Как вы познакомились с компьютерами?

После школы я поступил в Белорусский государственный университет на кафедру радиофизики и электроники. На втором курсе у нас появились персональные компьютеры РС ХТ, а к четвертому мы уже смогли заработать на собственные «персоналки». Например, на пятом году обучения мы уже выпустили книжку по программированию и оптимизации кода для процессоров х86 и Pentium.

О роли образования

Образование — это каркас, не дающий конкретных знаний, но, может быть, оно и должно быть таким. Например, на третьем курсе я обучал сотрудников одной фирмы работать на компьютерах в среде MS-DOS. Свои занятия я построил не на демонстрации, какие кнопки нажимать, а пытался объяснить суть процесса. А когда сравнили результаты моей группы и соседней, которую как раз учили чисто механически нажимать на клавиши, стало ясно, насколько важно понимать общие алгоритмы. И хотя учить мне было тяжелее, такой метод оказался более эффективным. Вот и образование, по-моему, должно давать общую систему знаний, которые затем обязательно нужно проверять на конкретных задачах. В вузе это могут быть лабораторные либо студент должен сам ставить их. Мы, например, писали книжки и делали программы под заказ.

Что может привлекать в ИТ?

Здесь действует только внутренний стимул. Даже при таком успешном «компьютерном» начале большая часть выпускников нашего курса так и не закрепилась в ИТ-сфере. Возможно, потому, что тогда было проще заработать на спекулятивных операциях.

Информация стала доступнее, но это не стимулирует образование. Мы ездили на другой конец города, где-то каким-то чудом доставали документы Intel. А сейчас, чуть преувеличивая, можно сказать, что для многих является непреложным правило: «нет в Google, значит, этого не существует». Возникла туннельность мышления. В результате мы имеем одинаковые решения в маркетинге, программировании и пр., а значит, совершаем одни и те же ошибки. Ведь программисты уверены, что материал на «хабре» (habrahabr.ru) априори верный. Еще меня немного пугает избирательность аудитории: любой сложный материал или размышление душится, а в «топ» поднимаются незамысловатые вещи. Это не хорошо и не плохо, просто такова действительность.

Как начинался ваш ИТ-путь?

Начал работать я в «Инвестбанке» руководителем отдела интернет-технологий и телекоммуникаций. Сам бы я, наверное, просто так оттуда не ушел: карьера развивалась хорошо, проекты расширялись и отлично получались. Но вот в 1998 г. пришел кризис. Конечно, можно было пересидеть, однако хотелось новых перспектив, и в том же году удалось подписать первый аутсорсинговый контракт с американцами на веб-разработку. Так у меня появился собственный бизнес. Несмотря на то что мы продавали свою работу по фантастической цене — 5 долл./ч, очень быстро стало понятно, что это путь в никуда. Можно повышать репутационный уровень и расти в цене или набирать больше людей. Однако такая работа не масштабируется: сразу после окончания проекта все технологии передаются партнеру и приходится начинать сначала.

Мы пытались уговорить американских коллег создать совместный продукт, но они не верили, что у нас получится. И в чем-то были правы. Мы не осознавали, во что хотим ввязаться. Если бы представляли, то, пожалуй, в это и не полезли бы. Создали три или четыре неудачных продукта, пока наконец не учли ошибки предыдущих решений, не перестали слушать всех, кто говорил, «как надо делать», и обращать внимание на рекламные обещания разработчиков платформ. И в итоге у нас получился «Битрикс»: информационный портал и арендуемый интернет-магазин. Это произошло в 2003 г., и все решения были построены на API компании Microsoft. Но MS бывает непоследовательна, и потому в дальнейшем пришлось эти разработки похоронить с выходом .NET.

Параллельно мы занимались аутсорсингом — внедряли сайты. Одним из таких проектов было управление сайтом для Мюнхенского университета. По нему нам ставилось особое условие — писать решения, функционирующие под управлением Unix, и мы выбрали РНР и MySQL. Сложилась ситуация, когда у нас был разработан довольно впечатляющий, но сложный продукт на базе решений Microsoft — «Битрикс — инфопортал», а параллельно с ним предлагалось простенькое управление сайтом. Несколько неожиданно для нас клиенты стали раз за разом выбирать второе решение как менее дорогое, и нам пришлось его перепроектировать для массовых продаж. Фактически именно клиенты и подтолкнули нас к созданию первого серийного CMS-решения.

А как было с конкуренцией?

Когда рождалась наша первая система по управлению сайтом, мы ощущали фантастически сильную конкуренцию со стороны бесплатных продуктов. Практически каждая дизайн-студия имела свою CMS. Нам было страшно заходить на столь насыщенный рынок, но опять-таки клиенты убедили нас, что наши продукты будут востребованы. У бесплатных аналогов потребителям не хватало преемственности и системности. Сейчас конкурентное поле сильно изменилось. Если бы кто-нибудь решил выйти на такой рынок со своим CMS-решением, я бы крайне пессимистично отнесся к подобной затее. На нем уже есть сильный игрок: нашими продуктами пользуется порядка 70% веб-студий (примерно 5000), 50% коммерческих решений работают на «1С-Битрикс» (около 50 000 внедрений). И без инвестиций, как нам когда-то, вряд ли получится выйти на него — придется от трех до пяти лет вкладываться без всякой гарантии, что потом удастся получить значительную долю в продажах.

Социальные сети мы не считаем конкурентами, это только один из инструментов пиара. Сейчас никто не сомневается, что любой фирме нужен сайт. В первую очередь для самоидентификации. В наше время даже парикмахерскую пользователь будет первым делом искать в «Яндексе» или Google.

Если вас нет в выдаче поискового сервиса, вас не существует.

Каковы тенденции развития ПО?

Мне кажется, что будущее ПО — это веб-приложения.

Уже сегодня, если вы создаете программу для работы в Windows, ее надо сразу писать как веб-сервис. Причем лучше сразу для нескольких платформ, потому что нет уверенности в будущем ни одной из них: ваш продукт должен работать через браузер и в среде Windows, и в Mac, и в Linux.

Для продуктов «1С-Битрикс» мы это правило соблюдаем.

Более того, нам кажется правильной та точка зрения, которой мы придерживаемся: воюем за интернет-сегмент (сайты) и интранет-сегмент («Корпоративный портал»). И то и другое — веб-приложения, причем независимо от того, в какой из сетей пользователь к ним обращается. Скоро у нас появятся решения и для мобильных платформ.

Купить номер с этой статьей в PDF
700