В течение последнего года среди заголовков мировых IT-новостей все чаще и чаще стало мелькать словосочетание «Magna Carta для Интернета». И коль скоро за этими словами этими стоят вещи, чрезвычайно важные для всех, желательно поотчетливее представлять, что они, собственно, означают.

Права и обязанности

В прямом и бесхитростном переводе под латинским термином «Магна Карта» принято понимать совершенно конкретный исторический документ, носящий название «Великая Хартия вольностей», который появился восемь столетий тому назад в средневековой Англии. Однако последующая судьба этого документа сложилась так, что он стал не только символом борьбы за гражданские права и первоосновой для современного института прав человека, но и, можно сказать, базовым идейным фундаментом для западной демократии вообще.

В наши дни, конечно же, уже слишком наивными и по сути неверными представляются попытки разделять страны по категориям типа «западная демократия», «восточная деспотия» или, скажем, «коммунистическая диктатура» (кто-то предпочитает тут термин «социалистическая демократия»).

В современном мире, тесно переплетенном инфотехнологиями и процессами глобализации, в политической жизни любой страны ныне можно, при желании, усмотреть отчетливые признаки как борьбы за права человека, так и стремления властей к деспотическому режиму (тотальному контролю над населением) — с разницей лишь в идеологических обертках и в степени жесткости действий для достижения намеченных целей.

При этом естественным образом получилось так, что именно Интернет стал своеобразной линзой, в фокусе которой обычно скрытые геополитические процессы стали проступать наиболее отчетливо и выпукло.

Заметили это, ясное дело, поначалу далеко не все, но среди наиболее бдительных оказался Тим Бернерс-Ли — глава Консорциума Всемирной сети, человек, более 20 лет тому назад подаривший миру World Wide Web (протокол http c технологией гипертекстовых ссылок), а ныне запустивший идею о новой Magna Carta для защиты прав и свобод сетевого народа.

Права и обязанности

За свой щедрый вклад в прогресс и процветание Интернета сэр Тим Бернерс-Ли был многократно отмечен всяческими наградами и титулами, но при этом, к счастью, совершенно не утратил ни активную жизненную позицию, ни верность тем идеалам, на основе которых хакеры создавали в свое время Интернет.

В своих многочисленных выступлениях Бернерс-Ли часто подчеркивает, что когда его главное детище в конце 1980-х годов создавалось в среде ученых-физиков, то они с коллегами мечтали о нейтральном пространстве, о мире без границ и диктата, где человечество — со всеми его «ужасными вещами» — было бы свободно оставаться самим собой.

Однако в реальности открытый и свободный Интернет просуществовал совсем недолго. Довольно быстро и правительства государств, и крупные, влиятельные корпорации начали активно вмешиваться в жизнь «нейтрального пространства» и энергично злоупотреблять возможностями открытой Всемирной сети.

Сейчас уже не требуется особенно разъяснять, что если правящие в государстве силы имеют возможность заблокировать вам, скажем, заход на веб-страницы политической оппозиции, то этими действиями правительство дает вам искаженную картину реальности — для того, по сути, чтобы обманом удерживать себя у власти. Более того, ныне все правительства, будь они тоталитарные или демократические, в нарастающих масштабах отслеживают и контролируют любые онлайновые коммуникации граждан.

Точно так же и корпорации активно пытаются контролировать доступ людей к Интернету, закрепляя свои возможности по управлению посещаемостью сайтов. К примеру, провайдеры беспроводного Интернета норовят искусственно замедлять трафик к тем сайтам, с которыми у них нет соглашений о разделе прибыли. Но всякий раз, когда подобные схемы работают, корпорации обретают все больший контроль не только над нашей жизнью в Сети, но и над многими аспектами жизни всех людей вообще.

Поскольку подобные злоупотребления происходят ныне массово и систематически, Тим Бернерс-Ли пришел к выводу, что ситуация остро нуждается в исправлении. По его мнению, лучший для этого путь — добиться принятия своего рода Великой хартии вольностей для онлайнового мира, т.е. основополагающего документа, который был бы составлен по образцу Великой хартии вольностей, подписанной королем Англии Иоанном в середине XIII века, которая утверждала как базовые права и свободы людей, так и ответственность властей перед обществом.

Ключевые идеи этой инициативы — находящей ныне много сторонников по всему миру — можно найти в программных документах влиятельного международного фонда World Wide Web Foundation (webfoundation.org), основателем которого является Тим Бернерс-Ли.

И поскольку общественная организация, последовательно выступающая за прогресс в интернет-политике, по определению не могла пройти стороной мимо громкой истории со сливами компромата Эдвардом Сноуденом, вполне естественно, что Бернерсу-Ли приходится часто давать комментарии и по этому поводу. О фактах феноменальной тяги спецслужб к тотальной слежке за всеми. О «презумпции виновности» всех и каждого — коль скоро данные теперь перехватываются-накапливаются превентивно и заранее, для расследования будущих преступлений. Ну, и о прочих подобных злоупотреблениях властей.

В связи с этим значительный интерес представляют и ответные комментарии Эдварда Сноудена — относительно идеи о Magna Carta и о формах сотрудничества молодого-знаменитого диссидента с Бернерсом-Ли.

Права и обязанности

В одном из недавних интервью Сноудена (для еженедельника The Nation) на данный счет очень внятно сформулированы несколько впечатляющих идей. Некоторые из них звучат весьма необычно — для восприятия их сегодня, по крайней мере. Вполне возможно, что через несколько лет они же будут восприниматься всеми как самоочевидные элементы подлинной свободы и демократии. Например, как свобода слова и собраний, право голосовать и быть избранными в органы власти.

В частности, Эдвард Сноуден особо заострил внимание не на правах, а на специфических обязанностях ответственного человека в свободном обществе. Ибо, по его убеждению, шифрование информации — как хранимой, так и передаваемой в коммуникациях — это гражданская обязанность и гражданская ответственность людей.

Вся многовековая история борьбы за права человека убедительно учит, что «сад свободы» можно сохранять только при его постоянном возделывании. И в реальности люди имеют лишь те права, которые они защищают и отстаивают.

По сути неважно, что говорится о правах народа с трибун и с телеэкранов, несущественно даже то, что сами люди думают об имеющихся, теоретически, у них правах. Существенным оказывается лишь то, что они готовы отстаивать и реально защищать.

Именно поэтому Сноуден уверен, что запущенные им процессы разоблачений и сливов в прессу документов — все это вовсе не о тотальных масштабах слежки властей. Это на самом деле — о свободе, которую люди беспечно и безответственно утрачивают.

Ответственный и понимающий человек не может бросаться словами вроде «мне скрывать нечего, пусть шпионят, раз надо». Потому что в действительности такая реакция означает нечто иное — «Мои права для меня несущественны».

Подобного рода заявления переворачивают сами основы в соотношении прав и ответственности. Ибо человеку — как гражданину — не требуется обосновывать свои права, имеющиеся по закону (право на тайну личной жизни, на презумпцию невиновности и т.д.).

А вот государство, напротив, обязано обосновывать каждое свое вторжение в область ваших законных прав. Если же вы прекращаете защищать свои права, заявляя что-нибудь вроде «ну, они мне в делах с сетевой слежкой и не требуются» или «да я вообще в этой технике мало что понимаю», то в этот момент от ваших законных прав здесь не остается ничего...

В итоге подобная позиция приводит к подрыву самой концепции прав человека и гражданина. Своим отказом это отстаивать мы превращаем собственные права в нечто такое, что получаем от правительства как бы в качестве отзываемой привилегии. Как нечто такое, что власти могут отменять, если им так удобнее. И процессы эти весьма ощутимо снижают уровень свободы в обществе... (заключает Сноуден).

Под эту гражданскую позицию ныне подводится весьма серьезная техническая база — с общим замыслом не только «зашить» в интернет-протоколы и программы-приложения действительно сильную криптографию, но и сделать так, чтобы тотальное шифрование информации стало для обычных пользователей делом простым и удобным.

В самых разных аспектах, от технических до правовых, работают над этой задачей как непосредственно контактирующие друг с другом Сноуден и Бернерс-Ли, так и их единомышленники, включая не только целый ряд правозащитных организаций, но и — что особенно примечательно — государственные структуры некоторых стран.

В частности, такие государства, как Бразилия, Франция и Италия, в виде реформы национального законодательства делают вполне реальные шаги к принятию своих вариантов Великой хартии о правах и свободах в интернет-пространстве. Естественно, там записано не совсем то, к чему призывает Эдвард Сноуден. Но достаточно отчетливо просматриваются основные идеи, высказываемые Тимом Бернерсом-Ли.

А это уже большое дело.

Купить номер с этой статьей в PDF
3079