И Руслан Богатырев, конечно, еще не знал об этом, когда написал: «Мало кто задумывается о том, что империя Microsoft не вечна» (см. статью «Нужна ли России своя операционная система?» в этом номере). Конечно, не стоит переоценивать значение такого карьерного перемещения для экономического могущества этой корпорации. Но глубоко символично, что один из главных создателей исключительного положения Microsoft в нашей стране, не сравнимого с ее позициями ни в какой другой мировой державе, покидает свой пост именно в тот момент, когда все больше людей начинают задумываться над опасностью однополярности отечественного ИТ-мира. В то же время наивно напрямую связывать оба эти события: в представительствах иностранных фирм успешно работают лишь те, кто готов не щадя живота своего верой и правдой служить любой бизнес-идее, лишь бы денежная сумма компенсировала моральные издержки.

Теперь довольно трудно представить себе, что в самом начале 90-х годов прошлого века о Microsoft в России знали лишь разработчики программ, и те только потому, что им была известна расшифровка первых двух букв аббревиатуры MS DOS. Кроме того, кое-кто из них догадывался, что перу этой фирмы принадлежит также интерпретатор языка Бейсик. Распространенность других программных инструментов Microsoft не шла ни в какое сравнение с популярностью продуктов фирмы Borland, в то время уже имевшей представительство в России, причем на собрания группы ее пользователей приезжало до тысячи человек. Не меньшую, а в некоторых областях и большую известность имела продукция IBM, под знаком которой шло развитие отечественной вычислительной техники на протяжении предшествующих 20 лет.

И даже текстовый редактор Word по распространенности тогда уступал «Лексикону», имевшему широкое хождение в госучреждениях. В создании упомянутого российского редактора во время своей дипломной практики как раз и участвовала О. Дергунова, а позднее, по окончании института, она занималась его распространением.

Легенда приписывает нашей героине произнесенную в неформальной обстановке фразу, которая и решила ее дальнейшую судьбу. Она обещала завалить страну копиями редактора «Лексикон», если Microsoft продолжит так же плохо, как и раньше, продавать свою продукцию в России. Якобы в ответ на такое заявление она и была приглашена в 1994 г. в эту тогда еще мало известную у нас фирму, а с 1995 г. уже возглавила представительство Microsoft в России. Об итогах ее пребывания на этом посту всем известно, возможно, некоторые дополнительные статистические данные вы найдете в уже упомянутой статье Р. Богатырева. В целом они блестящи. Несомненно, что они были бы скромнее, если бы не знания специфики российского рынка ПО, приобретенные бывшим директором по продажам и маркетингу компании «Микроинформ» при распространении «Лексикона».

Но, признавая заслуги первого директора российского представительства редмондского гиганта, следует уточнить, что объективная экономико-политическая ситуация в стране складывалась так, что никаких принципиально иных результатов и быть не могло. Ни у одной другой компании не было реальных шансов завоевать отечественный программный рынок. Точнее, они имелись у IBM, так как ее ОС OS/2 Warp недолгое время конкурировала с Windows на равных, но в силу определенных причин она не сумела ими воспользоваться.

Даже если учесть гениальность политики, проводимой российским отделением Microsoft и лично О. Дергуновой, которые, с одной стороны, неустанно убеждали российский бизнес, правительство и чиновников в необходимости пользоваться легальным ПО, а с другой, лишь создавали видимость борьбы с пиратством, фактически не делая для этого ровно ничего, то необходимо помнить о тех условиях, в которых это происходило и происходит. Ведь ни надежной правовой базы, ни сил для борьбы с компьютерными пиратами не было. Эти инструменты только-только начинают появляться. Все это вместе с глубокой коррупцией в стране создало идеальные условия для ее «посадки на иглу» Microsoft. Конечно, могли бы снизить цены, но кто сейчас про это вспомнит...

Однако, даже понимая все это, мы тем не менее гордились нашей первой «бизнес-леди» такого масштаба и нам приятно было сбиваться со счета, вспоминая, сколько же раз она входила в список 30 наиболее влиятельных женщин европейского бизнеса, а сколько — в 25 мирового. Молодая, талантливая и обаятельная, она была символом эпохи перехода к новым рыночным отношениям. Это бурное время заканчивается — начинается другое, и приходят новые герои. Королева уходит, да здравствует королева!

Главный редактор
Алексей Орлов

485