Об этом факте протрубили все СМИ. Присуждение директору Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе, академику Жоресу Ивановичу Алферову Нобелевской премии по физике за 2000 г. — событие действительно выдающееся, но не без некоторого флера нереальности. В то, что премия за открытия в области полупроводниковых систем, оказавших решающее влияние на развитие информационных технологий, будет присуждена нашему соотечественнику, мало кто верил. Да и сам будущий лауреат особых надежд на это не питал, поскольку знал о сильном формальном и неформальном влиянии американского физического сообщества на Нобелевский комитет. Свои обоснованные сомнения он высказал в интервью «Независимой газете» в марте этого года накануне своего 70-летия. А то, что денежную премию (реальную) пришлось поделить, и огорчает и радует. Компания больно хороша: Герберт Кремер, одновременно с Алферовым разработавший в 1963 г. принципы действия лазера на гетероструктурах, и Джек Килби, один из изобретателей полупроводниковой интегральной схемы и создатель первого микрокалькулятора.

Сегодня лазеры на гетероструктурах широко применяются в волоконно-оптической связи, различных оптических накопителях, а солнечные батареи эксплуатируются на наших космических кораблях уже с 1970 г. Заметим, что американцы тогда только подступились к таким разработкам, повторяя путь Алферова.

Сегодня на нашей улице праздник, и особую ирреальность происходящего подчеркивает специфический пейзаж: руины отечественной науки и производства в области высоких технологий. Впрочем, те, кто еще пытаются «делать науку», восприняли лауреатство своего соотечественника с радостью и надеждой. Но уповают они не столько на родное государство, сколько на обильные заморские гранты.

Роль стаффажа (в пейзажной живописи небольшие фигуры людей и животных) выполняли различные выставки и семинары по электронной коммерции, бесконечной чередой сменявшие друг друга. Докладчики на этих собраниях были по большей части одни и те же, темы схожи, а вот слушателей, которые готовы были даже заплатить за свое присутствие (от 20 долл.!), — хоть отбавляй. Что же хотели услышать они?

Российский этап «золотой лихорадки» в Сети в самом разгаре. Кто в поисках шанса для приложения своего пытливого ума, кто - благодатного места для отмывания денег, но решили энтузиасты попробовать счастья по ставшим привычными западным рецептам. И все они втайне надеются, что именно в России, «где Internet больше, чем Internet», им непременно повезет. Я желаю им удачи. Но те, кто вплотную приблизился к вожделенной цели, уже поняли, что реальность, как обычно, не вполне соответствует ожиданиям.

Конечно, никто из этих людей не мучается глобальными вопросами: «увеличит ли это валовой продукт страны? Приблизит ли час возрождения фундаментальной и прикладной науки, без которой возвращение в число высокоразвитых государств попросту невозможно? Ускорит ли момент появления в нашей стране следующего нобелевского лауреата?» И это нормально — ответы на них должны искать другие.

Но вот ведь что интересно — бума электронной коммерции не было бы, если бы в 30-е годы наши ученые А. Иоффе и Я. Френкель не начали исследования полупроводников, завершившиеся изобретением... американцами в 1948 г. транзистора, а в итоге созданием устройств, за которые и получили премию Ж. Алферов и другие. Сегодня же призрак «золотых яиц» электронной коммерции у нас совершенно затмил трудолюбивую пеструшку — науку. Так что совсем нелишне, мне кажется, время от времени вспоминать слова лауреата о том, что именно наука определяет будущее человечества.

Главный редактор
Алексей Орлов

563