Раджеш Джа

.

Б. К. Уинстед. Начну с вопроса к вам как к вице-президенту, курирующему продукт Exchange Server: насколько плотно вы лично занимаетесь службой Exchange Online? Какова ваша роль в организации разработки «облачных» компонентов системы?

Раджеш Джа. В процессе работы над платформой Office 365 все четыре наши основные проектные группы взяли на себя ответственность не только за версию продукта, предусматривающую установку программного обеспечения и управление им внутри организации, но и за онлайн-версию. Мы полагаем, что именно так и следует действовать, ибо люди, которые доводят наши продукты до предприятия, — речь может идти об установке продукта в «облаке», внутри организации или о каком-то сочетании указанных схем, — должны быть сотрудниками одного и того же инженерного подразделения. Так мы сможем обеспечить нашим клиентам больший комфорт в работе.

Я занимаюсь продуктами Exchange Server, Exchange Online, а также проблемами клиентов, которые могут работать по «гибридной» схеме. Мои коллеги в Microsoft, курирующие такие продукты, как Lync и SharePoint, а также клиентские версии Office, организуют свою работу по той же модели; они занимаются как «облачными», так и внутрикорпоративными решениями. В этом есть некоторое отличие от того, как мы реализовывали существующие службы BPOS (Business Productivity Online Suite): у нас была команда сотрудников, специализирующихся на BPOS, которые брали наши продукты масштаба предприятия и развертывали для наших клиентов в среде, где один экземпляр приложения обслуживал несколько почтовых организаций. При переходе к комплексу Office 365 в распоряжении проектных групп оказывались как серверы, так и служба.

Б. К. Уинстед. Когда речь заходит о том, какое количество почтовых ящиков Exchange будет располагаться в «облаке» и какое на предприятии через три года или через пять, называют самые разные цифры. Какое значение вы придаете такого рода статистике? А может быть, корпорация Microsoft так акцентирует внимание на этих цифрах просто потому, что очень хочет перенести Exchange в «облако»?

Раджеш Джа. Скажу так: мы вовсе не напираем на эти цифры. Мы сосредоточиваем внимание на том, что говорят наши клиенты. А клиенты продемонстрировали большой интерес к переходу на «облачную» обработку. Причин тому несколько: для одних важна дополнительная гибкость, для других — экономичность, для третьих — новые возможности и функции. Интерес со стороны клиентов очевиден. Мы полагаем, что «облако» — весьма привлекательное решение для многих наших партнеров. Но я готов первым утверждать, что магистральным решением для всех наших клиентов «облако» не станет. И мы предоставим им возможность выбора.

Б. К. Уинстед. Что именно, на ваш взгляд, является побудительным мотивом для перехода на «облачную» обработку?

Раджеш Джа. Для малых и средних компаний «облако» обеспечивает масштабируемость квалификаций. Таким компаниям трудно привлекать и удерживать сотрудников, имеющих достаточную квалификацию для того, чтобы поддерживать высокий уровень функциональности и доступности серверов для выполнения миграции и развертывания. В «облаке» все перечисленные задачи за них решает Microsoft. Это я и называю масштабируемостью квалификаций. Для некоторых клиентов все сводится к сокращению затрат. Они получают опыт эксплуатации современных технологий, современную инфраструктуру для организации совместной работы и для связи, и эта инфраструктура всегда соответствует новейшим стандартам. Клиентам не приходится ее модернизировать — они могут сосредоточиться на решении своих коммерческих задач.

Крупные клиенты получают как экономию средств, так и более широкий набор возможных решений. Если вы поглощаете другую компанию, часто бывает эффективнее перевести ее служащих в «облако», чем заниматься стандартизацией инфраструктуры по всей новой компании. Пусть у меня в штате есть сотрудники, которые проводят за компьютерами лишь небольшую часть рабочего дня. Допустим, они не имеют средств для обработки электронной почты, и я хочу предоставить им такие средства. Так может быть, мне стоит сохранить существующую инфраструктуру внутри организации, а лишенных почты сотрудников вывести в «облако», где они получат новые средства для связи и совместной работы?

Для некоторых клиентов побудительный мотив — это новый набор сценариев, которые мы реализовали в продуктах Office 2010, Exchange 2010, SharePoint 2010 и Lync 2010. Речь идет о полном наборе продуктов для коммуникаций и совместной работы. Перейдя в «облако», такие клиенты получают в свое распоряжение наши новейшие решения.

Б. К. Уинстед. Как по-вашему, что именно Exchange Server будет представлять собой в будущем, ну, лет через 5 или через 10 — или, скажем так, по истечении срока, который позволяет вам строить прогнозы?

Раджеш Джа. Я считаю, что проектная группа Exchange всегда чутко прислушивалась к запросам наших клиентов. Давайте совершим небольшой экскурс в историю, а потом на базе этой информации я расскажу вам о том, чем мы будем заниматься в дальнейшем. Exchange был первым продуктом, который позволял строить современное веб-приложение на основе модели программирования Ajax. Мы делали это с помощью пакета Outlook Web App. Сегодня наш протокол ActiveSync де-факто является промышленным стандартом, и мы вложили средства в его развитие, поскольку наши клиенты сообщали нам, что имеется явная потребность в мобильном доступе, доступе отовсюду. Мы вкладывали средства в разработку политик для ActiveSync, ведь клиентам были нужны средства управления.

Теперь перенесемся в 2010 год. Мы расширили возможности средств хранения данных. Одни наши клиенты продолжают эксплуатировать сети хранения данных, другие хотят получить экономию за счет использования систем хранения с прямым подключением и массивов JBOD. Когда я возвращаюсь к нашей работе над Office 365 — мы опять-таки всегда прислушиваемся к пожеланиям наших клиентов, — так вот, наши клиенты хотят иметь возможность выбора, но им нужна полнофункциональная платформа уровня предприятия. Если вы хотите рассмотреть простой пример, я расскажу, как мы решали проблему развертывания. Процедуру развертывания мы модернизировали последние несколько месяцев, после контактов с клиентами, которые заявили: «Пожалуйста, облегчите для нас переход от традиционной схемы к «облачной», и чтобы мы могли работать в смешанном режиме». И мы реализовали такие возможности в мастере развертывания.

Я вам так скажу: когда я думаю о будущем, меня не покидает уверенность, что такую позицию команда разработчиков Exchange будет сохранять и впредь. Мы прислушиваемся к тому, что говорят наши клиенты. Мы хотим предоставлять им возможность выбора. Мы хотим обеспечить для них беспрецедентное удобство в эксплуатации любого устройства и доступ отовсюду. Мы хотим дать им средства управления мирового класса. Наконец, мы хотим облегчить для них переход к «облачной» обработке на их условиях. Вот принципы, на которых мы будем продолжать строить свою политику.

Б. К. Уинстед. Проблемы безопасности по-прежнему занимают важнейшее место в работе многих компаний, а также ИТ-специалистов. В первую очередь это касается такой сферы, как обмен сообщениями. Какие меры принимают разработчики Exchange Online, да и вообще системы Exchange Server, для решения проблем безопасности?

Раджеш Джа. Разумеется, безопасность и конфиденциальность чрезвычайно важны для каждой организации. Вернемся к Exchange Server. Раньше мы говорили о мягких и жестких элементах управления безопасностью — об элементах управления, как в области защиты данных. У нас есть правила, транспортный уровень, который наши заказчики могут настраивать в соответствии со своими потребностями. Если у них имеются те или иные конфиденциальные данные, которые не должны покидать стены предприятия, они могут сформулировать правила, обеспечивающие такой порядок. В нашем клиенте реализованы подсказки MailTips (это уже скорее область мягких элементов управления). С помощью этих подсказок мы организуем оперативные напоминания: возможно, пользователи собираются отправить почту адресату за пределами своей организации или их почтовое сообщение содержит в объемный список рассылки. У нас есть функция управления правами, которая позволяет клиентам ограничивать пересылку почтовых сообщений различным адресатам.

В процессе работы над службой Exchange Online мы реализуем строжайшую сертификацию. Мы анализируем свои действия по управлению службой, по защите клиентских данных, мы принимаем меры к тому, чтобы получить отраслевую сертификацию — и все это для того, чтобы у наших клиентов, что называется, душа была спокойна. И все-таки некоторые клиенты, несмотря на все наши усилия, приходят к заключению, что переход на «облачную» обработку был бы для них слишком радикальным шагом. Так вот, клиенты этой категории могут по-прежнему использовать Exchange Server локально. При этом они могут задействовать гибкую схему: сотрудники, чьи данные должны быть защищены в первую очередь, обслуживаются локально, а остальные переводятся в «облако». Все мы прекрасно сознаем, что с точки зрения наших клиентов соображения безопасности являются определяющими.

Б. К. Уинстед. Вы говорили о том, что проходите процедуры оперативной сертификации. Идет ли речь, скажем, об аудите стандарта SAS 70? Могли бы вы рассказать о том, что включают в себя эти процессы сертификации?

Раджеш Джа. В ходе таких процессов сертификации анализируется множество различных аспектов. Относится ли поставщик с должной ответственностью к рассылке модулей коррекции для своих серверов? Организованы ли рабочие процессы достаточно жестко в плане определения, кто имеет доступ к тем или иным данным, а также как этот доступ контролируется и как управляется. Исследуются процессы разработки, в ходе которых создается служба. Словом, производится всесторонний анализ. Но для нас пройти процессы сертификации — это еще не все. Мы хотим анализировать глубже и шире. Поэтому мы реализуем в продукте возможности, по глубине и широте охвата превосходящие требования процесса сертификации.

Б. К. Уинстед. Сейчас везде расширяются масштабы мобильной связи. Можно ли говорить об особых проблемах, возникающих у пользователей Exchange Server в связи с дополнительными мобильными соединениями? Что, на ваш взгляд, будет происходить в отрасли в предстоящие годы в результате все более активного использования мобильных вычислений на смартфонах и планшетных компьютерах?

Раджеш Джа. Я думаю, распространение мобильных вычислительных устройств — это серьезное явление. Сегодня работник информационной отрасли в среднем носит с собой более одного устройства. У всех у нас есть ноутбуки, у кого-то есть планшетник, у кого-то — телефон, у нас есть настольные системы. В конечном итоге это здорово, ибо один из наших принципов состоит в том, что мы должны дать конечным пользователям возможность получать доступ к своим данным из любого места, где они находятся. Сегодня в штате компаний также много мобильных сотрудников. Весьма большое число служащих работают в офисах, удаленных от штаб-квартир корпораций. Эти сотрудники должны иметь доступ к своим данным, которые могут находиться на компьютере, на телефоне или в сети на любой платформе.

И мы работаем над тем, чтобы все это стало возможным. Веб-клиент Outlook работает на целом ряде браузеров. Наш стек протоколов Exchange ActiveSync реализован почти во всех моделях смартфонов. Разумеется, у всех упомянутых явлений есть и обратная сторона: ИТ-администраторам нужно дать возможность спокойно управлять этими устройствами, они должны иметь набор политик, применяемых к подобным устройствам и определяющим, как они могут подключаться к корпоративным данным. И вот мы встроили такие политики в протокол ActiveSync. Думаю, мы имеем дело с долговременным явлением. Пользователи хотят иметь возможность обращаться к своим данным, что называется, на ходу, вне зависимости от того, идет ли речь о браузере или об устройстве с богатым набором функций.

Б. К. Уинстед. В некоторых отношениях система Exchange является настолько зрелой, настолько хорошо принятой сообществом пользователей и настолько хорошо понимаемой специалистами, что говорить о ней не составляет никакого труда. Разумеется, никому не дано знать, не ожидают ли нас за поворотом серьезные перемены, которые в корне изменят ситуацию, — технологические изменения, новые методы работы специалистов, новые юридические требования, да мало ли что может произойти. И вот мы втайне надеемся, что чаша сия нас минует и что налаженная нами система будет и дальше приносить пользу людям. Но в то же время в глубине души мы ожидаем, что перемены наступят, ибо это всегда захватывает.

Раджеш Джа. Я думаю, мы пережили массу захватывающих перемен в нашей отрасли. Одно из наших достижений совместно с разработчиками Exchange состоит в том, что мы встали под знамена этих перемен. Появление «облака» стало весьма значительным изменением. Для того чтобы взять продукт масштаба предприятия и перевести его в масштаб Интернета, инженерам нужно как следует потрудиться. Эту перемену мы предчувствовали еще 7 лет назад. Мы не знали тогда, что это будет называться «облаком». Но в версии Exchange 2007 объем операций ввода-вывода был сокращен нами на 70% по сравнению с соответствующим показателем версии Exchange 2003. Мы сделали это, потому что знали: людям потребуются вместительные почтовые ящики. Мы видели, как развивается потребительское «облако», и отметили, что оно предполагает увеличение объемов почтовых ящиков. Затем в версии Exchange 2010 мы сократили объем операций ввода-вывода еще на 70%, так что в двух релизах сокращение составило 90%. И именно это обстоятельство дало нам возможность предложить пользователям Exchange Server поистине гигантские почтовые ящики.

Решению данных задач мы посвящали значительную часть рабочего времени на протяжении последних трех-четырех лет. Налаживанию совместной работы в среде, где концепция «свободен/занят» действует вне зависимости от того, как работает пользователь — с локальными приложениями или в «облаке»; люди не видят такого рода границ, они видят единую организацию. Может показаться, что в нашем представлении коммуникации — это объект, движущийся с малой скоростью, но мы считаем, что коммуникации изменяются быстро, и принимаем этот факт.

Б. К. Уинстед. В одном из последних комментариев Поль Робишо выступил с прогнозом по поводу развития технологий обмена сообщениями в предстоящем году, и вот что он писал: «Корпоративный вице-президент Microsoft Раджеш Джа, курирующий деятельность разработчиков Exchange, проведет матч по армрестлингу с Гурдипом Сингхом Паллом, корпоративным вице-президентом, курирующим группу разработчиков Lync. Проигравшему придется превратить свой продукт в серверную роль для продукта победителя, так что Lync станет новой ролью для Exchange или наоборот». Что вы думаете о возможности слияния Lync и Exchange?

Раджеш Джа. Остроумно. Кстати, я действительно разговаривал с Гурдипом и сказал ему: «Не сомневаюсь, что я выиграю». Разумеется, я говорил об армрестлинге. Вполне вероятно, у Гурдипа другая точка зрения по этому вопросу. Я думаю, что тема, поднятая Полем Робишо, действительно интересна. По-моему, он пишет не столько о том, что Exchange станет ролью для Lync или Lync станет ролью для Exchange. Речь в первую очередь идет о том, что пользователи хотели бы видеть более эффективное взаимодействие между средствами коммуникации, пакетами для совместной работы и офисными пакетами. В ходе нашей работы над платформой Office 365 нам, конечно же, придется решать эту задачу.

Наши клиенты не видят внутренний интерфейс. Они должны иметь аналогичные средства управления, аналогичные инструменты лицензирования и аналогичный опыт работы с продуктом. Наша работа над продуктами Lync и Exchange полностью подчинена цели улучшить интеграцию между нашими серверами, усовершенствовать интеграцию пользовательских интерфейсов. В процессе проектирования версии 2010 мы провели большую работу, чтобы создаваемое нами целое было лучше составляющих его частей, и эта работа будет продолжена.

Если Поль Робишо говорил о том, что наши клиенты не хотят, чтобы опыт одного нашего подразделения был изолирован от опыта другого, это мы понимаем. Собственно, этим мы и занимаемся в нашем офисе — мы думаем об опыте, взятом широко, с учетом всех проявлений.

Б. К. Уинстед. И в то же время вы, несомненно, работаете над продуктом, который станет следующей версией Exchange?

Раджеш Джа. Работаем, разумеется. Мы всегда работаем. Наши инженеры работают над тем, чтобы сделать существующие продукты и службы совершенными. А еще они работают с клиентами, чтобы понять, в чем состоят их потребности и каковы тенденции в отрасли. Словом, мы работаем не покладая рук.

Б. К. Уинстед. Звучит многообещающе! Спасибо, Раджеш.

Б. К. Уинстед (bwinstead@windowsitpro.com) — помощник редактора в Windows IT Pro и SQL Server Magazine

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF