— Посмотри, как мягко входит процессор всеми своими лапками в гнездо материнки. По-моему, в этом есть что-то эротическое

— Какая уж тут эротика!

Я засмеялась… и проснулась. Снова во сне разговаривала с Юрой.

Светящийся экранчик музыкального центра показывал четыре часа пятьдесят шесть минут. Не проспать бы — собеседование назначено на девять утра. Начальник из программистов, а у них понятие о времени весьма абстрактное. И кто только, где и в каких лабораториях, скажите мне, сделал этих программистов?!

Неприятный холодок пробежал по спине. Полная безнадега! Сколько уже таких собеседований пришлось мне пройти...

«Заполните, пожалуйста, анкету». Заполняю. Ну вроде все: и экономическим образованием отягощена, и стаж кое-какой имеется — работала бухгалтером, экономистом и даже системным администратором (фиктивным, правда, но я никому в этом никогда не признаюсь). «Вы нам не подходите! Вы не знаете программу «Парус». И у вас не бухгалтерское образование». Я просто задохнулась от возмущения: «Но я знаю две бухгалтерские программы и проработала четыре года бухгалтером!». — «Вы нам не подходите!» Вот так — разговор короткий.

А жаль. Хорошее место было: рядом с домом, и зарплата позволила бы хлеб маслом намазывать.

Сна как не бывало. Когда-то Юра как раз в это время вываливался с безумными красными глазами из Интернета и начинал увлеченно рассказывать мне о разных версиях программ, о том, что старый Clean Registry он уже выбросил, а новый RegClean, написанный русскими ребятами, — хорошая программа. Говорил о чем-то еще, недоступном моему разумению, и я засыпала, угнетаемая мыслью, что «программист» — это диагноз.

И все-таки надо постараться заснуть. Поворочавшись и повздыхав о Юре, я стала считать слонов. Один слон... два слона... «А вот если был однопроцессорный компьютер с НТей-4 и появилась двухпроцессорная машина, поставили на нее наш винт с НТей, напрямую НТя не пойдет — нужно ее переставлять...» — внезапно вспомнила я опять одно из многочисленных Юриных изречений, тьфу! Слоны мягко влились в буквы NT. «Завяли!» — приказала я им и повернулась на другой бок.

Но в памяти всплыло другое собеседование, еще более тягостное. Работа аналитика в филиале иноземной фирмы, оклад — на хлебе с маслом уже «тельняшкой» лежала черная и красная икра. И уже совсем было взяли, прошла два тура. А на третьем — облом! Все кончено. Тогда я рыдала в своем ободранном кресле, помнящем мое рождение.

«Если бы программисты строили дома...» — воспоминания нахлынули с новой силой. Я заулыбалась в темноте, «увидев» окна Юриного любимого Delphi и особенно приятное моему взору окошечко с волшебным словом Error. Могучее слово, единственное слово, способное вернуть мне Юру, пусть всегда озабоченного и бессловесного.

Четвертое собеседование или пятое (память отказывает) вернуло мне чувство юмора. Уже ошалевшая от безработицы и потому обнаглевшая до последней стадии, я отчаянно флиртовала с работодателем по телефону, договариваясь с ним о встрече. Мужской голос, оживший в неведомой дали, буквально гарантировал мне работу офис-менеджера. Я тогда ликовала и собиралась на собеседование с уверенностью тигра, приготовившегося к прыжку на лань. Фирма была молодая, и сотрудники — ей под стать: мальчики и девочки летали из кабинета в кабинет с чашечками благоухающего кофе. Взглянув рассеянно на мои седеющие виски и парадный макияж, начальник, столь живо реагировавший на телефонный флирт, устало спросил: «Вы к кому? Вы от Татьяны?.. Ах, вы Татьяна и есть?!» Он удивленно поднял брови: «Н-нет, у меня не будет для вас работы...» — и растворился в сиянии своего монитора. Выйдя на свежий воздух из кофейных ароматов, я рассмеялась: «Ничего, в следующий раз не будешь доверять телефонному голосу. Пень!» Кстати, так Юра называл все пентиумы и весьма пространно объяснял, что Intel Celeron — это всего лишь некачественный Intel, и вообще быстродействие процессора — не самое главное, надо учитывать и скорость шины, и скорость винчестера...

После шестого собеседования у меня появилась этакая здоровая наглость, стали нахально блестеть глаза и я уже претендовала на Должности.

На восьмое собеседование шла, как на работу. Мы обсуждали какие-то вопросы, заполняли анкету, бродили по начальству разного уровня, ждали кого-то после совещания, собеседовали, знакомились с будущими моими подчиненными (предполагалось, что я займу должность начальника отдела обработки информации), опять собеседовали... Но тут пришлось отказаться мне — весь коллектив курил на своих рабочих местах, а Минздрав предупреждал меня в течение всех моих сорока лет, что курение неприемлемо для здоровья.

Лежа в предрассветном сумраке, я вспоминала и вспоминала о своих попытках стать экономистом, аналитиком, менеджером, бухгалтером... Но статистика — упрямая вещь: на одно рабочее место приходится сейчас десять претендентов, и с моим счастьем ни в одной десятке я не выиграла... пока еще.

Пора вставать и тащиться на очередное собеседование. Конечно, с моей стороны это безумная выходка — предлагать себя на должность системного администратора с сетью из двадцати пяти компьютеров. Так что исход сегодняшнего собеседования я знала на сто процентов, но была настроена по-боевому.

Начальника в кабинете не оказалось: 1 сентября — провожает детей в школу, задерживается. Секретарша проводила меня к системщику, на место которого я и претендовала. Системщик оказался славным пареньком, сразу напомнившим мне Юру потусторонним взором и полной неспособностью ориентироваться в жизни. Стоило мне задать простенький вопрос об операционной системе, как он стал с воодушевлением рассказывать о сети, бестолковых «юзерах», тупом «железе», о достоинствах и недостатках Windows 2000 Server и чем этот последний отрицательно-положительно отличается от NT4. Ничего принципиально нового я не услышала — все те же бессмысленные для меня слова произносил когда-то и Юра, и они крепко врезались в мою память.

Пришел начальник. Он с ходу и очень официально задал вопрос: «А вот если у нас есть однопроцессорный сервер NT4, купили двухпроцессорную машину, будет ли NT4 напрямую работать на ней?» Я улыбнулась и вспомнила своих утренних слонов: «Нет, конечно, — надо переустанавливать NT». Начальник мгновенно расслабился, и мы долго говорили о сетях, «юзерах» и Windows 2000 Server. Я была в ударе, живо рассказывала Юрины истории и тайно злорадствовала, что мне так легко удалось ввести начальника в заблуждение.

* * *

Каково же было мое удивление, когда на следующий день мне предложили выйти на работу в должности системного администратора с окладом в 600 у.е.

* * *

Сегодня у меня пятый рабочий день. И, собирая из запчастей свой первый в жизни компьютер, в точности повторяя все, что сделано в стоящем рядом и работающем, я вдруг подумала: как мягко входит процессор всеми своими лапками в гнездо материнской платы...

А вообще надо успеть вовремя уволиться, прежде чем эта тмутаратень из двадцати пяти машин не рухнула, как «построенный в боях социализм».

723