В первых двух статьях этого цикла [1,2] были представлены подробная картина конфликта SCO — IBM и его развитие вплоть до января 2004 г. В данной работе основное внимание уделяется роли Microsoft и правовым аспектам этого противостояния.

SCO и Microsoft против IBM и Novell

В битве за Linux корпорация Microsoft играет довольно загадочную роль. С одной стороны, шумиха вокруг Linux, заставившая IBM и Novell «раскрыться» раньше времени и форсировать передел рынка, создает идеальную ситуацию для Microsoft. Ведь пока идет судебная тяжба, время работает отнюдь не на Unix-системы. С другой стороны, никаких видимых дивидендов Microsoft пока не извлекла и в данном конфликте демонстративно не участвует. SCO уже сделала для Microsoft большое дело: заронила зерно сомнения в умы миллионов пользователей. Теперь от SCO требуется лишь потянуть время, внести сумятицу в ряды любителей Linux и воспользоваться брешами в обороне IBM. Остальное же — дело техники и непревзойденной маркетинговой машины Microsoft. Прямая связь этой корпорации с SCO в свете конфликта SCO—IBM минимальна: Microsoft является бывшим совладельцем SCO. К тому же весной 2003 г. она уплатила немалые отчисления (несколько миллионов долларов) компании SCO за лицензии на UNIX System V. Несмотря на то что наибольшую выгоду от иска SCO (независимо от судебного решения) получает именно Microsoft, эта корпорация продолжает внешне дистанцироваться от событий и не выступает открытым союзником SCO. А ведь на карту ставится ее бизнес! Додумывать можно многое: и что именно Microsoft подала идею иска, и что инвестиции в SCO идут от нее, но это будут только домыслы.

Как бы то ни было, крестовый поход против Linux и GNU GPL начала не SCO Group, а Microsoft. Причем не год и не два назад. Microsoft нужен Linux как видимость альтернативы Windows, но Linux слабый, а не сильный. Именно поэтому в конце 1990-х — начале 2000-х годов Microsoft всячески старалась показать ущербность Linux. Но дело не только в технологической конкуренции и борьбе за лидерство на рынке клиентских и серверных ОС — бизнес-модель Linux всерьез угрожает бизнес-модели Microsoft. Поэтому стоит вопрос выживания: кто кого. В июне 2003 г., в самом начале битвы SCO с IBM, глава Microsoft Стив Балмер направил письмо сотрудникам своей корпорации, где подчеркнул, что Linux и открытое ПО представляют «конкурентный вызов всей ИТ-индустрии и требуют нашего повышенного внимания и концентрации». Понимая сложность борьбы с Linux напрямую, корпорация Microsoft выбрала объектом своей атаки ахиллесову пяту Linux — лицензию GNU GPL.

На протяжении последних четырех лет из уст руководителей Microsoft неоднократно можно было слышать о том, что GPL направлена против прав интеллектуальной собственности. В мае 2001 г. Крейг Мунди, главный вице-президент Microsoft, на встрече в Нью-Йоркском университете заявил: «GPL-лицензия постулирует, что любой продукт, полученный из исходного текста, который лицензирован в соответствии с GPL, сам становится субъектом GPL. Когда результирующий программный продукт распространяется, то его создатель должен делать доступным весь исходный текст без каких-либо дополнительных отчислений. Для коммерческих программных компаний практически исключается возможность использовать в своих продуктах исходные тексты, подпадающие под GPL-лицензию, поскольку при этом они были бы вынуждены дарить плоды своего труда»[3]. Однако Microsoft возражает против самой формы GPL, но не против открытых текстов, предоставляемых на основе лицензий иного рода. «Мы полагаем, — продолжает Мунди, — что совместная модель исходных текстов (shared source model), связанная с публичными стандартами, предлагает путь, который предпочтительнее подхода к открытым текстам на основе GPL».

Применительно к нынешней ситуации Билл Гейтс, основатель Microsoft, в июле 2003 г. заявил жестче: «Одна из проблем GPL связана с тем, что вы не можете лицензировать только IBM Linux или Red Hat Linux... GPL так устроена, что если вы лицензируете любой дистрибутив Linux, то должны лицензировать все дистрибутивы Linux». Он также высказал прогноз, что вопросы интеллектуальной собственности и GPL в конечном счете создадут достаточную инерцию, препятствующую применению Linux в коммерческой среде. Видимо, уже настало время проверить GPL на прочность. Так или иначе, но иски SCO заставили IBM раскрыть свои карты, они явились катализатором интервенции IBM и Novell на рынок клиентских ОС. Приобретение компанией Novell при поддержке IBM бизнеса немецкой SuSE Linux AG, помощь IBM в получении SuSE Linux сертификата информационной безопасности Common Criteria Security Certification и, наконец, информация о планах IBM по реализации инициативы Open Desktop, призванной до конца 2005 г. сделать Linux основой внутренних клиентских решений IBM для настольных компьютеров, — все это звенья одной цепи. IBM и Novell недвусмысленно дали понять миру о своем стратегическом партнерстве, цель которого, скорее всего, передел рынка клиентских и серверных ОС.

Приобретение SuSE компанией Novell нарушило баланс на рынке Linux-решений. Sun до недавнего времени продавала дистрибутив SuSE Linux как часть набора приложений Sun Java Desktop System. В начале января 2004 г. Джонатан Шварц, исполнительный вице-президент Sun Microsystems, заявил о том, что его компания начинает пересматривать свою стратегию использования SuSE Linux как основы решений Sun для настольных компьютеров. А ведь еще в октябре 2003 г. Sun и SuSE объявили, что последняя будет поставлять ключевые Linux-технологии для Java Desktop System, которая связана с пакетом StarOffice, платформой J2SE и браузером Mozilla. В орбиту военных действий вовлекаются все новые и новые ИТ-компании. К SCO и IBM уже добавились Novell и Red Hat. А 12 января 2004 г. в Wall Street Journal была опубликована статья, где сообщается о финансовой поддержке движения открытого ПО со стороны Intel через спонсирование организации OSDL. Что касается Hewlett-Packard, Sun Microsystems и Oracle, то они поставлены перед необходимостью предпринимать какие-то шаги, дабы не оказаться у разбитого корыта. Пока их не «покусала» SCO и в дело не включилась Microsoft, они, вероятно, будут хранить относительный нейтралитет.

Пути защиты интеллектуальной собственности

Позиция SCO в судебном разбирательстве строится на институте коммерческой тайны (trade secrets) и авторского права (copyright), тогда как IBM основывает свою активную защиту на институте патентного права (patents). В этом отношении с юридической точки зрения крайне интересно, чем разрешится данный правовой конфликт. Как известно, для защиты интеллектуальной собственности (ИС), воплощенной в программном обеспечении, можно использовать все три упомянутых правовых института [4]. Но эффективность такой защиты разная. Авторское право (чаще всего используемое для защиты ИС в ПО) имеет серьезные недостатки. В частности, оно охраняет только форму программы и ее аудиовизуального представления (т.е. запрет копирования без согласия автора), но не распространяется на идеи и принципы, лежащие в основе ПО. Более действенной считают патентную защиту. Однако она не может напрямую защищать исходные тексты программ и алгоритмы, а распространяется обычно на способы, т.е. на последовательность действий над материальным объектом, с помощью материальных средств [5].

В нынешнем конфликте SCO—IBM вопросы авторского права на UNIX System V оказались в центре внимания. Более того, SCO и Novell продолжают оспаривать эти права, до поры до времени не предъявляя исков друг к другу. Хотя, как считает адвокат Дэвид Мойер из компании Wineberg, Simmonds & Narita, формальная регистрация авторских прав Novell, которая закрепляет приобретение второй по величине Linux-компании — SuSE Linux AG, ясно указывает на то, что Novell будет судиться с SCO. Как известно, в США существуют два государственных органа: Патентное ведомство (U.S. Patent and Trademark Office; охрана патентов и товарных знаков) и Управление охраны авторских прав (U.S. Copyright Office; охрана авторских прав). Как отметил Дэвид Байер, эксперт юридической компании Testa, Hurwitz & Thibeault, ведомство U.S. Copyright Office при регистрации авторских прав не проводит их оценки, а полагается исключительно на утверждения заявителя.

Таким образом, свидетельство о регистрации авторских прав в США — это «просто пропуск в зал заседаний суда», т.е. документ, который в отличие от патента носит вспомогательный характер. Можно сказать даже больше: авторское право в области ПО установило диктат производителей в отношении потребителей. Теперь же сами производители ПО столкнулись с необходимостью отхода от злоупотребления авторским правом к куда более эффективной форме патентования. Объектом правовой атаки юристы SCO выбрали GPL. Один из серьезных изъянов GPL-лицензирования (кстати, авторское право на сам текст GPL принадлежит Free Software Foundation) и подобных ему видов лицензирования состоит в том, что лицензиар (тот, кто выпускает лицензионный договор), предоставляя лицензиату (тому, кто принимает условия такого договора) свободу модификации исходных текстов, размывает правовую ответственность.

Нередко трудно установить, кто начал и кто завершил модификацию исходных текстов (и в случае с Linux это четко видно). Как только данный лицензиат начнет выступать в роли лицензиара, последующим лицензиатам будет неизвестно, насколько были нарушены права интеллектуальной собственности (в отношении патентного права, авторского права или коммерческой тайны). К тому же, как отмечает Джеймс Харви [6], редактор GigaLaw.com и эксперт компании Alston & Bird, если в ходе многоступенчатого GPL-лицензирования были, например, нарушены права патентообладателя, то тот может предъявить претензию конечному пользователю (!), а не промежуточному лицензиару. Другими словами, Ричард Столлмен, дав жизнь GPL-лицензированию ПО, заложил мину замедленного действия.

Как видно из репортерских заметок ИТ-журналистов, побывавших на последних выступлениях Билла Гейтса и Стива Балмера, в словах руководителей Microsoft (пусть и между строк) звучит такая мысль: «Linux использует идеи, которые корпорация Microsoft запатентовала». Вот что по поводу Linux заявил в июле 2003 г. Билл Гейтс: «Здесь вы имеете продукт без контроля НИОКР (R&D), и он не является частью кросс-лицензирования... Microsoft и IBM осуществляли кросс-лицензирование десять лет назад, когда мы были маленькими. Но Linux не подпадает под защиту этих кросс-лицензий».

До недавнего времени Microsoft в защите своей интеллектуальной собственности опиралась на институт авторского права. Одна из причин этого кроется в том, что Билл Гейтс был весьма критично настроен по отношению к патентованию ПО. Однако сейчас Microsoft, немало пострадавшая от патентных исков, является одним из самых убежденных сторонников программного патентования и владеет примерно 2 тыс. патентов. Более того, в ходе своей многолетней кампании, направленной против Linux, корпорация Microsoft собрала немало аналитических материалов, подтверждающих значительную уязвимость правовой охраны ПО на основе института авторского права.

Сейчас в противостоянии SCO—IBM идет игра в кошки-мышки. SCO не хочет публично представлять те фрагменты исходных текстов, утечка которых в Linux из UNIX System V была проведена IBM. То, что SCO столь продолжительное время не предает огласке спорные фрагменты исходных текстов, — обычная судебная практика при разрешении подобных дел, затрагивающих область интеллектуальной собственности, и удивляться этому не стоит (особенно если учитывать цену вопроса). Более того, позиция SCO обосновывается тем, что в ходе длительных разбирательств IBM может внести изменения в свой код. Поэтому SCO теперь настаивает на том, что IBM должна представить его суду первой. Но все же SCO знакомит со спорными отрывками текста некоторых экспертов, связывая их условиями неразглашения (NDA, non-disclosure agreement) конкретных деталей, затрагивающих коммерческую тайну SCO. В частности, Брайан Скиба, аналитик по информационной безопасности Deutsche Bank, подтвердил, что представители SCO продемонстрировали ему полное и почти полное совпадение фрагментов исходных текстов между ядром UNIX System V и ядром Linux.

В августе 2003 г. на SCO Forum в Лас-Вегасе представители SCO публично продемонстрировали примеры некоторых функций (слайды опубликовал немецкий журнал Heise). Они выглядели недостаточно убедительными, но дали пищу для размышлений. Эрик Рэймонд провел собственное сравнение UNIX System V Release 4 с Linux 2.4 и, критикуя скрытность SCO, все же подтвердил, что продемонстрированная на SCO Forum 2003 функция atealloc в самом деле «эффективно идентична» (effectively identical) для обеих сравниваемых систем. Но даже если что-то и совпадает, надо еще доказать, что «утечка» спорного кода в Linux была проведена именно IBM. Это и составляет основу иска SCO.

Пока же удалось выяснить, что знаки охраны авторского права в ходе эволюции диалектов UNIX весьма произвольно изымались и подменялись, причем этим грешили AT&T, USL, Novell, SGI, а возможно, SCO и IBM. Значительные фрагменты кода BSD-ветви UNIX мигрировали в IBM AIX и, вероятно, оттуда (а быть может, и раньше) в ядро Linux. Правовая чистота BSD вследствие внесудебного урегулирования конфликта между AT&T и Университетом Калифорнии в Беркли (разработчиком BSD) по-прежнему ставится под сомнение компанией SCO. Сохраняя тактику маневрирования между авторскими правами и коммерческой тайной, SCO в декабре добилась от суда права представлять исходные тексты, перенесенные из UNIX в Linux, в закрытом суде без последующего обнародования.

Как выяснили в ходе своего расследования Майк Гибсон и его коллеги, подготовившие в декабре 2003 г. специальный отчет под названием «Analysis of The SCO Group», компания SCO (точнее, ее предшественница Caldera до смены в 2002 г. названия на The SCO Group) владеет лишь одним патентом на UNIX. Он затрагивает весьма специфичную область передачи сообщений об ошибках. Другие источники утверждают, что SCO владеет несколькими патентами на UNIX, но этот факт пока не нашел подтверждения. Так что с точки зрения защиты своих прав IBM возводит «фортификационные сооружения» на куда более солидной основе института патентного права. Парадоксально, но если тайным инициатором иска SCO против IBM была все же Microsoft, то она выигрывает при любом исходе: победа SCO приведет к дискредитации GPL и Linux, а победа IBM будет означать сильную уязвимость института авторского права в области программного обеспечения. Эксперты считают, что дело SCO сведется к выяснению того, насколько лицензия AT&T, доставшаяся в наследство компании SCO, позволяет контролировать расширения ядра UNIX, которые в SCO называют «производными работами» (derivative works). Под расширенное толкование этого термина подпадают не только программные продукты SGI и Hewlett-Packard (лицензиатов UNIX System V), но даже Oracle и Computer Associates.

20-летие проекта GNU

В минувшем году исполнилось 20 лет тому самому проекту GNU, результаты которого сейчас и попали под удар SCO. Ричард Столлмен, ныне известный как идеолог проекта GNU и движения за свободное ПО, 27 сентября 1983 г. поместил в группу USENET net.usoft сообщение, озаглавленное «Новая реализация UNIX». Он писал: «После Дня благодарения я начинаю писать полную Unix-совместимую систему, называемую GNU (сокращение от Gnu?s Not UNIX), и предоставлять ее свободно любому, кто способен ее использовать. Я нуждаюсь в поддержке работой, деньгами, программами и оборудованием» [7]. Через 20 лет, летом 2003 г., Столлмен вспоминал: «Мы начали разработку GNU в 1984 г. в рамках кампании борьбы за свободу, целью которой было избавление от несвободного ПО... В 1991 г. работа над GNU была в основном завершена, недоставало только ядра. В 1992 г. Линус Торвальдс сделал свое ядро Linux свободным ПО».

Итак, проект GNU, чьи идеи и результаты лежат в основе современных дистрибутивов Linux, ставил цель создать альтернативную ОС UNIX для свободного использования (в понимании бесплатного распространения и свободы модификации). Ричард Столлмен так характеризует побудительные мотивы проекта: «Вся идея разработки системы GNU состояла в том, что это должна быть не UNIX. Операционная система UNIX никогда не была свободным ПО, т.е. ее пользователи не могли свободно кооперироваться и управлять своими компьютерами. Чтобы свободно пользоваться компьютерами, нашему сообществу нужна была свободная операционная система. У нас не было денег, чтобы купить и освободить существующую систему, но было умение, чтобы написать новую. Создание GNU вылилось в монументальный труд. Мы делали это, чтобы обрести свободу для себя и для вас». В 2004 г. Столлмен высказался куда конкретнее: «Наиболее эффективный путь усилить наше сообщество в будущем — расширить значение слова «свобода», т. е. учить все большее число людей осознавать моральную неприемлемость несвободного ПО [8]». В контексте битвы за Linux он говорит о столкновении принципиально разных миров, причем неважно, кто на чьей стороне в этой битве выступает.

Хронология выпусков ядра Linux (источник: IBM, октябрь 2003 г.)

Новые иски и обвинения

Неудивительно, что противостояние copyleft (GNU GPL-лицензирование) и copyright (авторское право), называемое иногда борьбой «коммунистических» идей с «капиталистическими», привело к тому, что в наступившем году в позиции SCO появились новые нотки — политические. Теперь ни много ни мало Дарл Макбрайд, президент SCO, обвиняет IBM в технологическом пособничестве военным режимам и ставит вопрос об угрозе национальной безопасности США. Так, 8 января 2004 г. Макбрайд разослал письма ряду политических деятелей США, где обрисовал опасность как всего GNU GPL-лицензирования, так и Linux, в частности, по отношению к национальной экономике США, к ее национальной безопасности и международной конкурентоспособности в глобальной программной индустрии, оборот которой, по оценке IDC, к 2007 г. составит 289 млрд. долл. Следовательно, налоги в США по этой отрасли достигнут 17—21 млрд. долл. Готовы ли США согласиться на такие потери?

В ряде стран, среди которых Великобритания, Германия, Франция, Израиль, Бразилия, Япония, Южная Корея, Китай и Россия, государственные и муниципальные органы требуют, чтобы государственные учреждения использовали открытое ПО. Вместо коммерческих Unix-систем или ОС семейства Microsoft Windows они все чаще применяют Linux. Это, по словам Макбрайда, представляет угрозу конкурентоспособности американской ИТ-индустрии. Наконец, UNIX компании SCO подпадает под экспортные ограничения США с точки зрения использования мультипроцессоров для создания суперкомпьютеров в военных целях. «Мы не можем из-за экспортных ограничений продавать наши продукты в Северную Корею, Ливию, Иран, Судан и другие страны, — пишет Макбрайд. — При этом там могут свободно использовать Linux, где содержится принадлежащий SCO код, незаконно помещенный туда корпорацией IBM». По словам Макбрайда, GPL-лицензия разрушает сам институт авторского права и находится в прямом противоречии с Конституцией США и Законом DMCA (Digital Millenium Copyright Act).

При аргументации своей позиции Макбрайд сослался на недавнее решение Верховного суда США по похожему делу Элдреда—Эшкрофта, которое рассматривалось в 2003 г. Действия Novell в этом деле вызывают немало вопросов. Если Novell в 1995 г. переуступила SCO права на UNIX, а IBM затем выплатила отчисления за лицензию на UNIX именно SCO, то как тогда понимать заявления Novell о том, что все права (очевидно, имущественные) на UNIX по-прежнему принадлежат именно ей? Что же тогда переуступалось? Стоит иметь в виду один малоизвестный, но важный факт: покупка в 1993 г. компанией Novell прав на UNIX вместе с лабораторией USL у AT&T была инициирована Рэем Ноорда, основателем Novell, вопреки позиции других владельцев компании. С уходом Ноорда этот «непрофильный» бизнес (ныне Novell думает иначе) был продан компании Caldera, куда и перешел Ноорда. Правопреемницей Caldera после ряда слияний и поглощений стала нынешняя SCO Group. При этом Рэй Ноорда и Ральф Ярро, нынешний президент совета директоров SCO Group, сейчас контролируют 46% акций SCO Group (через венчурную фирму The Canopy Group).

Выводы делайте сами. Как и ожидалось, 20 января 2004 г. SCO подала иск против Novell, обвиняя ответчика в клевете. Как говорится в исковом заявлении, Novell, прекрасно зная об исключительных имущественных правах SCO (ownership of copyrights) по отношению к UNIX и UnixWare, начала злонамеренную кампанию, дабы нарушить способность SCO защищать свои права на UNIX и UnixWare. Чтобы произвести наибольший резонанс, она приурочила подачу иска ко времени проведения в Нью-Йорке форума LinuxWorld 2004. Некоторые правовые эксперты тут же выступили с предположениями о том, что вскоре последует соответствующее расширение иска SCO против IBM. Так и произошло: 6 февраля 2004 г. SCO выдвинула два новых обвинения против IBM, оценив каждое в 1 млрд. долл. и расширив сумму иска с 3 до 5 млрд. долл. Первое обвинение опирается на последующие «противоправные» действия IBM в условиях отзыва лицензии SCO на UNIX (в отношении AIX). 3 марта 2004 г. SCO подала первые иски против крупных корпоративных пользователей Linux — немецкого автомобильного гиганта DaimlerChrysler и американского лидера в области автосервиса — AutoZone. Второе обвинение связано с тем, что корпорация IBM воспользовалась именем компании Novell для нарушения авторских прав SCO.

Предварительные прогнозы

Не исключено, что мы становимся свидетелями схватки Давида и Голиафа (по библейской легенде, юный Давид более 3 тыс. лет назад победил великана Голиафа, поразив того камнем, пущенным из пращи, и отрубив ему голову его же мечом).

Что же произойдет, если SCO выиграет? Этим вопросом все чаще стали задаваться даже те, кто был убежден в скором крахе претензий SCO. Победа SCO (если она будет достигнута) нанесет заметный урон IBM и поставит всех, кто пользуется Linux, а также другими свободными программами, перед фактом применения ими нелегального ПО. Многие эксперты полагают, что битва за Linux не закончится вердиктом суда, поскольку победа SCO может привести к катастрофическим последствиям для всей ИТ-отрасли.

В случае успеха SCO корпоративные пользователи, активно применяющие серверные решения на базе Linux, теоретически могут вернуться с версии Linux 2.4 на версию Linux 2.2, чтобы не нарушать права интеллектуальной собственности. Но это может быть сопряжено с техническими проблемами.

Если SCO проиграет, то она рискует потерять бизнес в области Unix-систем. Тогда IBM займет лидирующее положение на рынке Linux-систем (это как минимум). При этом «голубому гиганту» обеспечены мощная поддержка и солидарность со стороны огромной армии открытого ПО. Как заявил аналитик IDC Дэн Кузнецки, SCO полностью себя дискредитировала в качестве поставщика Linux, поскольку сообщество открытых исходных текстов крайне возмущено ее иском и не протянет ей руку помощи, если она проиграет. До 11 апреля 2004 г. обе стороны должны подать все свои ходатайства. Начало судебного процесса между SCO и IBM назначено на 11 апреля 2005 г. Значит, в ближайшие полтора года мы увидим большие и маленькие сражения за передел рынка. Битва за Linux разгорается.

ОБ АВТОРЕ

Руслан Богатырев — научный редактор «Мира ПК», главный редактор «Мир ПК-диска», bogatyrev@pcworld.ru.

Литература

  1. Богатырев Р. Linux на краю пропасти // Мир ПК. 2003. № 12.
  2. Богатырев Р. Битва за Linux // Мир ПК. 2004. № 2.
  3. Mundie C. The Commercial Software Model. Выступление в The New York University Stern School of Business 3 мая 2001 г. http://www.microsoft.com/presspass/exec/craig/ 05-03sharedsource.asp
  4. Виноградов М. Свобода программ и ответственность их производителей // Мир ПК. 2003. № 11.
  5. Ревинский О. Еще раз вокруг колеса. По поводу "софтверных" патентов // Компьютерра. 2003. № 47.
  6. Harvey J. SCO Group v. IBM: Open-Source IP Issues Moving from Theory to Reality? GigaLaw.com, июнь 2003 г. http://www.gigalaw.com/articles/2003-all/harvey-2003-06-all.html
  7. Москаль А. 20 лет GNU. Русский журнал, 8 октября 2003 г. http://www.russ.ru/netcult/20031008_moskal.html
  8. Stallman R. The Free Software Community After 20 Years. Linux World, 5 января 2004 г. http://www.linuxworld.com/story/38613.htm

Продолжение. Начало см. в 12/03, № 2/04.


Выпуски ядра Linux

Различают два вида выпусков ядра Linux: нестабильный рабочий (development kernel) и стабильный продукционный (production kernel). Рабочие выпуски нумеруются нечетными числами, идущими после номера версии (2.3, 2.5 и т.п.), а продукционные - четными числами (2.2, 2.4, 2.6 и т.п.). Хронология выпусков представлена на рисунке.

806