Я возьму не свое пальто,
Я допью не свое сакэ
И уйду туда, где никто
Знать не знает ни Б, ни Г...

К. Арбенин
Памятка Стерегущему

Более года назад мы решили, что уже пора наконец разобраться в «войне миров»... Так на свет родилась маленькая рубрика «зоОСад», посвященная жизни «ОСиного гнезда». На выделенном под нее журнальном пространстве мы уделяли внимание вновь появляющимся ОС (теперь все чаще ориентированным на определенные отрасли промышленности), неоднократно давали рекомендации по дрессуре одомашненных пингвинов, в числе коих были Gentoo, Lindows (ныне Lindash), Mandrake (ныне Mandriva), Knoppix и др. — в общем, старались выкладывать максимум информации, дабы читатели могли выбрать операционную среду обитания, а также были в курсе событий, происходящих в мире их разработчиков. Но поистине гамлетовский вопрос — «Unix или Windows?» — от публикации к публикации оставался без ответа. По сей день многие из нас недоумевают, почему продолжаются мучения и метания между разными ОС. Действительно, неужели эти кланы не могут договориться и создать пользовательские приложения, корректно работающие на всех платформах? Существует множество мнений по поводу подоплеки конфликтов и противостояния систем. Об истории вопроса увлекательно рассказал Р. Богатырев (см. «Мир ПК», №6/05, с. 60). А мне всегда хотелось разобраться в этом с точки зрения рядового пользователя. Поэтому представившаяся возможность задать несколько «личных» вопросов Дейлу Фуллеру, главе корпорации Borland, оказалась как нельзя кстати.

Вопреки прогнозам скептиков около трех лет назад, после «продолжительной болезни», корпорация поправила свои дела. Появившись на публике в одежде черного цвета, Дейл тогда оптимистично заявил, что «Borland вернулась в черном» (Borland was back in black). Этот каламбур, несомненно, мог бы вызвать улыбку у американских бизнесменов, ведь речь шла об отсутствии красных пометок в финансовых отчетах, т.е. о положительном балансе предприятия. Фуллер также пообещал, что новые продукты позволят программистам разрабатывать свои приложения одновременно как для Windows, так и для Java-платформ, продвигаемых IBM, Sun Microsystems и др. Журналисты тут же назвали Borland «Швейцарией софтверной индустрии», подчеркивая намерение компании придерживаться нейтралитета в противостоянии Microsoft конкурентам.

В конце мая Дейл Фуллер приехал в С.-Петербург, чтобы открыть Академию и научно-исследовательскую лабораторию Borland в России. На сей раз он вышел к журналистам в белой рубашке и синем галстуке. Ну как тут удержаться от замечания, что эти цвета символизируют смену политики нейтралитета на симпатию к Microsoft1! Кстати, около полугода назад на вопрос о том, не собирается ли Microsoft купить корпорацию, Дейл ответил: «Билл бы мне позвонил».

Дейл спешит на помощь

Впрочем, по утверждению Дейла, софтверной Швейцарией они сами себя никогда не называли. «Borland — единственная компания, позволяющая клиентам не быть привязанными к какой-либо одной платформе разработки. Microsoft, IBM, Oracle — все они зависят от платформ, что является их ахиллесовой пятой. Мы же даем возможность клиентам перемещаться с одной платформы на другую, используя один и тот же продукт». Это утверждение показалось мне спорным: вряд ли можно упрекать в «зависимости» IBM и Oracle... Но Дейл — человек профессионально-публичный, и надо принять как данность, что в его словах больше PR, чем объективности. Более детально прояснил ситуацию Кирилл Раннев, глава представительства Borland в России: «Весь технологический мир разделен на .Net и Java. Оказывается, что доля заказчиков, целиком сосредоточенных на какой-либо одной разработке, несущественна. Примерно 75% (приводятся разные данные) используют одновременно .Net, Java, CORBA и другие протоколы, поэтому необходимо строить технологические мосты между платформами». Возникает вопрос: а что же такое «технологичный мир»? В понимании Microsoft — это только они, то же и в понимании Sun. IBM вкладывает немалые деньги в Linux, потому что он работает на множестве платформ... В общем, стоит задуматься.

Недавно услышала анекдот на тему дня: Волк, встретив Красную Шапочку, заявляет: «Ну что, Шапка, я вижу только два варианта дальнейшего развития событий: слияние или поглощение». Как ни грустно, вместо того чтобы выпускать новые продукты, в последнее время софтверные компании ведут себя, как Серый Волк из этого анекдота. В процессе слияния двух бизнесов никто не принимает во внимание ИТ. А когда дело доходит до интеграции приложений и систем, реализуемых в бизнесе, у всех начинается головная боль, причем немалая, так как возникает необходимость скрещивать ужа с ежом. Например, некоторые российские компании сейчас строят сети следующим образом: SAMBA Server, играющий роль «файлопомойки», Windows Server + MS SQL Server (это требуется, если на Access написана программа, управляющая базой данных) либо Navision. Получается зоопарк. «И здесь, — поясняет Кирилл Раннев, — появляется Borland, предлагающий объединение независимо от того, какие были выбраны платформы, ОС, аппаратура».

Итак, Borland обещает нам примирить существующие платформы, предоставляя разработчикам инструменты, с помощью которых можно будет создавать универсальные приложения. Но это относится прежде всего к корпоративным решениям. А как же одинокий пользователь? Кто поможет ему? Возвращаясь к теме «Unix vs Windows», я спросила у Дейла, почему Borland отвернулась от Linux-сообщества. Лет пять назад, когда Linux находилась на распутье — стать серверной ОС или системой, привлекательной для «десктопных» клиентов, — корпорация предложила открытому сообществу Kylix очень неплохой инструмент разработки, и его дальнейшая судьба интересует многих энтузиастов. К сожалению, Дейл был непреклонен: обновлений не будет, работа над Kylix прекращена. Руководство сочло дальнейшее развитие этого инструмента крайне невыгодным для компании. Вместо этого Borland присоединилась к альянсу Eclipse (Eclipse — среда разработки для Linux). Поскольку Eclipse — детище IBM, так и хочется воскликнуть: «А казачок-то засланный!» По утверждению Дейла Фуллера, все, что разработано на Eclipse, будет работать и под управлением Linux, и в среде Windows: «Это, может быть, будет не Delphi. Но это позволит пользователю сейчас получать все сервисы Borland для разработки приложений на Java, завтра — на С++, а дальше, в зависимости от требований, это может оказаться и С#. Таким образом, мы приходим к поддержке ОС Linux не через создание двух копий наших приложений, когда одно работает в среде Linux, а другое — в среде Windows, а используем существующие открытые проекты и платформы, которые позволяют абстрагироваться от конкретной ОС».

Что же, хоть все это и напоминает попытку «запрячь в одну повозку коня и трепетную лань», но давайте смотреть на кросс-платформенное будущее так же оптимистично, как Дейл Фуллер.


Новые правила для старых игр

Поскольку речь шла об Eclipse, не могла удержаться от вопроса, касающегося Чемпионата мира по программированию. В Шанхае было принято решение исключить Pascal из числа допустимых языков финала (см. «Мир ПК», №5/05, с. 60). Не стало ли одной из причиной этого желание Borland продвигать инструментальную систему, интересующую компанию в настоящее время?

Мнение корпорации озвучил Андрей Иванов, руководитель центра разработки Borland в С.-Петербурге: «После того как спонсором чемпионата вместо Microsoft стала IBM, требованием к организации соревнования является использование ОС Linux. Таким образом, решения Borland для Windows (т.е. Delphi), поддерживающие Pascal, в данной ситуации уже не годятся. Подошел бы Kylix. Но с ним проблемы: во-первых, еще не существует такой официальной лицензии, которая позволяла бы организаторам помещать Kylix на те DVD, которые они распространяют среди участников. Во-вторых, поддержка Kylix прекращена, поэтому возможна его частичная несовместимость с новыми версиями Linux. Роман Елизаров, являющийся одним из организаторов состязания, сообщил, что они своими силами устранили подобные огрехи. Но такая доработка не может быть принята организаторами. Если бы лицензия и адаптация этого продукта к новым версиям Linux были официальными, то, вероятно, организаторы чемпионата оставили бы Pascal как поддерживаемый язык».


Лицо Borland

Дейлу Фуллеру 45 лет.

В 1994 — 1996 гг. он был вице-президентом и генеральным директором компании Portable Computer Systems концерна NEC Technologies, Inc. Затем — вице-президентом и генеральным директором компании Apple Computer; далее — президентом и исполнительным директором компании WhoWhere, Inc. которую впоследствии приобрела Lycos.

С января 1999 г. по июль 2005 гг. — президент и исполнительный директор Borland Software Corporation.


P.S. Читаю вышесказанное, и обуревают меня смешанные чувства. В качестве главы корпорации Фуллер дал последнее интервью именно нашему журналу. Вроде бы это повод гордиться, но грустный какой-то: ведь теперь обо всем, что касается Дейла и Borland, следует говорить в прошедшем времени.

Пока материал готовился к печати, нашего «фигуранта» уволили. Догадались, за что? Да-да... Borland «сел в калошу»: черное снаружи, красное внутри.

В наряде каких цветов теперь появится перед публикой Дейл, предсказывать я не берусь. Не исключено, что когда вы будете держать в руках этот номер «Мира ПК», об очередном назначении Фуллера уже станет известно. Возможно, как раз сейчас он регулирует под свой внушительный рост очередное вице-президентское кресло... например, в Редмонде.

Знаете, о чем я сожалею? Что не задала Дейлу вопросов о его детях, собаке, супруге... Много лет вынужденный произносить заумные слова о сфере ИТ, успевший навести свой порядок в NEC Technologies, Apple Computer и Borland Software Corporation, будучи этаким «свадебным генералом», столь импозантный мужчина в самом расцвете сил, думается, с большим удовольствием рассказал бы о чем-нибудь более «человеческом». Увы, теперь не воротишь.


1Недавно Microsoft приблизила к себе независимую Borland — вероятнее всего, в противовес альянсу IBM+ Rational Software.

556