Эдгар Вейбе Дейкстра (11 мая 1930 г. — 6 августа 2002 г.) — всемирно известный ученый-затворник, родившийся в Роттердаме и проживший долгие годы в Нидерландах, в местечке Нейнен (Nuenen) близ Эйндховена. По образованию — физик-теоретик. По призванию — программист. По убеждениям — философ (один из немногих настоящих философов программирования), по взглядам — патриот (бескомпромиссный европеец, всю свою жизнь отстаивавший европейскую науку от негативного влияния американского «культурного империализма»).
К сожалению, многие вспоминают в основном об относительных мелочах в творчестве Дейкстры — в частности, о его протесте против использования оператора GOTO, тогда как у великого голландца были куда как более серьезные достижения. В 1960 г. Дейкстра в немецком журнале Numerische Mathematik, основанном профессором Фридрихом Бауэром (который запатентовал в 1957 г. реализацию стековой машины), опубликовал важнейшую статью «Рекурсивное программирование». В 1972 г. он был награжден премией Алана Тьюринга — высшей профессиональной наградой.
Дейкстра неоднократно подчеркивал принципиальные различия между европейской вычислительной наукой (computing science) и американской компьютерной наукой (computer science), между информатикой (informatics) и компьютингом (computing). Он жестко противопоставлял разные культурные традиции Европы и Америки: науку — бизнесу, математику — машинам, мысль — наживе: «Вычислительная наука имеет не большее отношение к компьютерам, чем астрономия — к телескопам».
Нашу страну Дейкстра посетил в сентябре 1976 г. Почти одновременно с этим вышла в переводе на русский язык его книга «Структурное программирование», а два года спустя — и «Дисциплина программирования». Как вспоминал Дейкстра, до этой поездки у него сформировалось ощущение, что к программированию в СССР не в пример США относились очень серьезно, им занимались преимущественно люди с солидным математическим багажом. Его ожидания, по его же словам, полностью подтвердились. Но при этом он весьма откровенно отмечал наши недостатки: «Я был поражен восприимчивостью — я бы сказал даже беззащитностью русских перед иностранным (преимущественно американским) влиянием».
Два ключевых события, приведшие к формированию однополярного мира и разрушению европейской культуры программирования, он сформулировал так: «Принятие в Германии Алгола-68 оказало парализующий эффект на немцев, подобный тому, которому подвергся Советский Союз, когда русские в конце 1960-х приняли решение разрабатывать свою новую национальную серию компьютеров на основе поразрядно-совместимой копии IBM 360. То была величайшая победа Америки в холодной войне».
Он был до глубины души поражен соглашательской позицией научной интеллигенции: «Многие правительства заставляли свои университеты сотрудничать с промышленностью... В результате даже гениальный исследовательский потенциал должен был направляться на нечто недолговечное, мелкое или глупое». Ему претила рабская зависимость высшего образования от пропитанного жаждой наживы бизнеса: «Чтобы университет был лидером, он должен предлагать то, в чем общество нуждается, а не то, что оно запрашивает». Дейкстра был против того, чтобы приспосабливать программирование к неграмотности и посредственности. По его мнению, это не только унижает достоинство профессии, но и вредит делу.
Дейкстра не стеснялся называть вещи своими именами: «Настало время сорвать маску с компьютерного сообщества — Тайного общества по созданию и сохранению искусственной сложности». Контроль сложности и избавление от всего наносного — вот истинный путь развития программирования: «Мы являемся свидетелями массового, повсеместного распространения полного ошибок программного обеспечения, из-за чего нам должно быть очень стыдно... Мы просто не знаем, до какой степени можно все упростить». Как тут не вспомнить Иммануила Канта: «Кто отказался от излишеств, тот избавился от лишений».

Полную версию статьи см. на «Мир ПК-диске».
1601