Развитие интернет-цензуры

На протяжении 90-х годов Интернет, несмотря на активное развитие, был явно недооценен официальными лицами во всем мире. «Ошибки» начали исправлять в 1999 г., когда правительства отдельных стран, в первую очередь Китая, Ирана и Саудовской Аравии, стали прилагать массу усилий, чтобы не допустить распространения определенных видов информации. На первых порах цензура в Интернете представляла собой блокировку сайтов, содержащих порнографию, призывающих к насилию или компрометирующих власти. Для Запада перелом наступил после событий 11 сентября 2001 г., когда цензуру стали вводить под предлогом борьбы с терроризмом. Правительства США, Великобритании и Канады получили право просматривать почтовые сообщения и контролировать онлайновую активность пользователей. Комплекс мер по борьбе со свободой в Сети постоянно расширяется. Так, вводится фильтрация данных в местах общественного доступа. С начала XXI в. ведутся преследования кибердиссидентов, публикующих в Сети антиправительственные материалы. В настоящее время уже более 60 интернет-деятелей по всему миру находятся в заключении. В ряде стран действует обязательная авторизация пользователей, сетевое оборудование взято под контроль государства. «Последним писком моды» стало использование фильтра ключевых слов, при котором пользователь получает не то, что ищет, а то, что ему разрешают власти.

Враги Интернета

Организация «Репортеры без границ» ежегодно публикует список «Враги Интернета». В настоящее время в перечень входят 13 стран: Белоруссия, Вьетнам, Египет, Иран, Китай, Куба, Мьянма, Саудовская Аравия, Северная Корея, Сирия, Тунис, Туркменистан и Узбекистан, где цензура в Сети отличается особенной жесткостью. В список не попали страны, в которых попытки установить контроль над Интернетом со стороны государства и различных организаций не носят систематического характера.

Бесспорным лидером в области тотальной цензуры считается КНР. Интересно то, что защитить своих граждан от «вредной» информации КНР помогают американские корпорации, например Cisco Systems, поставляющая оборудование, необходимое для отслеживания потоков данных. На благо Поднебесной трудятся и китайские версии интернет-порталов Google и Yahoo!, позволяющие властям страны фильтровать поиск по ключевым словам. В Китае более 130 млн. пользователей Интернета, и все они отрезаны от чего бы то ни было оппозиционного, или, как сейчас принято говорить, неполиткорректного. Сайты, критикующие политику правительства, протибетские и протайваньские ресурсы блокируются на национальном уровне. Например, этой весной власти заблокировали доступ к французскому сайту, который предупреждал об опасности инвестиций в Китай. По словам экспертов, неугодные режиму высказывания живут в китайском Интернете не дольше 2 ч. За время масштабной чистки Сети в Поднебесной было арестовано 62 интернет-журналиста.

Тем не менее китайский сегмент Сети быстро развивается. Власти умело сочетают политику кнута и пряника, не душа Интернет, а лишь направляя его в нужное для себя русло.

Цензура в Мьянме в отдельных проявлениях даже жестче, чем в Китайской Республике. В стране установлены запредельные цены на компьютеры, выйти в Интернет из дома практически невозможно. Доступ к оппозиционным ресурсам блокируется с помощью технологий, поставляемых американской фирмой Fortinet.

Интернет-кафе тщательно контролируются властями: каждые 5 мин изображение с компьютера сохраняется и отправляется специальным службам, осуществляющим мониторинг. За тем, кто просматривает или создает антиправительственные материалы, устанавливается наблюдение.

На современной Кубе нет таких средств, как в Китае, позволяющих не допускать критических высказываний. Там Интернет просто недоступен для рядовых граждан. Если кому и удается выйти в Сеть, то перед ним предстает сильно урезанный вариант Всемирной паутины.

Цензура Ирана носит прежде всего религиозный характер. Все ресурсы, не соответствующие исламской морали, нещадно блокируются. Таких неугодных сайтов сейчас набралось более 10 млн. С лета 2006 г. пресекается публикация всех материалов, посвященных проблеме прав женщин. Кроме того, здесь нельзя загрузить зарубежную песню или фильм. Похожая ситуация и в Саудовской Аравии, где правительство блокирует около 400 тыс. страниц, которые, по мнению властей, могут нанести вред гражданам страны. В черном списке сайты о сексе, политические и религиозные, регулярно прекращается доступ к сетевым журналам.

Недавно включенный в список врагов Интернета Египет активно борется с блоггерами, ведущими в Сети оппозиционные дневники. В 2006 г. было арестовано трое интернет-журналистов, обвиняющихся в угрозе национальной безопасности.

Правительство Республики Беларусь, пользуясь своей монополией на систему коммуникаций в стране,
периодически блокирует оппозиционные сайты. Особенно активно закрывают электронные страницы во время выборов.

Даже в такой развитой в техническом плане стране, как Южная Корея, государство пытается контролировать Сеть. Официально власти борются с порнографическими ресурсами, но заодно закрывают и те сайты, которые «беспокоят общественность» и поддерживают Северную Корею.

Цензура в России

В Законе о средствах массовой информации РФ есть пункт о недопустимости злоупотребления свободой слова. Так, владельцы интернет-сайта, зарегистрированного как СМИ, привлекаются к уголовной ответ-ственности за использование ресурса в целях совершения преступлений, для разглашения государственной тайны, осуществления экстремистской деятельности, распространения или пропаганды порнографии, наркотиков, культа насилия и жестокости. В России также запрещены скрытые вставки, воздействующие на подсознание людей и/или оказывающие вредное влияние на их здоровье. Но в любом случае решение о закрытии издания может быть принято только судом или учредителем. Наша прокуратура действует опережающими темпами. Во благо родины она сначала блокирует ресурс, а уже потом затевает судебное разбирательство.

Чиновники Министерства культуры и коммуникации РФ не теряют надежды установить цензуру в российском сегменте Всемирной сети. Так, в начале этого века видные деятели Рунета и представители министерства собрались в Администрации Президента для беседы по поводу регулирования Интернета. Официальные лица настаивали на том, чтобы каждая веб-страница была зарегистрирована. Естественно, на просмотр всех создаваемых страниц, чтобы их завизировать, не хватит кадров ни у одного ведомства. Интернетчики тогда отстаивали понимание Сети как свободной, саморегулируемой среды, и им удалось убедить правительство в том, что подобные меры крайне негативно скажутся на развитии Рунета.

Одним из самых громких дел, связанных с цензурой в Рунете, стало интервью Бориса Березовского алтайскому журналисту Сергею Теплякову. По мнению силовых структур, опальный олигарх призывал к свержению существующего государственного строя в России. Текст, выложенный на сайте информационного агентства, был в скором времени заблокирован, журналиста допрашивали в ФСБ. Кстати, при проверке несколько ресурсов, которые, судя по ссылкам, должны были содержать скандальное интервью, оказались недоступны. Тем не менее текст хотя и с трудом, но удалось найти. С правовой точки зрения этот случай интересен тем, что, как упоминалось выше, ФСБ прежде заблокировала сайт и только потом началось судебное разбирательство с целью доказать, что опубликованный материал носит противозаконный характер.

В конце 2006 г. был закрыт интернет-журнал «Новый фокус», редакция которого находилась в Республике Хакасия. Создателей проекта обвинили в том, что он является «иным средством распространения периодической информации», не имея регистрации в качестве СМИ. Напомним, что по закону в нашей стране регистрировать интернет-издания не обязательно. Несмотря на это, суд инкриминировал владельцам сайта незаконную деятельность и вынес решение о его конфискации, создав таким образом прецедент, на основании которого в дальнейшем каждый периодически обновляемый ресурс нужно будет регистрировать в качестве СМИ. Это означает, что если какой-то сайт, например МВД, не зарегистрирован как СМИ, то его можно закрыть, а сервер, на котором он хранился, отобрать и оштрафовать милицию на 20 тыс. руб., как это произошло с «Новым фокусом». Хотя журналистам удалось обжаловать решение суда по делу «Нового фокуса», сайт свою деятельность не возобновил. Пустующий домен выставлен на продажу.

Будущее цензуры в России

Для эффективного контроля информационных потоков Сети понадобится тотальная цензура, потому что, когда власть закрывает один оппозиционный ресурс, то сразу же получает другой. Постоянное появление критических материалов и последующее закрытие соответствующих сайтов, естественно, вызовут недоверие и недовольство населения. Следовательно, введение цензуры требует тщательной подготовки, а контроль должен устанавливаться повсеместно и сразу. Это, в свою очередь, подразумевает большие финансовые и кадровые затраты. К счастью, Федеральная служба безопасности РФ не обладает необходимым для масштабного контроля Рунета количеством специалистов.

Появление тотальной цензуры в российском сегменте Сети маловероятно еще и потому, что, как ни странно, высшая власть сама заинтересована в его свободном развитии. Интернет нужен властям в качестве канала обратной связи с населением, позволяющего сразу видеть реакцию людей на какие-то свои действия. Это достаточно оперативный канал коммуникации, ведь на большинстве информационных сайтов можно оставить свой комментарий к любой публикации. К тому же, по словам политтехнологов, на результаты выборов Интернет не влияет. Влияет телевидение, а оно под контролем.

Как подтвердил корреспонденту журнала «Смысл» источник в Администрации Президента, Кремль не занимается целенаправленной цензурой. До 2008 г. ограничение свободы слова в Сети не планируется. Дальше никто пока и не загадывает.


Иван Засурский, руководитель лаборатории конвергенции факультета журналистики МГУ:

— Есть законы, а есть традиции. Существует такая русская традиция — душить прессу на региональном уровне. Сначала придушить, а потом контролировать. По закону этого делать нельзя, но традиции у нас в стране сильны. Это пошло еще с советских времен. Сейчас законы в России более либеральны, чем традиции. Кроме того, наши суды не вполне независимы. На всякий случай любая ситуация трактуется в пользу руководства.

В настоящее время происходит столкновение вольницы Интернета и косности региональной бюрократии. Сетевики считают, что им все дозволено, чиновники — что за любое телодвижение можно сажать. Правда, как обычно, посередине. Интернет — это все-таки пространство, связанное с реальностью. Если ты причинил кому-то вред, то не стоит рассчитывать остаться безнаказанным.

Виктор Монахов, старший научный сотрудник Института государства и права РАН:

— Заметьте, что практически каждое громкое преступление, хоть отдаленно имеющее отношение к Интернету, определенные политические силы отмечают очередным всплеском стремления «закрутить сетевые гайки» и ввести какие-то дополнительные ограничения на сетевую свободу. Произошел взрыв — и тут же мы узнаем, что рецепт изготовления бомбы был почерпнут из Интернета. Сумасшедший устроил резню в синагоге — Интернет обвиняют в разжигании межнациональной розни. Это все спекуляции.

Преследование «Нового фокуса» и «Зырянской жизни» — не просто рядовые случаи. Социально опасная суть принятых по их поводу судебных решений заключается в попытках изменить сформировавшийся в нашей стране еще в 1998 г. в форме своеобразного общественного договора принцип добровольной регистрации сетевых изданий. Также этими решениями впервые в российской практике предписывается не предусмотренная Законом РФ о СМИ обязанность владельцев сайтов пройти регистрацию в качестве средств массовой информации. Владельцы упомянутых сайтов были привлечены к административной ответственности за отсутствие у них регистрации интернет-ресурсов в качестве средств массовой информации. Кафедра ЮНЕСКО по интеллектуальному праву в своем экспертном заключении доказала отсутствие легальных правовых оснований для такого рода направления развития судебной практики.

От редакции

Обращаем ваше внимание на то, что в полемике относительно цензуры в Интернете имеет место подмена понятий. Интернет в системном плане является прежде всего средством коммуникации между пользователями систем, имеющих его в качестве коммуникативной среды. Ограничения, представляемые как цензура в Интернете, имеют отношение к тем системам, которые пользователи Интернета эксплуатируют как коммуникационную среду. Поэтому, говоря об ограничениях, вводимых в этих системах, следует обсуждать в первую очередь их функционирование. Доступ в Интернет осуществляется на уровне его возможностей и не зависит от того, разрешит его государство или нет. Вместе с тем функционирование информационных систем, использующих Интернет, принципиально невозможно без тех или иных ограничений. Например, если не ограничивать спамеров, то эффективность этих систем серьезно снижается. Да и почему бы не попытаться заставить пользователей информационных и издательских систем писать грамотно? Между цензурой и ограничениями существует синонимия. Многие ограничения в ИС играют роль того самого трения, без которого, как известно, движение в реальном мире не реализуется. Просто бороться с трением следует разумно и не на митинге.

 

837