Февраль. Рукой подать до весны. К радостному предвкушению обновления природы добавляется вновь проснувшееся после долгой зимы ощущение ожидания чуда. Я надеюсь, что проклюнувшиеся побеги, как и всегда, окажутся зелеными, а апрельский воздух - пьяняще-голубым, но все же жду еще чего-то необычайного, чудесного от мира микроэлектроники. И мои ожидания возникли отнюдь не на пустом месте.

Первые ласточки уже летят. Абсолютный лидер по количеству полученных патентов — компания IBM объявила о создании простейших логических схем на основе одной молекулы углерода. Не успели скептики высказаться о том, что главная проблема — вовсе не сами микроэлементы, а их соединение друг с другом, как фирма Hewlett-Packard, на логотипе которой начертано «Invent» (Изобретай!), претворила в жизнь свой девиз, совместно с Калифорнийским университетом (UCLA) запатентовав технологию, позволяющую организовывать молекулы в сложные электронные микросхемы.

Разработки по магнитным ОЗУ также вселяют надежды, что через несколько лет эти ОЗУ будут иметь практически такие же геометрические и электрические характеристики, что и построенные к тому времени на полупроводниковых структурах, но дополнительно будут обладать радиационной стойкостью и бесконечным временем хранения. А количество денег, которое в этом году предполагается затратить на биотехнологии для создания микросхем, поражает воображение — оно исчисляется цифрами с девятью нулями. Осознание полной исчерпанности кремниевых технологий, конец развития которых теперь дружно предрекают к 2010—2015 гг., стимулирует расширение вложений денежных средств в фундаментальные науки.

Столь радужные перспективы будоражат воображение. Пока трудно представить микро(нано?)схему, содержащую уже не миллионы, а миллиарды транзисторов. Но еще более поражает то, что разработчики всех этих чудес не имеют ответов на вопрос: «Зачем?» Плотная завеса неведомого, за которую пока не в силах заглянуть даже самая дерзновенная мысль, скрывает то ли получение вычислительного инструмента, с которым человечество сумеет прорваться на принципиально новую ступень познания, то ли... ничего нового. «Электрон так же неисчерпаем, как и атом», — говорили классики, видимо, намекая на бесконечность этого пути.

Как бы то ни было, но к кончине старой технологии должна быть подготовлена новая. И она несомненно появится. Король умер. Да здравствует король!

А что же сегодня? Несмотря на несколько пессимистические перспективы, устройства, базирующиеся на кремниевой технологии, продолжают развиваться. Небольшими шагами, находя скрытые резервы, процессоры осваивают новые высоты производительности. Кстати, в этом номере об одном из таких путей пишет А.Баулин («Как вьются нити»). Системные платы становятся совершеннее, благодаря чему в ПК реализуются функции, ранее опробованные на больших ЭВМ, и открываются совершенно новые возможности и скорости (К. Яковлев, «Готовность к эксперименту, или Время ХР»). А массовые компьютеры становятся все меньше и бесшумнее (А. Дмитриев, «Тише воды, ниже травы»).

Программисты же, как всегда, оригинальны. В. Любченко предлагает вернуться к истокам и пристально приглядеться к абстрактной машине Тьюринга, взяв ее в качестве основы для архитектуры принципиально новых процессоров, способных решать проблемы параллельных вычислений («Эксперименты над абстрактными машинами»).

Лично мне кажется весьма плодотворной мысль: прежде чем приступать к изготовлению x86-совместимых процессоров на молекулярном уровне, стоит остановиться и чуть-чуть подумать. Мне хотелось бы ошибаться, но мой жизненный опыт подсказывает, что, к сожалению, этого не будет. Вот мы и получим чудо, но обыкновенное.

548