Время, назад!

Массовые сливы секретного компромата, то и дело происходящие в США, вызвали у российских властей довольно специфическую реакцию. С угрозой аналогичных утечек здесь решено бороться отказом от компьютеров.

В июле 2013 г. на официальном российском сайте государственных закупок появилась занятная информация о нюансах секретной работы в одной из наших спецслужб. Конкретнее, стало известно, что ФСО РФ (Федеральная служба охраны Российской Федерации) намерена приобрести партию электрических пишущих машинок и сопутствующих расходных материалов на общую сумму порядка полумиллиона рублей.

Как показало последующее обсуждение этой новости среди пользователей Интернета, на взгляд простого, но информированного обывателя, подобный ход серьезного госведомства выглядит довольно необычным по целому ряду причин.

Во-первых, тут же припомнили, что весной 2011 г. в мировых СМИ мелькало известие о знаменательном событии в Мумбаи, Индия, где закрылось последнее на этой планете предприятие, занимавшееся производством печатных машинок. (Вскоре, правда, прошло не то чтобы опровержение, но уточнение: в действительности изготовление подобного оборудования кое-где все еще продолжается, но уже далеко не в столь массовых количествах, как прежде.)

Во-вторых, в 2012 г. Агентство Национальной Безопасности (АНБ) США рассекретило в высшей степени любопытный документ, рассказывающий об одном из эпизодов «холодной войны», непосредственно связанном с компрометацией именно такого рода техники, причем именно в России. В центре событий – история о том, как специалисты советского КГБ еще в 1970-е г. внедрили в пишущие машинки посольства США чрезвычайно хитроумные шпионские закладки, похищавшие информацию о содержании печатаемых документов по побочным сигналам аппаратуры. (Сейчас нечто подобное именуют словом «кейлоггер», хотя в те времена ни термина такого, ни персональных компьютеров вообще в офисном оборудовании не применялось).

В-третьих, сам факт ныне происходящего, указывающий на курс возврата спецслужб к архаичным печатным машинкам – вместо удобной, быстрой и надежной компьютерной техники для современного офиса, – на посторонний взгляд представляется чем-то крайне противоестественным и абсурдным.

На самом деле, конечно же, вполне четкая логика за подобного рода решениями явно прослеживается. Причем сведущие люди, обладающие представлением о нюансах работы с документами, несущими на себе грифы «Совершенно секретно» или тем более «Особой важности», могут выдвинуть даже не один, а целую массу аргументов в поддержку такого выбора.

Ибо на уровне работы с особо важными секретами, критично чувствительными к разглашению и компрометации, чисто бумажное делопроизводство, исключающее создание электронных копий документов, представляется не просто абсолютно логичным, а наиболее целесообразным.

И дабы логика происходящего стала яснее не только для сотрудников секретных спецслужб и строго режимных предприятий, но и для всей прочей публики, уместно рассмотреть уже упомянутые примеры из шпионской жизни, проецируя их друг на друга. Иначе говоря, представляется полезным сопоставить нынешний гранд-слив компромата Эдвардом Сноуденом и давнюю, суперсекретную операцию АНБ в московском посольстве США, получившую название The Gunman Project.

Суть этой операции, если выразить ее в нескольких словах, сводилась к следующему. В начале 1980-х г. некая зарубежная разведка , очень близкая к спецслужбам США (скорее всего, британская), в оборудовании связи своего московского посольства обнаружила весьма нетривиальную шпионскую закладку. Как только в 1983 г. американцы узнали от зарубежных коллег столь неприятную новость, из этого практически сразу же был сделан вполне разумный вывод, что и посольство США, скорее всего, поражено аналогичными «жучками».

(Подробности об истории советско-британско-американского прогресса в области шпионских технологий под общим названием Tempest можно найти в материале «Секреты дальночувствия», http://go.osp.ru/34. )

Главная проблема заключалась в том, что выявить эту изощренную закладку стандартными методами технической контрразведки представлялось практически невозможным. А кроме того, друзья американцев применяли для связи собственное оборудование, т.е. технические особенности и средства маскировки «жучка» в условиях США по определению оказывались существенно иными.

В таких сложных условиях к решению задачи типа «найти там, не знаю где, то, не знаю что» подошли самым радикальным образом – нужно тотально заменить, что называется «нафиг», абсолютно все оборудование, занятое обработкой информации в здании американского посольства в Москве. Причем сделать это требовалось очень быстро и в обстановке полнейшей тайны (дабы враг не пронюхал и не успел ничего предпринять ... ).

А чтобы сделать эту длинную историю покороче, замечу, что примерно за шесть месяцев 1984 г. все задуманное было действительно реализовано силами АНБ. Прежде всего, в Москву завезли одной партией 10 т всевозможного оборудования, затем оперативно поменяли старое на новое, 11 т вывезли в Штаты (дополнительная тонна получилась из-за более тяжелой старой техники плюс некоего особого секретного мусора, прихваченный обратно, подальше от длинных рук КГБ).

Любопытный нюанс, касающийся данной темы. Лишь после того как гигантская партия нового оборудования прибыла в здание дипломатического представительства, руководивший операцией сотрудник АНБ при личной встрече сообщил послу о цели своей миссии. Причем сделано это было не в обычной устной форме, а беззвучно – написано от руки на листе бумаги...

Все вывезенное из Москвы оборудование разместили на территории штаб-квартиры АНБ в Форт-Миде, и – по-прежнему в обстановке строжайшей секретности – стали «подвергать спецпроверке». Методично, один аппарат за другим, стали обследовать технику с помощью рентгена и тщательного визуального осмотра с целью выявления инородных имплантов и деталей.

Поначалу, с подачи друзей, искали закладки в шифраторах. Однако это оказалось бесполезным. Но все же, в конце концов, «жучка» удалось отыскать, причем там, где его совершенно не ожидали, – в электрической пишущей машинке IBM Selectric.

Время, назад!

Такое название носила чрезвычайно популярная в свое время линия печатных машинок, запущенных IBM в производство еще в 1961 г. и отличавшихся уникальным механизмом печати. Здесь буквы наносились на бумагу не с помощью традиционных рычагов с литерами на конце, а особой печатной головкой в форме сферы, на поверхности которой были отлиты все знаки набора.

Время, назад!

Благодаря такой конструкции, простой заменой головки можно было легко изменять вид шрифта в документе. А кроме того, умельцы советской технической разведки очень остроумно придумали, каким образом особенности поворотов сферы-головки, уникальные для печати каждого конкретного знака, можно регистрировать по переменам в электромагнитном поле, кодировать и отправлять сжатыми импульсами в радиоэфир. И затем правильным приемником ловить эти сигналы, декодировать и восстанавливать текст, печатаемый машинкой...

Время, назад!

На этом кульминационном моменте открытия историю, пожалуй, придется прервать – просто из-за ограниченности места. Добавлю лишь, что со временем специалисты АНБ выявили закладки разных типов как минимум в 16 машинках IBM Selectric, находящихся в посольстве США в Москве и в генконсульстве в Ленинграде.

Абсолютно незаметно работающие, эти шпионские устройства внедрялись в машинки, судя по всему, еще на этапе их прохождения через таможню при доставке в страну. Иначе говоря, «жучки» тихо собирали информацию на протяжении шести–восьми лет, с момента модернизации и смены этого оборудования в диппредставительствах США в 1970-е годы.

Посторонним людям, читающим ныне об этой истории в рассекреченном документе с официального сайта АНБ (http://go.osp.ru/8173 ), все еще довольно-таки сложно, наверное, постичь следующее. Почему российская ФСО (являющаяся одним из прямых наследников КГБ СССР и ранее известная под прозаическим названием 9-е Управление) для работы со своими наиболее деликатными секретами теперь склоняется к электрическим пишущим машинкам?

Иначе говоря, к той самой технике, которую именно советские чекисты столь успешно освоили и применяли для шпионажа почти 40 лет тому назад.

 

Время, назад!

Как ни парадоксально, но вполне содержательное пояснение на данный счет можно найти в комментариях для CNN, которые дал известный американский генерал Майкл Хейден. С 1999 по 2005 г. он возглавлял АНБ, а в период 2006–2009 г. был директором ЦРУ США.

Оценивая масштабы ущерба, понесенного американскими спецслужбами и в целом Соединенными Штатами из-за сливов Эда Сноудена, генерал Хейден признает, среди прочего, и то, что Сноуден уже занял в истории этой страны совершенно исключительное место.

Потому что массовые разглашения секретных документов были и до него (Дэниэл Эллсберг, Брэдли Мэннинг), однако в этом ряду только Сноуден имел доступ к наиболее секретной сети NSANET и тысячами выкачивал оттуда особые, крайне чувствительные к компрометации тайны государства...

Наверное, всякому понятно, что в условиях работы ФСО России окажется в принципе невозможным похитить из сети спецслужбы особо чувствительные к компрометации секреты нашей страны просто по той причине, что они напечатаны на машинке и не имеют электронных копий.

Но вот почему самые важные тайны российского государства оказываются связаны с охраной секретов из личной жизни первых лиц страны – на этот вопрос ответить куда сложнее...

Купить номер с этой статьей в PDF
1611