Говорят, что хуже всего, когда у чего-то нет хозяина. Принято считать, что в этом случае  процветают  воровство, разброд и шатание. На самом  же  деле  —  это не худший расклад, гораздо хуже, когда хозяин есть, но ему все равно. И если в первом случае приходится как-то крутиться ради выживания, то во втором практически всегда можно наблюдать медленную деградацию.

Пожалуй, самая страшная иллюзия  —  это когда кажется, что ничего не происходит. Просто потому, что так не бывает. Потому что как минимум уходит время,  а это  самый ценный и невосполнимый наш ресурс. И пусть внешне все неизменно (иные  именуют  это стабильностью и  гордятся,  словно большим достижением), но внутри все  разъедают  ржавчина и гниль.

Сергей Галицкий  —  основатель и владелец розничной сети  «Магнит», а также  хозяин футбольного клуба «Краснодар» построил для своих игроков и болельщиков одноименный стадион, оснащенный по последнему слову техники. Построил так стремительно, что это событие даже не успело обрасти легендами.  Это, вообще,  характерно для нашей страны, где легендарными становятся процессы, а не результаты. И  неважно,  говорим мы о футболе, кино, заводе или издании журналов. Люди зарабатывают на процессе, а результат  —  ну что  же,  что будет, то и будет. Зато круто потусовались.

И в случае со стадионами легендарным чаще всего становится как раз процесс, достаточно посмотреть на то, как строится домашняя арена питерского «Зенита». Можно вспомнить и пляски с бубном вокруг арены московского «Спартака». Да мало ли что  еще было. 

  А  когда приезжаешь в Краснодар (меня туда пригласила компания КРОК, отвечавшая за техническое оснащение) и идешь на экскурсию по новой арене, то очень быстро понимаешь, почему стадион получился, и получился  настолько  быстро и настолько безупречно.

Сергей Николаевич не хотел,  чтобы  провода...

Сергей Николаевич хотел,  чтобы  экраны...

Сергей Николаевич хотел,  чтобы  раздевалки и выход из подтрибунного...

Сергей Николаевич хотел, чтобы облицовка и внутренняя отделка...

Подрядчики могут часами рассказывать о том, чего хотел добиться Галицкий  в отношении  буквально каждой детали проекта, любого элемента арены.

Когда же начинаешь недоумевать по поводу спрятанных в стены проводов и трудоемкости монтажа и полной неремонтопригодности некоторых элементов, то в ответ слышишь: он хочет, чтоб было красиво. Для себя же строил. А деньги... Он никогда не скрывал, что они не отобьются. А стадион будет.

И когда поздравляешь людей с завершением строительства, то уже не удивляешься, когда в ответ слышишь: спасибо, но Галицкий хочет, чтобы двери вот там были другие. И еще... И еще список примерно на час.

А еще вторая  очередь...  и  английский  парк, где болельщики и простые отдыхающие смогут семьями проводить свой досуг. И мобильное приложение, где можно будет смотреть лучшие моменты матчей, голосовать за игроков и заказывать себе еду на сектор или бронировать парковку.

И ты понимаешь, что работы здесь не кончатся никогда, а строители никогда отсюда не уйдут. Потому что в ту секунду, когда строительство прекратится, начнется разрушение. Потому что время безжалостно и не щадит даже то, что создавалось с такой тщательностью. Потому что пауз в природе не бывает, а результат, к которому необходимо стремиться, это не конец, а лишь промежуточная точка. И радостно, что у нас есть люди, которые это понимают.

Никогда не останавливайтесь.

Искренне ваш, Олег Капранов.

Купить номер с этой статьей в PDF
701