С волнением перебираю старые черно-белые фотографии 25—30-летней давности. Новосибирская летняя школа юных программистов: дети у лесного костра и с ними — сибирский бард-гитарист, Дом ученых новосибирского Академгородка, горячие обские пляжи, компьютерные классы в деревянных бараках, групповые портреты, искренние улыбки детей, вдумчивые лица преподавателей... И каждый раз взгляд надолго задерживается на фотографии, где главное место в композиции снимка фотограф отдал Андрею Петровичу Ершову. У меня сохранилось много портретов Ершова — и парадно-торжественных, и по- серьезному деловых, и радостно-веселых, и в группе, и в одиночку. Но этот...

Вспоминая Андрея Петровича, мне хочется рассказать о том, почему выбран именно этот снимок, а, например, не групповое фото участников летней школы на ступеньках Дома ученых, или выступление Ершова с трибуны международного конгресса по информатике, или даже беседа с окружившими его сотрудниками группы школьной информатики в славном «ершовском» кабинете в Вычислительном центре СО АН СССР.

А.П. Ершов был первым из тех, кто стоял у истоков новосибирских Всесоюзных летних школ юных программистов. Он был частым гостем юных программистов: практически ни одна летняя школа не проходила без его встреч с ребятами. Впрочем, когда речь заходит о школьной информатике, то рядом с именем Ершова слова «первый», «впервые» приходится употреблять постоянно: первый в нашей стране школьный кабинет, составленный из отечественных «Агатов», в школе №166 Академгородка — это дело Ершова; группа школьной информатики в составе его отдела программирования в ВЦ СО АН СССР — это первое научно-исследовательское подразделение, специально созданное для формирования концепций и разработки программного обеспечения школьной информатики; первый в Советском Союзе семинар «ЭВМ и учебный процесс» начал свою работу в стенах ВЦ СО АН СССР под руководством Ершова.

И все-таки именно на этой простой фотографии больше, чем на многих других, проявился его характер, отношение к детям вообще и детям в науке в частности. Здесь он изображен вместе с двумя самыми юными участниками последней летней школы, в которой ему довелось принять участие.

Жить осталось недолго, всего полтора года. Он не в лучшей физической форме. Осунувшееся лицо напоминает о не отпускающей его болезни и о ставших регулярными полетах в Москву. И не только на академические сессии, а в первую очередь на болезненные лечебные процедуры. Но и здесь отчетливо видны характерные его черты — углубленное внимание к детскому творчеству, доброе отношение к любому собеседнику независимо от возраста, увлеченность происходящим на экране монитора.

Всего за полгода до момента, запечатленного на этом снимке, по инициативе и при прямой поддержке академика Ершова в Новосибирске, рядом с Академгородком, на левом берегу Оби был создан в стране (опять впервые в стране!) Научно-исследовательский институт информатики Академии педагогических наук СССР. Не без участия Андрея Петровича решается вопрос об одном из первых внешних контрактов нового института — экспертизе французской вычислительной машины Thomson с богатой и разнообразной периферией, ориентированной на применение в обучении, и прежде всего в начальной школе.

В постановке задач этой экспертизы Ершов принял активное и определяющее участие. В связи с тем что пользователями этих машин должны были стать в основном младшие школьники, Ершов определил в качестве наиболее важной экспертизы не оценку технических и даже экономических параметров машины, а экспертизу педагогическую — оценку ее психологической и эргономической комфортности: качество представления информации на экране, удобство манипулирования периферийными устройствами, естественность программного интерфейса. И понятно, что решающее слово в этой важной и интересной работе должно было принадлежать основным пользователям — детям.

Именно поэтому новенький учебный класс с локальной сетью из пяти персональных французских машин был оборудован в одном из деревянных домиков летнего лагеря «Сибиряк» на берегу Бердского залива. Главным программным инструментом юных экспертов стала высокоуровневая система программирования с франкоязычной версией Лого. Эта новая прекрасная техника была отдана кафедре Лого, где собрались четверо самых молодых участников школы: двое сибиряков — юные Первины и двое ленинградцев —Терехов и Бровин.

«Все лучшее — детям!» — лозунг расхожий, знакомый по газетным заголовкам, рекламным растяжкам и рвущимся к популярности телевизионным передачам. Но как далека от красивых лозунгов наша жизнь — и тогдашняя, организованная в рамках «экономной экономики», и сегодняшняя, насквозь коммерциализированная. Совсем недавно довелось мне побывать в одном из педагогических университетов страны, который можно без преувеличения назвать лучшим с точки зрения информатизации учебного процесса: там есть не только кафедра информатики (это уже привычно для многих педвузов), но и большой факультет информатики. Благодаря устойчивым и хорошо финансируемым производственным контактам этот университет регулярно обновляет свой компьютерный парк. Типовая схема распределения новых машин такова: современная техника поступает на факультет информатики, а компьютеры, отслужившие на этом факультете год или два, передаются математикам и физикам; техника, отработавшая на математическом и физическом факультетах, «спускается» к биологам и географам; от них — к гуманитариям; наконец, самые устаревшие и наименее оснащенные машины из хвоста этой организационной цепочки передаются на факультет начального образования — к тем, кому предстоит учить малышей.

У Андрея Петровича такие номера не прошли бы. Он никогда не декларировал пустых политических лозунгов, зато именно ему принадлежит научное обоснование раннего (в начальной школе) обучения информатике. Отсюда непосредственно следовала и политика разумного распределения учебной вычислительной техники по степеням образования: для младших школьников важно отсутствие ограничений на объемы памяти и скорость вычислений, они испытывают потребность в самых больших возможностях представления информации — богатой палитре цветов, анимационной трехмерной графике, сочном звуке, широких возможностях управления. Им, малышам, с одной стороны, органически необходимы совершенные машины, а с другой стороны, они не умеют пока самостоятельно создавать высококачественные программные продукты, что под силу студентам и продвинутым старшеклассникам. Однако ложный стереотип, сложившийся в Советском Союзе в первые годы информатизации образования, диктовал: сначала компьютеры — старшеклассникам, и только потом, в оставшееся время (да и то при условии, что найдутся энтузиасты-преподаватели) — младшим. Этот стереотип порождался бедностью, вынуждающей на первых порах использовать начальный, так называемый безмашинный курс информатики: не представлялось возможным поставить компьютерный класс в каждую школу. Уж очень просто было в таких условиях опереться на аргументированные доводы методики школьного курса информатики, изложенные Ершовым и его коллегами: если у старшеклассников часть уроков может (и даже должна!) проходить без вычислительных машин, то малышам с их конкретным восприятием понятий и образов, компьютер необходим, обязателен на каждом уроке. А значит, при дефиците учебной техники единственный путь — отказ от курса раннего обучения информатике, пусть даже обоснованного.

Не всеми даже в лагере «Сибиряк» была принята стратегическая линия А.П. Ершова: лучшие из имеющихся машин — малышам. Многим 15—16-летним программистам, ощущавшим себя ветеранами летних школ, это казалось обидным. Но нужна была ершовская убежденность и смелость, чтобы пойти обоснованным, а не «модным» путем, диктовавшимся стереотипом. Напомню: в то время основными машинами в лагере были «Агаты», скромные даже по меркам той поры, весьма ненадежные и эксплуатировавшиеся в режиме строгого распределения крохотных порций машинного времени.

А четверо самых младших (старшая, единственная среди них девочка перешла в третий класс) в отдельном домике с увлечением делали на этой последней ершовской летней школе свои проекты на Лого, используя и магнитные карты, и световое перо, и графический планшет. Надо признать, что такой молодой возраст участников группы Лого был все же необычен для основного контингента слушателей летней школы и даже для энтузиастов раннего обучения информатике. В рассказе о персонажах фотографии прилагательное «юный» не случайно: эти дети приехали в «Сибиряк» не в составе школьных делегаций, а вместе с папами, которым не с кем было оставить детей на летнее время. Родители кудрявого непоседливого Андрюши и невысокого вдумчивого Сережи уже тогда были хорошо известны в мире школьной информатики. Известный советский программист Андрей Николаевич Терехов очень быстро после описываемых событий превратился в маститого профессора, ныне заведующего кафедрой Санкт-Петербургского университета, а Николай Николаевич Бровин, доцент Государственного университета аэрокосмического приборостроения, с тех пор и по сей день организует и проводит «информатические» форумы школьников под эгидой своего вуза.

А вот со своими учениками, Андреем и Сергеем, мне пришлось увидеться только через четверть века. Ранней весной 2004 г. мне довелось участвовать в большой международной конференции Microsoft Research в Зеленогорске под С.-Петербургом. Перед первым пленарным докладом я нашел место в зале рядом со старым знакомым — седобородым профессором А.Н. Тереховым. Начинается конференция, ее открывает и ведет молодой (немного за 30) представитель российского отделения Microsoft Research. Жгуче-черная борода, кудрявая шевелюра. Вероятно, я не сразу заинтересовался бы этим молодым ученым, если б не любовно устремленный на него явно отцовский взгляд моего соседа. И я понял: так это же повзрослевший юный Терехов! Надо ли говорить о том, как взволнованно потом мы оба вспоминали первые уроки Лого в новосибирской летней школе.

А еще через год, в апреле 2005-го, я снова оказался в городе на Неве: на этот раз привез на XXIV Всероссийскую конференцию по школьной информатике делегацию ребят из Переславля-Залесского, из городских и сельских школ. Было приятно снова увидеть Н.Н. Бровина, но еще более интересно узнать, что Сергей Бровин, продолжая дело семьи, организует и проводит эту конференцию, первый оргкомитет которой возглавлял еще Андрей Петрович Ершов, а делегатами были школьники районной школы юных программистов из новосибирского Академгородка во главе с Г.А. Звенигородским. Мало сказать «организует и проводит». Надо подчеркнуть и не менее важное и «современное» — спонсирует.

Своеобразна судьба и других учеников кафедры Лого. Тимур Первин после окончания художественно-графического факультета Костромского педагогического университета им. Н.А. Некрасова стал педагогом, полностью отдается компьютерной графике. В сельской школе он ведет уроки рисования, черчения и мировой художественной культуры с применением компьютеров, в городской Детской художественной школе — уроки компьютерной графики, а в Переславль-Залесском кинофотохимическом колледже — серию компьютеризованных курсов на кафедре дизайна.

Надя Первина, которая тоже, конечно, использует компьютер в своей повседневной жизни, унесла из «Сибиряка» франкоязычный компонент нашей работы: французский язык стал для нее первой специальностью. Вторую специальность, менеджера международной торговли, она получила уже в Сорбонне. Сейчас она пишет из Парижа электронные письма и регулярно присылает послания своего маленького сына Марка-Филиппа, юного гражданина Франции.

Несколько слов о том следе, который оставила работа с компьютером Thomson. Из опыта работы с детьми в «Сибиряке», из коллекции упражнений и задач родилось учительское пособие по языку программирования Лого. Рецензия на эту книгу, которую написал А.Л. Семенов, рекомендовала заменить в ней лексику с французской на русскую. Скрепя сердце я выполнил эту рекомендацию. А как только книга вышла, она тут же была использована в новом необычном деле. Отечественной персональной машине УК-НЦ, предназначавшейся для советских общеобразовательных школ, потребовался компилятор Лого. Впервые я столкнулся с ситуацией, когда компилятор создавался на основе учительского пособия, а не наоборот.

В июне 2005 г. в Летнем компьютерном лагере сельских школ Переславль-Залесского района Ярославской области была организована кафедра для информатиков-новичков. Сельские дети, развивая идеи А.П. Ершова, работают над проектами «Роботландии» и «ПервоЛого».

Об авторе

Юрий Абрамович Первин — научный сотрудник ИПС РАН.

1124