Вероятно, ни  для кого давно уже не новость, что мощное развитие информационных технологий очень существенно повысило эффективность аналитической и розыскной деятельности как в правоохранительных органах, так и в разведывательных спецслужбах. Гораздо меньше известно о том, что данные процессы имеют и  оборотную сторону,  куда менее приятную для борцов с преступностью. 

Рассмотрим, к примеру, столь популярные  сейчас  социальные сети, в которых общается чуть ли не вся активная часть населения. Вряд ли надо объяснять, что в  них  имеется практически неисчерпаемый потенциал для незаметного сбора информации о людях и событиях, интересующих компетентные органы. Однако совершенно аналогично там же при желании можно отыскивать достаточно деликатного свойства сведения и о людях, работающих  в правоохранительных структурах...

Осенью прошлого года в Сиднее, Австралия, проходила конференция индустрии безопасности  -- Security 2011.  Один из наиболее примечательных докладов на этом форуме был сделан Миком  Килти,  в прошлом комиссаром Австралийской федеральной полиции (AFP), а ныне профессором двух местных университетов. Областью научно-исследовательских интересов Килти-ученого являются специфические аспекты социальных сетей.

Конкретнее,  его группа изучает те риски и нежелательные  последствия  для тайных операций полиции и  спецслужб, что влекут за собой соцсети. 

Скажем, наиболее популярная социальная сеть Facebook уже проявила себя как одна из главных угроз безопасности для тех сотрудников правоохранительных органов, которым приходится работать под прикрытием. Возрастающие риски разоблачения в первую очередь обусловлены такими сервисными приложениями Facebook, как автоматическое распознавание лиц и  возможность пометить фотографии  именами людей, присутствующих на снимке (photo tagging).

 

Трудности у шпионов

 

По  заключению группы Килти,  в недалеком будущем  из-за эффективного слияния нескольких мощных инфотехнологий, включая биометрию, работа полицейских под прикрытием может стать «по сути дела невозможной». В условиях, когда практически любого человека  будет  совсем несложно идентифицировать в онлайне, риски разоблачения внедренных к преступникам агентов  окажутся  недопустимо велики.

«Размышляя над теми результатами, что мы  получили,  – комментирует Килти, –  приходишь  к выводу, что  нынешние  16-летние юноши и девушки, которые в будущем могут стать полицейскими, уже полностью засвечены в  Интернете.  А все те фото  действующих  сотрудников полиции,  которые  уже выложены в  Сеть,  слишком поздно пытаться  убирать оттуда.  Как только что-нибудь туда загружено, можно считать, что оно осталось там навсегда».

Учитывая общую численность  опрошенных исследователями полицейских всех возрастных категорий, было установлено, что  фотографии  примерно 85%  сотрудников  выкладывались на сайтах  Интернета не лично ими,  а кем-либо другим из числа родственников, друзей  или  знакомых.  Килти разъясняет  этот  факт: «Если  вы намерены использовать кого-то на полицейской службе таким образом, что им необходимы анонимность и прикрытие, то  уже  из-за их отношений с другими людьми возникают чересчур большие риски разоблачения»...

 

Никакой  пользы, один только  вред 

Легко сообразить, что подобного рода проблемы неизбежно нависают ныне не только над полицейскими, но и над всеми прочими людьми тех профессий, для которых  по роду  службы  приходится работать под прикрытием другой личности. Прежде всего, конечно же,  они актуальны  для шпионов. Вот только сами они об этом  пока  ничего не говорят.

Как обстоят здесь дела у разведслужб, рассказал недавно Джефф  Стейн,  ветеран  американской журналистики. В  годы вьетнамской войны  он сам  лично, хотя и недолго,  проработал  в рядах военной разведки, а все последующее время  писал  на данную тему книги и  статьи, публиковавшиеся  в самых разных  средствах массовой информации  США. Не так давно у Стейна даже была собственная колонка SpyTalk  ("Шпинские разговоры")  в одной из главных национальных газет «Вашингтон Пост». Там, впрочем, слишком уж осведомленный журналист с обширными связями в разведывательных кругах не задержался, так что теперь его одноименный блог (spytalkblog.blogspot.com) существует сам по себе в  Интернете. 

Одно из недавних исследований Стейна посвящено фальшивым документам. Как говорят в шпионской среде, фальшивый паспорт для разведчика – то же самое, что бензин для автомобиля. Ибо если у оперативников разведслужбы, работающих под прикрытием, нет поддельных дорожных документов, то они не могут совершать международные поездки, не раскрывая свою личность.
По свидетельству одного из инсайдеров-источников журналиста, в «старые добрые  времена», т.е.  до терактов  9--11 сентября 20901 г.,  оперативники ЦРУ, работающие под глубоким прикрытием, имели возможность использовать и менять фальшивые  паспорта,  словно бумажные салфетки.

«Единственный способ, которым иммиграционная служба могла выявить фальшивый паспорт, – это пристально рассматривать печати, бумагу, фотографию и  т.д.». А если  с этими вещами все  было  схвачено,  то  оперативники всегда могли приземлиться, скажем, где-нибудь в Дубаи с паспортом на одно фальшивое  имя и  затем тут же взять  его  на другое в местной резидентуре ЦРУ, чтобы зарегистрироваться в отеле и выполнить свою миссию.

Впоследствии тот же самый оперативник мог возвращаться в эту страну  несколько  раз, все время под разными именами,  причем  без  всяких проблем. 

Однако ныне, похоже, все идет к тому, что многократные межгосударственные въезды-выезды по разным поддельным документам становятся технически не то чтобы невозможными, но очень  и очень  сложно реализуемыми.  И причиной  тому  становится  «электронный занавес, который опускается между государственными границами по всему миру». Причем особая ирония данного процесса  заключается  в том, что весь этот крайне недешевый механизм с устройством подобного занавеса сооружался под сильнейшим нажимом США.

Из-за повсеместного распространения  «бездонных» баз данных с быстрым поиском и средств биометрической идентификации людей (по лицу, радужной оболочке  глаза, отпечаткам пальцев)  теперь  даже самая простая для шпиона задача – пересечь границу с  подлинными документами,  а затем поменять  их  на  фальшивые  уже внутри страны – порождает собственные риски.  Уже упомянутый ветеран ЦРУ писал так:  «Когда вы регистрируетесь в отеле для контакта со своим  источником  или даже просто берете напрокат автомобиль, чтобы доехать до места встречи [вы уже рискуете]. Многие отели и фирмы проката машин ныне  ежедневно  передают  в иммиграционную службу государства  всю информацию о своих клиентах, включая  их  паспортные  данные.  В большинстве стран таким образом выявляют людей с просроченными визами. Но когда в этом списке также оказываетесь и вы – как человек, никогда не въезжавший в  страну,  – это неизбежно привлекает к вам внимание полиции, желающей задать по данному поводу неудобные для владельца паспорта вопросы».

Новые биометрические технологии опознания планомерно вводятся на международных транспортных перекрестках – в крупнейших аэропортах  мира,  – для  того  чтобы противодействовать международному терроризму и организованной преступности.  В настоящее время  эту технику нельзя назвать совершенной и безошибочной,  но,  бесспорно, с каждым годом она становится все лучше и лучше. Однако попутно эти же технологии серьезно затрудняют работу оперативников разведки, особенно в тех случаях, когда их вводят на популярных у шпионов маршрутах – в  таких странах, как Индия, Иордания,  ОАЭ, а также в оживленных пересадочных точках Евросоюза.

Как пояснил Джеффу Стейну другой  не называемый  по имени кадровый разведчик, биометрическая личность оперативника под прикрытием оказывается навсегда привязана к тому паспорту, который он или она использовали в первый раз для въезда в ту или иную конкретную страну. Если же шпион попытается въехать в  то  же  государство  еще раз, используя при этом иной псевдоним, то сработает сигнал тревоги: «Вы не можете появляться там опять под другим именем, но с теми же самыми биометрическими данными».

Понятно, что подобные профессиональные трудности одолевают ныне практически все разведслужбы планеты. И они,  естественно,  пытаются отыскать решение проблемы. По сведениям информированного Стейна, небедные агентства вроде ЦРУ уже начинают делать упор на «вербовку агентуры в иностранных службах пограничного  контроля», т.е. среди людей,  имеющих доступ к иммиграционным базам данных и возможности для манипуляций записями таких баз изнутри.

Небезынтересно также отметить, что когда один из бывших директоров американской разведки узнал о теме исследования Стейна, то он весьма настойчиво порекомендовал не писать  об этом  вообще ничего: «Публикация любых сведений по данной проблеме  причинит  много вреда и  не принесет  никакой пользы... Это существенный  факт, способный привести к огромным негативным последствиям в деле  защиты и безопасности наших людей».

Но если данная проблема заведомо хорошо известна не только всем разведкам мира, но и всем террористическим организациям, то почему о ней не должно знать все остальное общество?

Купить номер с этой статьей в PDF
1408