Однако проведенный мною маленький эксперимент в области «защиты информации» показал, что второе утверждение достаточно спорно. Но обо всем по порядку. Покопавшись в Сети, я выудил несколько десятков адресов любителей «клубнички» и отправил им следующее послание: «Ваш компьютер подвергся несанкционированному доступу со стороны хакерской группировки «Культ живой коровы». В ходе атаки файлы с расширением *.jpg были уничтожены. Для того чтобы их восстановить, нажмите клавишу . Сделали это? Теперь все восстановится. В случае потери каких-либо данных обращайтесь ко мне».

Я написал порядка 20 писем. Но вместо того, чтобы «стоять и бояться», большинство пользователей просто промолчало. Как будто бы все, что описано в моем письме, у них происходит каждый день и следовательно стало уже привычкой.

Пришло семь ответов. Если рассматривать мой опрос с математической точки зрения, то окажется, что 50% респондентов выразили некоторое непонимание и лишь 13% отреагировали с одобрением.

Результаты столь бесчеловечного эксперимента привели меня к такому выводу: «защита информации», конечно же, всем полезна и нужна, но ведь «пока гром не грянет — мужик не перекрестится!»

Как я спасал информацию

Ясное дело, защита информации — дело хлопотное, трудоемкое и не слишком понятное, ведь порой абсолютно неясно, что, как и чем защищать.

Потому-то я и решил проверить бдительность организаций, занимающихся защитой информации. Обнаружив в Internet порядка 70 фирм, предлагающих свои услуги для решения данной проблемы, я попросил их разобраться с одной очень простой на первый взгляд задачей и опять же разослал им сообщение.

«Добрый день! Случайно я узнал, что Ваша фирма занимается защитой информации. Может быть, Вы поможете мне. Объясняю, в чем дело. Я оставил 3,5-дюймовую дискету с очень важными данными в кармане брюк. Жена решила их погладить и особенно тщательно отпарила именно то место, где была дискета. Мало того что брюки испортились, так еще и дискета «спеклась». Скажите, пожалуйста, можно ли восстановить пропавшие сведения и сколько это будет стоить?»

На свой в общем-то жизненно важный вопрос я получил ответы только от 25 фирм, причем помочь согласились 23 из них, а 2 конторы вместо того, чтобы меня успокоить, отреагировали весьма странным образом.

«Алтунин, я чувствую, что это ты...» — написала первая. Сначала я даже решил, что Алтунин — какой-то жуткий вирус, разогревающий дискеты с информацией до полного их уничтожения, но потом родилось другое предположение: а вдруг «Алтунином» называется какое-то наркотическое средство, которое респондент принял для успокоения. А увидев, что ответ прислала женщина, я сообразил: что Алтунин — и есть тот самый мужчина, в чьих брюках случайно оказалась злополучная дискета.

Вторая фирма ответила более оригинально, обвинив меня в том, что я не умею правильно формулировать вопросы, и посоветовала обратиться в центр речевых технологий, дабы мне там вправили мозги и научили изъясняться более понятно.

Остальные организации то ли почувствовали запах денег — я представился генеральным директором, то ли решили сами включиться в игру и начали забрасывать меня наводящими вопросами и полезными советами.

Не буду утомлять читателей, цитируя свою переписку, и приведу лишь самые интересные отрывки.

«Добрый день! Для того чтобы ответить на Ваш вопрос, нам необходимо увидеть эту композицию, это произведение искусства! Только после этого можно принять правильное решение о надежде на возможность. С уважением ...»

Или:

«Здравствуйте! Трудно сказать наверняка, но если магнитный слой цел, то дискету, скорее всего, спасти можно, но не видя ее, нельзя что-либо гарантировать.

Если Вы находитесь в С.-Петербурге, то можно попробовать. По поводу цены. Если корпус поддастся вскрытию, не повредив магнитный носитель, пусть это будет жестом доброй воли. Я сделаю это сам. С уважением...»

В итоге лишь около 3% опрошенных фирм высказали надежду на то, что данные на дискете можно восстановить. Остальные же «защитники информации» не оправдали моих ожиданий и прислали в общем-то стандартный ответ:

«Полностью восстановить информацию, пожалуй, не удастся в принципе, но можно сделать это частично либо фрагментарно, но тогда потребуются специальное оборудование и квалифицированный персонал. Еще четыре года назад я бы сказал, что так оснащены только разведслужбы, но сейчас, вероятно, подобное снаряжение появилось и у кого-то еще, что, впрочем, маловероятно. В любом случае стоить оно будет очень дорого — естественно, с моей точки зрения. Так что в случае, когда речь идет, например, об утерянной дискете с ключами от клиент-банка, то гораздо проще обратиться прямо в банк. Если же информация, хранящаяся на дискете, раньше была записана на жестком диске, а потом стерта, то все-таки остается вероятность, что ее можно восстановить на этом диске».

Вот такие дела, уважаемые господа-товарищи. Если вы имеете привычку носить дискеты с важной информацией домой, то не забудьте перед тем, как жена будет гладить вам брюки, вынуть ее из кармана. Иначе может случиться нечто непоправимое.

Вирусы разные нужны, вирусы всякие важны

Мне почему-то кажется (уже перекрестился), что некоторые особо несознательные граждане, читающие этот материал, на досуге сами пописывают вирусы, и я, в свою очередь, их не осуждаю. «Почему?» — справедливо спросите вы. Разъясняю. Все очень просто. Чтобы провести очередной бесчеловечный эксперимент, я решил написать небольшой вирус и отправить его в ряд известных фирм. Но вот незадача — за всю жизнь я так и не научился их писать. Оставался лишь один выход: использовать фактический материал, что я, собственно говоря, и сделал. Взяв общеизвестный файл win.com, я отредактировал его в «старике Нортоне» и обозвал afrika.exe. После чего составил душещипательное послание:

«Добрый день! Меня зовут Сергей, я живу в городе Краснозарюпенске Курской губернии. Я обнаружил новый вирус. Высылаю его Вам для ознакомления».

Честно говоря, я не ожидал такой скорости от своих «подопечных». Буквально через три (!!!) часа ко мне посыпались ответы с наставлениями и советами. Безусловно, подавляющее большинство респондентов раскусило мою задумку и написало мне, что это самый обыкновенный файл, только немного подрезанный, и потому никакого вреда он не принесет. Из 25 фирм, подвергшихся допросу, такой или почти такой ответ прислали 20; остальные же вполне заслуживают, чтобы их процитировать. Например: «Мальчик, ты что, с ума сошел, присылаешь такие письма, иди лучше в школу учиться...» Некоторые комментарии к тексту: честно говоря, я не понял, почему они решили, что мой подзащитный — мальчик. Вот еще один ответ: «Присылать подобные письма — дурной тон. Не делайте так больше никогда, хорошо? А если бы это был настоящий вирус? Кто бы помог Сергею?»

А самое интересное послание пришло от одной владивостокской конторы. Оно гласило:

«Ваше письмо было внимательно проанализировано. Вирус добавлен в нашу картотеку. Спасибо за помощь, всего доброго».

Вот какие разные бывают ответы, и вот, собственно, к чему вся моя статья. Так что если вы решите написать вирус для каких-нибудь «научно-популярных целей», то в качестве основы используйте файлы операционной системы вашего компьютера — вдруг что-то и получится.

Павел Алашкин

553