтительной ролью управления и развертывания. От полной версии Windows Server мы еще не отказываемся из соображений совместимости, но, в общем и целом, мы хотели бы, чтобы все наши клиенты пользовались ядром сервера, который, в сущности, представляет собой «сервер без головы».

Мы все еще поддерживаем графические интерфейсы — от них мы не отказываемся. Именно графические интерфейсы делают компанию выдающейся. Графические интерфейсы помогают нашим потребителям, но они должны выполняться на клиенте. Клиент расходует столько ресурсов процессора и столько памяти, сколько вы ему выделите — это всего лишь клиент. Понятно, что на сервере такой интерфейс не нужен. И потом, уровень, на котором графический интерфейс работает поверх PowerShell, удаленной оболочки PowerShell, так, чтобы он мог осуществлять управление несколькими машинами, и все, что я могу сделать из графического интерфейса, я могу впоследствии автоматизировать.

Майкл Оти: Значит, вы утверждаете, что ядро сервера превратится в вариант установки, применяемый по умолчанию. Но в прошлом было довольно сложно переходить от ядра сервера к полной установке и обратно. Хотите ли вы сказать, что положение здесь изменилось?

Сновер: Да. Что вселяет в нас уверенность? В сущности, речь идет о трех ответах. Раньше пользователю нужно было выбирать между ядром сервера и Windows Server — и в случае неверного выбора начинать все с начала. Сейчас же вы можете переходить от ядра сервера к полному серверу и обратно. И есть еще некий промежуточный режим: работая с полным сервером, вы можете в окне программы IE удалить оболочку Metro. Таким образом, вы по-прежнему можете запускать графические интерфейсы и Server Manager, но эта программа запускается из командной строки. В результате вы получаете множество преимуществ, которыми располагают пользователи ядра сервера, в отношении сокращения объема потребляемых ресурсов и числа операций по обслуживанию (вам придется устанавливать меньше «заплаток»). Для тех людей, которые смогли выполнить полный переход, — возможно, администратор не смог этого сделать, так как администраторы не имеют полного представления ни о PowerShell, ни о дистанционном управлении или о конкретном приложении. Часто наши сравнительные испытания показывают, что для установки того или иного приложения требуется графический интерфейс, но для его функционирования такой интерфейс не нужен.

Я упомянул три проблемы, это первая. Работать теперь безопаснее, рисков стало меньше. Вторая проблема — управляемость. Раньше в комплект поставки PowerShell 1.0 входило порядка 130 составных команд; оболочка PowerShell 2.0 поставлялась с 230 командами, а теперь мы довели количество команд до 2300, то есть их число увеличилось в 100 раз.

Теперь пользователь может выполнять весь набор действий по управлению системой локально. Впрочем, если вы хотите управлять ею дистанционно, у вас есть и такая возможность. Прежде диспетчер Server Manager не позволял устанавливать роли удаленно, теперь такая возможность существует. Графический интерфейс все еще применяется, но дистанционно.

Третья проблема — готовность. Ранее для выполнения ряда ролей требовалась установка полной системы Server. Теперь все большее число ролей «довольствуется» ядром сервера. Но что еще более важно, версия Denali системы SQL Server (SQL Server 2012) выполняется на ядре сервера. Так что у нас не осталось сомнений. Мы обращаемся ко всем членам сообщества, а также к независимым поставщикам программных продуктов со словами, к которым стоит прислушаться. Если вы любите графический интерфейс — прекрасно, только не устанавливайте его на сервере. Запускайте графический интерфейс на клиенте. Оболочку PowerShell тоже рекомендуем запускать дистанционно.

Шон Дьюби: Одна из важнейших задач системы Server 8 состоит в том, чтобы помочь потребителям научиться формировать собственные частные «облака»; при этом понятно, что данный продукт будет использоваться и в качестве существенного компонента общедоступного «облака». Были ли внесены какие-либо изменения в идентичность с целью облегчения интеграции силами потребителей? Ведь люди начнут с создания частного «облака» и потом будут переходить на некий «гибридный» вариант. Так что способность перехода с одной платформы на другую безусловно как-то связана со службами Active Directory Federation Services [AD FS]. Ведется ли работа в этом направлении?

Сновер: Основное внимание в этой области мы уделяем администрированию на основе ролей. Многое здесь находится за рамками собственно технологии. Недавно мне довелось выступать в Японии, и вот в ходе этого выступления я попытался объяснить слушателям, что, собственно, мы делаем для повышения уровня постоянной готовности. Я сказал, что в сущности мы пытаемся найти решения в трех ситуациях: в случае появления новых «девяток», в случае появления большего числа «девяток» в расчете на доллар, и в случае появления более легких «девяток». Иначе говоря, у вас могут быть все упомянутые мною средства, но этого мало. Нужно кое-что еще: штатные сотрудники, способные собрать все воедино. Если вам нужны лучшие в мире, полностью подготовленные администраторы — значит, вы не будете стремиться к достижению постоянной готовности, о которой мы говорили. Такая же картина складывается в сфере идентичности и управления доступом. В нашем распоряжении замечательные возможности, но всегда ли они нам понятны? Одна из серьезных модификаций системы Server 8 состояла в том, что мы реализовали доступ на базе ролей и…

Шон Дьюби: Вы имеете в виду гибкое управление доступом?

Сновер: Совершенно верно. Чтобы мы могли сказать: «Так, вот, о ролях. Я хочу иметь возможность автоматически идентифицировать эти файлы с использованием набора атрибутов: влияние на ведение бизнеса, кто является владельцем файла и т.д.» и потом сказать: «Если вы работаете в этом отделе, то имеете право доступа для чтения». Так что речь идет о не только об идентичности и о группе, но и о более широком наборе прав доступа.

Майкл Оти: Системы Windows 8 и Server 8 базируются на одном и том же ядре, не так ли?

Сновер: Да, всегда. И именно по этой причине — единое ядро, единый графический интерфейс — мы говорим о единой системе Windows. Версии бывают разные, но система одна — это Windows. Некоторые спрашивают: «А почему в Windows Server применяется пользовательский интерфейс Metro?». Мне этот вопрос непонятен. Существует только одна система Windows. Так что если в Windows реализуется новый интерфейс, этот интерфейс получают все версии операционной системы. И я понимаю, почему некоторые пользователи не хотят устанавливать его на своих серверах — мы пошли им навстречу, разработав серверное ядро. При этом мы считаем, что если установить его на клиентской настольной системе, вы получите замечательный пользовательский интерфейс, особенно если у вас Touch. Microsoft создала прекрасный продукт, просто желающих без пользы расходовать ресурсы своего сервера вы вряд ли найдете. Я хочу подчеркнуть одну вещь: если вы используете SQL Server, вам нужно, чтобы каждый транзистор обеспечивал обработку транзакций — это его задача. Когда же речь заходит о пользовательских интерфейсах, в чем наша позиция? Мы хотим предоставлять потребителям лучшие интерфейсы. Я готов положить все имеющиеся циклы процессора и всю память на то, чтобы вам было удобно работать, потому что мы стоим на страже ваших интересов.

Майкл Оти: Многие администраторы не знакомы с технологией PowerShell. Многие пытались ее освоить, вроде бы разобрались с составлением сценариев в среде Windows Shell, может быть, они знают язык VB Script, но вот среда PowerShell слишком сложна для них. Допустим, вы хотите помочь таким администраторам принять эту среду и взять ее на вооружение. Что бы вы им посоветовали?

Сновер: Оболочку PowerShell можно уподобить слою клея. Мы склеиваем компоненты в единое целое. Мы воспринимаем внешний мир таким, какой он есть — а это мир неупорядоченный. В конечном итоге мы пытаемся сформировать упомянутые составные команды — эти ориентированные на выполнение задач высокоуровневые абстракции, которые позволяют пользователям сосредоточиться на том, что им действительно нужно, выражать свои потребности в виде символов, вводимых с клавиатуры, и добиваться того, что им необходимо. В идеале получается что-то вроде do/myjob/ordermeapizza (сделай/моюработу/закажимнепиццу). Понятное дело, у нас несколько иные цели. Но если вы думаете о том, что вам действительно нужно, если вы можете ввести свое пожелание с клавиатуры и реализовать его, работа с PowerShell не будет представлять для вас трудности. То обстоятельство, что задачу нужно вводить с клавиатуры, не является серьезным препятствием. Перед вами другое устройство ввода — ну пусть будет другое. Вы формулируете задачу, вводите условия и получаете результат. Раньше вам нужно было написать программный код на основе моделей компонентных объектов или отыскать определенные классы WMI или запустить оболочку командной строки и провести анализ выходных данных, а это порой довольно трудно сделать. Впрочем, есть люди, которые охотно этим занимаются и добиваются результата. Но в конечном итоге многие хотят просто вводить условия и получать желаемое. Вот здесь-то в дело вступают наши 130, 230 или 2300 команд.

Шон Дьюби: Насколько мне известно, есть такие средства — если не ошибаюсь, в Active Directory реализовано окно команд — и вот когда вы манипулируете пользователями и проводите различные операции, то вы видите, как в этом окне «проплывают» выполняемые команды. Вы видите, каковы результаты их применения, то есть получается что-то вроде обратной связи. Сейчас, когда мы, облегчая работу пользователей в той или иной степени, вступаем в эру «облачной» обработки, одним из основных принципов нашей деятельности становится автоматизация. И если вы хотите осуществлять автоматизацию, в той или иной мере опираясь на продукты Microsoft, вам в любом случае необходимо изучить технологию PowerShell.

Сновер: Мы сейчас работаем над продуктом, который поступит на рынок до Windows 8 и будет поставляться в готовом виде. Речь идет о средстве для совместного использования сценариев. Скажем, пользователь интересуется: «Что тут у вас есть по виртуализации или по системам Exchange?», а в программе имеется служба агрегации поиска, которая осуществляет поиск в различных репозиториях сценариев, агрегирует их и предоставляет пользователю результаты вместе со службой репутации. Вы можете сказать: «Ну что же, вроде бы это как раз то, что нужно», а потом копируете сценарий и используете его как свой собственный. Очень толковая технология. В сущности, вы можете настроить программу таким образом, чтобы создать к тому же и локальный репозиторий сценариев общего доступа. Администратор крупной компании может сказать: «Настройте эту штуку на мой репозиторий сценариев — я хочу применять наши коды, а не те, что подготовлены сообществом пользователей».

Сообществу ИТ-профессионалов придется столкнуться с целым рядом серьезных проблем. «Облако» — это прекрасно, но ИТ-специалистам придется перестраиваться. И эти изменения приведут к тому, что кто-то добьется успеха, а у остальных это не получится. Все дело в автоматизации. Я люблю повторять: Билл Гейтс будет платить любому из нас миллион долларов в год, если мы сможем работать достаточно эффективно. Вся штука в том, как работать достаточно эффективно? Если вы приступите к работе, вооружившись пользовательским интерфейсом и мышью, будет непросто определить, кто здесь эффективный специалист, а кто не очень. Вы можете щелкать мышкой быстрее? Автоматизация в сущности — это активатор умений. Вы получаете возможность работать с гораздо большей эффективностью. Вот испытание для технологии — предоставить ее начинающему сотруднику и эксперту. И посмотреть, сильно ли отличаются результаты их работы. PowerShell действует как мощный усилитель. С помощью этой технологии квалифицированные сотрудники могут работать с гораздо большей эффективностью — несопоставимо большей.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF