«Риторический вопрос», — подумает один читатель. «Зачем?» — возмутится другой. «Утопия», — вынесет окончательный приговор третий. Не спешите. Нам вроде бы некуда торопиться. Быть может, столь непростой вопрос все же стоить обсудить и обмозговать?

— Наши отцы жили при коммунизме? — Нет, при IBM. — А мы сейчас живем при капитализме? — Нет, при Microsoft. — Как же так получилось? Они выпускают самую лучшую в мире ОС? — Вроде бы нет. — Самую дешевую? — Точно нет. — Самую удобную? — Возможно. Особенно когда не с чем сравнивать.
— А как же массовые GNU/Linux, Mac OS X или «теневые» FreeBSD, NetBSD, OpenBSD, QNX, RISC OS, SkyOS, Haiku, Syllable, ReactOS, Zeta, Plan 9, Inferno, Oberon/Bluebottle? — А где они? Их знает и ценит только узкий круг специалистов. Вокруг куда ни глянь лишь семейство Microsoft Windows.

Гегемония Microsoft

Все познается в сравнении. Налицо видимое удобство Windows в отсутствие альтернатив — миллионы пользователей при наличии практически бесплатного «сыра» не имеют возможности оценить качественные системы. Если в мире доля Windows на рынке настольных компьютеров составляет около 90%, то в России этот показатель еще выше — по разным оценкам, он колеблется в диапазоне 95—98%. В мире доля Linux на рынке клиентских ОС находится на уровне 3,3%, тогда как в России — 0,5%. Людям действительно не с чем сравнивать Windows. Да и зачем искать и пробовать альтернативу, если все вокруг не один год работают в среде Windows, если подавляющая масса программных продуктов ориентирована именно на Windows, если за Windows стоит непотопляемая корпорация Microsoft. И ко всему прочему сама Windows доступна населению практически так же, как бесплатное программное обеспечение — почти по цене носителя. Доступна нелегально, но люди рассуждают просто: всю страну не пересажают, рядовых граждан закон об авторских правах не касается.

Для миллионов пользователей в России цена на Windows фактически равна цене на Linux — пиратские диски стоят недорого. Почему же тогда выбирают, как правило, Windows? Да потому, что на нее уже все подсели. Можно много и долго рассуждать, какой интерфейс удобнее, но Windows убивает на корню все альтернативы только тем, что впитывается в граждан России чуть ли не с молоком матери. Конечно, она нам привычнее и потому удобнее.

Вот три главные причины, по которым потребители выбирают Windows:

  • огромное распространение, практически монополизация рынка;
  • уверенность в непотопляемости Microsoft;
  • доступность нелегального использования.

Из них автоматически вытекает следующее:

  • гарантия помощи (все вокруг работают в среде Windows, так что в беде не бросят);
  • минимизация рисков (мысли о внезапном крахе Microsoft, о повторении Великой депрессии США прошлого века никто не допускает);
  • привыкание к этой ОС, которое путают с удобством.

Кому выгодно использование нелегальных копий Windows? Потребителю, самой собой разумеется. А вы не задавались вопросом, каким образом людей вовлекают в наркоманию? Разве будущие наркоманы за первую дозу платят по полной? Это вам ни в чем не напоминает ситуацию с Windows? Почему в течение стольких лет на повальное нелегальное использование населением, госучреждениями и бизнес-сообществом фактически закрывали глаза как государство, так и Microsoft? Наверное, так им было удобно. Ответ на вопрос, в чем здесь коренится зло, довольно прост и выражается одним словом — коррупция. Государство в лице конкретных чиновников решало за чужой счет задачи компьютеризации и информатизации, а Microsoft тем временем получала стратегическое преимущество, захватывала российский рынок, применяя нечто вроде скрытой формы демпинга. Дело дошло до того, что топ-менеджеры американского гиганта не стесняются даже вслух говорить о подобных формах конкурентной борьбы. Руководство Microsoft считает, что пиратство способствует увеличению объемов продаж лицензионных копий программных продуктов. “Если пираты собираются красть у кого-то, пусть лучше крадут у нас”, — заявил в марте 2007 г. президент бизнес-группы Microsoft Джефф Райкс. В Microsoft решили не прекращать борьбу с пиратством, но и не ужесточать санкции в отношении нелегальных пользователей. Райкс считает, что лишнее давление на потребителей вынудит их не покупать лицензионные программы Microsoft, а искать бесплатную альтернативу этому ПО.

Сейчас мы утешаем себя тем, что зависимость от Microsoft не страшна. Захотим — избавимся. Наркоманы также уверены, что легко и быстро слезут с иглы. Но они ведь не слезут. Им придется долго и трудно бороться с собой. И подтвердится прописная истина — проще добывать деньги на новые дозы. Ситуация в настоящее время такова, что корпорация Microsoft держит на крючке шантажа около 80% пользователей в России. Мы жили взаймы, не задумываясь об этом. Похоже, теперь настало время платить по счетам.

Неужели мы в России такие немощные и бессовестные, что умеем лишь воровать? Со стороны США нам неоднократно выдвигали упреки в тотальном пиратстве интеллектуальной собственности, особенно программного обеспечения и особенно в свете нашего вступления в ВТО. Но вот недавно Business Software Alliance (BSA) совместно с аналитической компанией IDC опубликовала отчет о состоянии глобального пиратства ПО в 2006 г. И что мы видим? Россия не вошла ни в число 20 стран с самым высоким процентом пиратства, ни в 20 с самым низким. Мы середнячки. При этом в абсолютном выражении наибольший ущерб мировой экономике, заметно оторвавшись от остальных, нанесли... пираты США. После них идут пираты Китая и Франции, а Россия заняла только четвертое, непризовое место. За нами следуют Япония, Великобритания, Германия, Италия. Хотя это все вилами на воде писано. Достаточно познакомиться с методикой. Как можно терять то, чего не имеешь? Какой ущерб потерпит производитель, если потребитель станет пользоваться его продуктом? Если продукт достается почти бесплатно и нет санкций против нелегального применения, то потребитель не откажет себе в удовольствии им попользоваться. Но как только санкции станут реальностью, потребитель подумает, брать ли этот продукт или обратиться к другому, альтернативному, который дешевле или даже бесплатен.

Мир стал однополярным. И даже не вчера. Центр мироздания — США. Для США компании уровня Microsoft, Intel, IBM — это национальные корпорации. Противодействовать им на уровне бизнеса почти бессмысленно: с учетом гегемонии США — разные весовые категории. Создать какие-то проблемы им могут разве что Евросоюз или Китай. А потому остается защищать свои интересы только на уровне государств, что и делают в сфере инфраструктуры системного ПО Китай, Франция, Германия, Бразилия. На подходе — Южная Корея, Япония, Великобритания.

Вот лишь один пример перевода вопросов ИТ-бизнеса в плоскость государственного влияния. В конце 2005  г. корпорация Microsoft обращалась за поддержкой в правительство США в известном антимонопольном сражении с ЕС. Представители Microsoft попросили помощи у нескольких крупных компаний, чтобы те лоббировали правительство США с целью публично поддержать корпорацию в споре с ЕС. В письмах к своим деловым партнерам представители Microsoft разъясняли, с какими членами правительства лучше связаться и о чем с ними говорить. В итоге в конце 2006 г. с благословения Джорджа Буша послом США при Евросоюзе был назначен Бойден Грей  — авторитетный юрист, известный тем, что лоббировал интересы Microsoft.

 

Дело Поносова и инициативы Алксниса

7 ноября прошлого года с краткосрочным визитом нашу страну посетил Билл Гейтс, человек, с которым продолжают олицетворять Microsoft, хотя с июня 2006  г. он де-юре отошел от непосредственного управления корпорацией, приступил к двухлетнему периоду по передаче дел и возглавил совет директоров. Одной из ключевых была встреча Гейтса с первым вице-премьером Правительства РФ Дмитрием Медведевым, на которой обсуждался вопрос о помощи Microsoft национальному проекту “Образование”.

Возможно, это просто случайное совпадение, но факт остается фактом — через две недели, 21 ноября 2006 г., Александру Поносову, директору школы села Сепыч Верещагинского района Пермского края, было вручено постановление районной прокуратуры о привлечении его в качестве обвиняемого по ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав» за использование в школе нелегальных копий ПО корпорации Microsoft. Дело получило широкую огласку, и в стране трудно сыскать того, кто о нем не слышал. В деле Поносова можно отметить некоторые странности: например, на компьютерах стояло нелицензионное ПО не только компании Microsoft, но и «Лаборатории Касперского», однако обвинения предъявлялись лишь за установку продуктов Microsoft, которая публично дистанцировалась от этого процесса. Одни сочувствовали тому, что человек стал очередным стрелочником, другие всерьез задумались о том, как быть дальше: закрывать и опечатывать компьютерные классы, устанавливать собственными силами свободное ПО (Linux и др.) либо ждать указаний и защиты сверху. Как выяснилось, уровень нелегального использования ПО в школах достигает 75%.

Дело Поносова вызвало ожидаемую реакцию правительства. По итогам совещания в правительстве 13  февраля 2007 г. у Д. Медведева было принято решение подготовить и согласовать предложения по основным мероприятиям и параметрам реализации приоритетного национального проекта «Образование» в 2007 г., а также на перспективу до 2010 г. Ответственность была возложена на ведомство Леонида Реймана — Министерство информационных технологий и связи (Мининформсвязи) Российской Федерации, которое содействует Министерству образования и науки РФ в решении задач проекта «Образование». За два месяца проект предложения Мининфорсвязи РФ был подготовлен. Один из его авторов, директор Департамента государственных программ, развития инфраструктуры и использования ограниченного ресурса Мининформсвязи РФ Максут Шадаев так прокомментировал подготовленные предложения: «Сейчас мы находимся на стадии, когда нас просили разобраться, какой порядок финансирования требуется, чтобы то программное обеспечение, которое стоит и используется в школах, сделать лицензионным». Эта оценка оказалась впечатляющей [1]: общий объем потребностей в финансировании проекта в целом на период 2007—2010 гг. составил 3,8 млрд. руб. (т.е. 146,154 млн. долл. при курсе 26 руб./долл.). Из них на легализацию продуктов Microsoft (Windows, Office, Visual Studio, FrontPage) предусмотрено 1,119 млрд. руб., что составляет в среднем 279,68 млн. руб. в год. Потребности в количестве лицензий на Windows оценены в 484,730 тыс. руб., а на Office — 489,891 тыс. руб. Потребности в альтернативной ОС (ALT Linux) оценены в 1,721 тыс. руб. При этом весь парк персональных компьютеров в школах страны оценивается в 675 тыс. руб. с ежегодным приростом примерно на 15%.

На заседании правительственной комиссии по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, ее правовой охране и использованию 19 апреля 2007 г. был заслушан доклад Л. Реймана и было принято решение поручить Мининформсвязи, Минобрнауки, Минэкономразвития и Минфину РФ в течение десяти дней представить согласованные предложения по реализации проекта. Первые два ведомства все согласовали. Но замминистра Минэкономразвития РФ Андрей Шаронов в своем письме от 28 апреля 2007 г. в Минфин РФ выступил против, высказав мнение о том, что в школах следует использовать открытое ПО, и подчеркнув, что «предлагаемые <…> мероприятия несут угрозу создания монопольного положения поставщиков, прежде всего компании Microsoft, на российском рынке». Министерство финансов РФ в письме от 3 мая на имя Дмитрия Медведева отказалось выделить деньги для финансирования этой программы и предложило решать вопросы через бюджеты субъектов федерации. По сути возник вполне предсказуемый цейтнот, поскольку вопрос о легализации ПО требуется решить к началу нового учебного года, а в таких условиях очень мало шансов на то, чтобы решение было взвешенным и рассматривало реальные альтернативы процессу монополизации школ продуктами Microsoft.

Масла в огонь добавил депутат Виктор Алкснис, который перевел обсуждение в публичную сферу. В своем блоге на ЖЖ (Живой журнал, http://v-alksnis2.livejournal.com)  8 мая он обнародовал факты, касающиеся этой ситуации. На скепсис пользователей Windows в отношении возможности применения жестких мер вплоть до уголовного преследования Виктор Алкснис в своем блоге ответил
так: «Сообщите свой домашний адрес, чтобы завтра к вам прибыли следователи прокуратуры и зафиксировали тот факт, что на вашем домашнем компьютере установлено нелицензионное программное обеспечение, которое вы украли у компании Microsoft, и вам грозит за это несколько лет тюрьмы. А потом я зайду к вам в тюремную камеру и поинтересуюсь, по-прежнему ли вас ничто не заставит слезть с Windows?» И тут началось! Все, что накипело у специалистов за годы вынужденного безмолвствования, стало изливаться в сотни комментариев к сообщениям в этом блоге. За несколько дней Алкснис провел мозговой штурм с интернет-аудиторией и сформировал контраргументацию к предложениям Мининформсвязи РФ, которая вылилась в депутатские запросы к Ю.Я. Чайке, Генеральному прокурору РФ, к И.Ю. Артемьеву, руководителю Федеральной антимонопольной службы, а также в проект обращения Государственной Думы РФ к Президенту.

Как бы ни закончилась эта история, уже можно сделать некоторые выводы. Речь идет о государственных инвестициях в будущее наших детей, в будущее страны, о том, чтобы Россия перестала быть сырьевым придатком мировой экономики. Элементарные подсчеты показывают, что большой импульс к этому может дать программа легализации ПО в школах. На адаптацию и внедрение Linux в школах, по грубым прикидкам, потребуется от 5 до 10 млн. долл. Пусть даже будет в 2 раза больше, все равно это составит лишь 14% от суммы, запрошенной Мининформсвязи РФ. Но при этом страна получит свою операционную систему, подконтрольную государству.

 

Китайский путь

На мой взгляд, не стоит впадать в крайность и демонизировать Microsoft. Американская корпорация преследует свои коммерческие интересы, и ее нельзя осуждать за это. По крайней мере, до тех пор, пока все происходит в рамках закона. Плохо другое. Государство должно заботиться о своих интересах, а не о прибылях некоей американской компании.

В конце марта 2007 г. в рамках Всемирного экономического форума был опубликован доклад о глобальном развитии информационных технологий (The Global Information Technology Report) и представлен рейтинг стран по степени развития и использования современных информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Среди 122 стран Россия заняла 70-е место. Нам есть чем «гордиться»: мы обогнали Монголию, Гондурас и даже многие страны Африки. В лидерах — Дания, Швеция, Сингапур, Финляндия, Швейцария, Нидерланды, США, Исландия, Великобритания, Норвегия. Скандинавские страны оказались вне конкуренции. Зато по уровню золотовалютных резервов мы при ежемесячном приросте в 20—30 млрд. долл. уверенно движемся к отметке 400 млрд. долл. и в мае 2007 г. закрепились на третьем месте в мире. Выше нас только Китай и Япония.

Китай давно взял курс на перевооружение экономики, на перестройку сложившейся ИТ-инфраструктуры. Одним из ключевых шагов стал уход от «наркотической»зависимости в отношении продукции Microsoft. К 1999  г. Институт программного обеспечения Академии наук Китая (Institute of Software, Пекин) завершил разработку собственной национальной операционной системы на базе Linux, которая получила название Red Flag Linux. Она ориентирована на ПК, рабочие станции и серверы, на процессоры Intel и Alpha, и на поддержку СУБД Informix-SE, Oracle и Sybase. Кроме того, на основе OpenOffice был разработан собственный комплекс офисного ПО — RedOffice.

В августе 1999 г. институт заключил альянс с одной из крупнейших китайских ИТ-компаний (Beijing Founder Electronics) и китайским отделением компании Compaq (ныне поглощенной HP). В июне 2000 г. была образована Red Flag Software, которая взяла на себя функции развития и продвижения Red Flag Linux. В сентябре 2006 г. IBM заявила о своей поддержке Red Flag Linux. По состоянию на 2006 г. Red Flag Linux занимает более 80% китайского рынка ПК на базе Linux. Китайцы решили не ограничиваться внутренним рынком, а потеснить Microsoft на рынках соседних азиатских стран. Для этого совместно с японской Miracle Linux Corp. и южнокорейской Haansoft для корпоративного рынка был подготовлен дистрибутив Asianux. По оценкам азиатского альянса, в ближайшем десятилетии Asianux станет основным серверным продуктом в госучреждениях Азии. Red Flag Software активно участвует во многих важнейших государственных проектах, включая стратегический проект по развитию программной индустрии (National Strategic Software Project), разработку национальных стандартов, содействие развитию электронной промышленности (Electronics Development Fund), национальные проекты в сфере высоких технологий (National High Technology), академической науки, образования. Политическая воля руководства Китая, реальные потребности экономики и естественный барьер для английского языка создали основу успеха этой инициативы, позволившей сделать серьезную заявку на захват азиатских рынков.

Китай наглядно показал, что можно противостоять экспансии на внутренний рынок крупных иностранных компаний, стремящихся через системные средства (операционная система) и базовые прикладные средства (офисное ПО) заполучить стратегический контроль над ИТ-инфраструктурой. Стоит ли нам идти по китайскому пути? Или все же учесть опыт КНР, но решить задачу иначе? Очевидно, что оставлять дальше все как есть, без вмешательства со стороны государства, становится опасным.

 

Непотопляемость Microsoft

Мало кто задумывается о том, что корпорация Microsoft не вечна. Использовав IBM в качестве трамплина для мирового господства в сфере программной инфраструктуры ПК [2], она вышла из тени Голубого гиганта и стремительно захватила контроль над системным и офисным ПО для ПК. С мая 1990 г., когда Microsoft выпуском Windows 3.0 нанесла разящий удар в спину IBM, она за три года привела Голубого гиганта к краю пропасти, и IBM — гордость американской экономики — от краха спасло лишь чудо. «Высшее руководство IBM, — писал впоследствии Луис Герстнер (глава IBM в 1993—2002 гг.), — было одержимо идеей исправить ошибку 1980-х гг. и отобрать контроль над операционными системами у Microsoft (и, в меньшей степени, желанием лишить Intel контроля в сфере производства микропроцессоров)... В лучших традициях IBM мы собирались драться до конца». Итог противостояния известен. «Матч-реванш» IBM проиграла. Империя Microsoft вот уже почти два десятилетия занимает гос-подствующие высоты, и, как многим представляется, ничто не может поколебать ее сегодняшнее положение. Но все же такой момент может наступить, причем гораздо раньше, чем того ожидают. Билл Гейтс, который отлично знает всю кухню прихода к мировому господству, понимает это, как никто другой: «Microsoft не застрахована от провалов, и мне нужны те, кто доказал, что не теряется в самых неординарных обстоятельствах. Конец для лидера может наступить очень быстро».

Общемировая тенденция перехода от одной бизнес-модели (плата за программное обеспечение) к другой (плата за сервисы) ведет к тому, что базовые составляющие программного обеспечения (операционные системы, офисные пакеты, СУБД и инструментарий) будут вскоре попадать к потребителю бесплатно. Чем доступнее с каждым годом для миллионов пользователей во всем мире становится высокоскоростной Интернет, тем в большей степени нивелируется незаменимость базового ПО. Ключевую роль в перестройке ИТ-экономики на новые рельсы сыграли и продолжают играть IBM и Google — главные «недоброжелатели» Microsoft.

Если ознакомиться с официальными финансовыми отчетами корпорации, бизнес Microsoft делится на семь сегментов. Ниже приводятся цифры за 2006 финансовый год, который закончился для корпорации 30 июня прошлого года (табл. 1).

Легко заметить, что основу финансового благополучия составляют системное ПО (доля в прибыли корпорации от Windows — 47,58%) и офисное ПО (доля в прибыли от Office  — 38,63%). Серверные и инструментальные средства также дают неплохую прибыль и хороший оборот. Остальное — убыточное и дотационное. Если учесть, какое количество разных скидок и демпинговых схем применяется по Windows и Office, несложно понять, сколь высока цена на них по сравнению с себестоимостью, каковы сверхдоходы Microsoft.

На разработку Windows Vista ушли огромные ресурсы. Специалисты аналитической компании Gartner пришли к выводу, что Windows Vista и Windows Server 2008 станут последними крупными ОС корпорации Microsoft. По мнению аналитиков, эра крупномасштабных проектов подходит к концу, и в недалеком будущем разработчики ПО сконцентрируют усилия на выпуске дополнений и обновлений к уже готовым ОС, а не на производстве новых. Как только рухнет схема извлечения прибыли из Windows и Office, господству Microsoft настанет конец. Поэтому американская корпорация сейчас предпринимает активные шаги в отношении других сегментов рынка и намерена держаться за свою монополию до конца. Именно поэтому Microsoft так опасается компании Google, за стремительным взлетом которой, как говорят злые языки, стоят могущественные структуры спецслужб США. Google перекраивает карту мира, на которой во главу угла поставлены сервисы, прежде всего глобальные. Это другая наркотическая игла. Игла нового поколения. Она несет смертельную угрозу Microsoft.

 

Необъявленная революция в программной инженерии

Применение систем, альтернативных Windows, важно сейчас, как никогда ранее. Информационная независимость  — одно из условий выживания государства как самостоятельной единицы в постиндустриальном мире, где информационные технологии (ИТ) определяют настоящее и будущее экономики и политики. Глобальный рынок ИТ, по данным всемирной ассоциации WITSA, в 2006 г. превзошел отметку 3 трлн. долл. (из них телекоммуникационные продукты и технологии — 1,57 трлн. долл.) и к 2009 г. достигнет 4 трлн. долл. Первая десятка стран с наибольшими затратами на ИТ выглядит так: США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Китай, Италия, Канада, Бразилия, Южная Корея. За вычетом Индии и России, это те же страны, которые возглавляют список лидеров по ВВП. По прогнозу WITSA, к 2009 г. Китай выйдет на третье место, а Индия с показателем в 65,5 млрд. долл. вытеснит из десятки Южную Корею. Стоит отметить, что правительство Японии в борьбе с зависимостью от одного поставщика ИТ-инфраструктуры (Microsoft) на 2008 г. выделило средства в размере 10,4 млрд. долл. (1,25 трлн. иен), большая часть которых будет направлена на внедрение систем на базе Linux.

Россия ставит перед собой цель войти в лидеры мировой индустрии разработки программного обеспечения. А для такой грандиозной задачи, требующей перестройки экономики с экспорта сырья на экспорт интеллектуального труда, нужны большие ресурсы.

В соответствии с отчетом Global Outsourcing Report, три четверти компаний в США для ведения хотя бы части ИТ-бизнеса прибегают к услугам сторонних компаний (к аутсорсингу, причем за границами своей страны). По оценкам аналитиков Horasis в отношении глобального ИТ-аутсорсинга, в рейтинг-листе GOI (Global Outsourcing Index) Россия в ближайшие десять лет войдет в пятерку ведущих стран мира (табл. 2).

В 2005 г. объем российского экспорта заказного программного обеспечения оценивался в сумму около 1 млрд. долл.; к 2010 г. она вырастет до 10 млрд. долл. По планам Мининформсвязи РФ, доля всей ИТ-отрасли в структуре ВВП должна к 2010 г. возрасти с 5 до 10%, а ее доля в структуре российского экспорта — до 4%. По оценкам Forrester Research, подобные тенденции глобального аутсорсинга приведут к потере в США к 2015 г. примерно 3,4 млн. рабочих мест. Ключевая тенденция в отрасли — перестраивание с чистой разработки ПО на создание сервисов и предоставление услуг. Более того, не без участия IBM появилось целое направление — наука предоставления услуг (service science). Проф. Бертран Мейер, возглавляющий факультет компьютерных наук в одном из самых авторитетных в Европе университетских центров — Высшей Политехнической школе (ETH Zurich), где учились Альберт Эйнштейн и Джон фон Нейман, называет это «необъявленной революцией» в программной инженерии.

 

Отечественный Linux

Нужно ли адаптироваться к новым реалиям? Безусловно, нужно, только делать это не сломя голову. Собственное системное ПО — это не просто престиж страны. Это прежде всего национальная безопасность и информационная независимость, поскольку именно базовые системные средства определяют основу для развития и реализации ИТ-решений во всех отраслях экономики. Они так же важны, как и контроль над железными дорогами, автомагистралями, энергетикой... Хотя зачем нам свое, когда можно импортное? Ведь нас не волнуют ни рабочие места, ни зависимость от импорта, ни падение инженерного уровня…

Развитие ИТ в мире достигло такого уровня зрелости, когда международная стандартизация во многом позволяет исключить зависимость от конкретных компаний и их продукции. Именно это создает гарантии для самостоятельного развития собственных программных систем и решений независимо от мировой конъюнктуры. Если сегодня мы не задумываемся о том, что триллионы электронных документов у нас в стране хранятся и циркулируют в проприетарном формате DOC (RTF), контроль над которым принадлежит Microsoft, и к каким последствиям это приводит, то завтра имеет смысл хотя бы для государственных учреждений стандартизировать обмен информацией, используя международные стандарты (в частности, формат ODF — стандарт ISO/IEC 26300:2006). Продуманная выработка госстандартов и обеспечение государственного контроля над их соблюдением — два важнейших шага в направлении информационной независимости страны. Еще один шаг — снятие экспортной зависимости по линии программного обеспечения. Для этого необходимо стимулировать развитие альтернатив сложившейся инфраструктуре ПО, «заточенной» под Microsoft. Это коммерческие и некоммерческие открытые системы, поддерживающие открытые стандарты, а также системы с открытыми исходными текстами (Open Source).

В рамках продвижения альтернатив целесообразно рассматривать не только уравнивание в правах открытого и закрытого (проприетарного) ПО, но и активную разработку отечественных программных систем с государственной поддержкой. Прежде всего речь идет о собственной ОС. Ее можно разрабатывать с перспективой на годы вперед, не привязываясь жестко к тому, что сейчас представлено на мировом рынке. Но это непростой путь. К его обсуждению мы вернемся чуть позже, а пока рассмотрим самый простой и быстрый способ — разработку отечественной ОС на базе Linux.

Казалось бы, зачем разрабатывать новое, если таковые уже имеются, — например, ALT Linux, ASPLinux, MOPSLinux, МСВС? Но речь идет не о технической возможности реализации и не о факте существования тех или иных продуктов, а о мощной государственной поддержке. Бизнес и госструктуры выбирают ОС и офисные средства, исходя не столько из технологических достоинств, сколько из того, кто стоит за этими средствами, насколько он мощен и долговечен. Кому хочется рисковать? Если стоит монстр типа Microsoft, скушавший больше 90% рынка, то несомненно выбирают его. Именно для работы на платформе Microsoft у нас в основном закупают или заказывают программные продукты, причем нередко кто во что горазд. При этом масштабы импорта ПО впечатляют: в 2005 г. госструктуры закупили зарубежных программ на сумму 308 млрд. руб., т.е. почти на 12 млрд. долл., что более чем на порядок превышает показатели зарождающейся в стране отрасли разработки экспортного ПО. Кстати, с учетом 80%-ного уровня пиратства потребности можно оценить примерно в 60 млрд. долл.

В нынешнем году мы наблюдаем уже не первую попытку привлечь внимание государства к данной проблеме. Летом 2003 г. Минсвязи РФ изучало возможность перевода госпредприятий на Linux, но воз и ныне там. Главным аргументом в защиту позиций Microsoft было мнение, что «большинство служащих привыкло к Windows-программам и не захочет переучиваться». Иначе сказать можно так: «большинство привыкли к безнаказанному воровству и не желают ничего менять». Сейчас подобные аргументы выдвигают в отношении использования альтернативной ОС в школах. При этом забывают, что школа (да и вуз) — не ПТУ. У нас вроде бы нет задачи выпускать из стен школ готовых пользователей продуктов Microsoft, которые сразу приступят к работе. Решили пойти на работу в компанию, где используется исключительно продукция Microsoft? Ничего страшного — потратят один-два месяца и немного денег из собственного кармана на повышение квалификации. Зато в госучреждения можно будет идти прямо со школьной скамьи. На данном этапе в школе (в силу сложившегося перекоса в сторону Microsoft) нужно развивать разные ОС, но в перспективе достаточно будет одной, государственной. Остальные — факультативно. Будущие служащие, сидя за школьной партой, изучают классическую литературу, а не ведомственные инструкции и распоряжения. Дома же они читают преимущественно фэнтези, детективы и различные бульварные издания. И никто почему-то здесь не сокрушается о том, сумеют ли они потом самостоятельно идти по жизни.

Если новая ОС будет собственностью государства (а иначе за ней мало кто пойдет), то самое разумное — ограничить ее сферу применения собственной территорией, прежде всего подконтрольными государству учреждениями. Остальные могут использовать как эту ОС, так и другие. Да и в госструктурах она не должна быть единственной. Но вся работа с документами в госструктурах (редактирование, поиск, документооборот), все обучение в школах — только через нее. Если у государства нет задачи продавать ОС, то для минимизации затрат на обновление железа и ОС для парка персональных компьютеров оно может регулировать частоту и масштабы обновлений. Не секрет, что частота появления разновидностей Microsoft Windows обусловлена не реальными потребностями пользователей и решаемыми задачами, а желанием выбивать деньги из населения, искусственно вымывать старый парк оборудования. Государство сможет контролировать этот процесс в своих госструктурах и косвенно — в крупных бизнес-организациях. Отечественных ОС может быть не одна, а несколько совместимых: защищенные  — для оборонки и спецзадач, учебные  — для образования, включая вузы, «бытовые» — чтобы посмотреть, послушать, поиграть... Если компании или частные лица хотят использовать разные ОС, то, как говорится, бог им в помощь, пусть покупают или достают как могут. Но вот в государственном секторе монополизация Microsoft, в том числе через пиратство, — это преступная близорукость тех, кто может и должен этому противостоять.

Продолжение следует.

 

Литература

  1. Предложения Мининформсвязи РФ по реализации проекта по обеспечению общеобразовательных учреждений базовым пакетом лицензионного программного обеспечения в рамках внедрения единого федерального стандарта минимально необходимого оснащения школ современными информационно-коммуникационными технологиями. 2007 г. http://www.svobodanews.ru/Popup/2007/05/08/20070508204158180.html
  2. Богатырев Р. IBM против Microsoft // Мир ПК. 2005. № 4, 6. http://www.oberon2005.ru/rb/rb0508b.pdf

Таблица 1. Финансовые показатели Microsoft (2006 г.)

2357