Коммерческий директор
фирмы Сomputer Mechanics
Наталья Константинова
Кризис, хотя и в разной степени, затронул все сферы нашей жизни, и рынок телекоммуникаций тоже, конечно, не является исключением. Однако сейчас, по прошествии более полугода с августовских событий, уже можно определить те направления этого бизнеса, которые оказались более живучими, тех «лошадок», на которых можно поставить, чтобы они и дальше тащили «телекоммуникационную телегу» по ухабистой и вязкой кризисной дороге. Так каких рысаков запрягать? «Наш фаворит — мобильная мини-сотовая технология. Это хорошая альтернатива сотовой связи в пределах какого-либо объекта: будь то завод, больница или офис. Главное здесь — вы не платите за трафик», — говорит коммерческий директор фирмы Сomputer Mechanics Наталья Константинова, с которой беседует сегодня научный редактор журнала «Мир ПК» Михаил Глинников.

— Давайте для начала попробуем подсчитать урон от кризиса. Что стало с телекоммуникационным рынком?

— В целом, по нашим оценкам, телекоммуникационный рынок сократился на 35—40%. Ушли многие зарубежные компании — уменьшилось число инвестиционных проектов. Но тем не менее можно назвать целый ряд фирм, которые здесь остались и даже расширили свою деятельность. Мы участвовали (причем в самый разгар кризиса) в проектах, связанных с запуском новых заводов, и сейчас, как это ни парадоксально, нам поступают подобные предложения. Есть проекты и в госсекторе.

— А как отразился кризис на основных направлениях деятельности различных компаний?

— Сами основные направления не изменились — изменился объем заказов в рамках этих направлений. Так, мы наблюдаем устойчивый интерес определенного класса корпоративных клиентов и дилеров из регионов, например, к цифровым телефонным станциям, мобильной телефонии на базе DECT. Правда, это решение приемлемо лишь для тех, кто не только считает деньги на момент приобретения системы, но и учитывает стоимость владения ею. Конечно же средства у таких корпораций есть, однако важно и другое — руководители здесь грамотные и очень четко понимают, что именно они хотят получить. Общая картина такова: заказчики остались, проекты выполняются, но объемы работ (планировавшиеся до кризиса) значительно уменьшились.

— Что можно сказать о прочих секторах этого рынка?

— Все секторы — системной интеграции, структурированных кабельных систем, телефонии — как были, так и остались. А в секторе телефонии даже появились новые клиенты (некоторые газеты, телевизионные компании). В секторе системной интеграции cократился объем закупок, хотя количество заказчиков не изменилось. Поскольку мы работали всегда на рынке дорогого высокотехнологичного оборудования, нашими заказчиками были довольно состоятельные компании, и они не исчезли. Но сам пакет закупки уменьшился в среднем на 30—40%. Зато в секторе структурированных кабельных систем мы вообще не видим никакого снижения спроса, скорее, он даже несколько возрос в последнее время. Это, по-видимому, можно объяснить участившимися случаями переезда фирм из одних зданий в другие в связи с изменением арендной платы. А раз есть движение — значит, нужны и кабельные работы. Причем заявки на такие работы поступают и от небольших, и от крупных компаний. Вообще, как мне кажется, сетевой рынок пострадал от кризиса в меньшей степени, чем компьютерный (если говорить о серверах и рабочих станциях). Люди могут позволить себе работать на устаревших моделях машин, если эта техника еще «тянет» и пригодна для решения текущих задач, но что касается сетей, то здесь никуда не денешься — если необходимость назрела, без современного сетевого оборудования не обойтись.

— Изменились ли финансовые схемы работы Вашей фирмы в нынешних условиях?

— Естественно. Основная форма работы с заказчиком теперь — предоплата. Но бывают и исключения. Мы недавно выполнили серьезный проект для одной международной организации без предоплаты, поскольку они предоставили нам надежные гарантии.

— Какие технологии Вы считаете для себя приоритетными?

— Если говорить о телекоммуникационном рынке, то мы очень рассчитываем на продвижение беспроводных технологий, разработку концепции мобильного телефонного офиса. В секторе же системной интеграции приоритетными для нас являются сетевые проекты и комплексный подход к решению задач заказчика. В работе с мобильными технологиями у нас четко прослеживаются два направления. Первое — организация персонального мобильного офиса. В этом случае менеджер, подключая блокнотный компьютер к сотовому телефону, получает доступ к своей корпоративной базе данных практически из любой точки мира. Второе направление еще более перспективно. Речь идет о создании мобильного телефонного офиса на базе DECT-технологии, т. е. о мини-сотовой связи. Вам уже не придется платить за сотовый трафик, а мобильность и доступность персонала будут полностью обеспечены. Причем такие системы отлично приживаются сейчас на российской почве, несмотря на кризис, потому что зачастую им просто нет альтернативы.
Представьте себе, например, завод, который хочет выжить в условиях рынка и кризиса. Его производство должно быть технологичным, для чего требуются оперативный доступ к информации, эффективное взаимодействие персонала. Но какие в цехах могут быть кабели? Или стационарные телефоны? Цеха громадные, шум — пока услышишь, добежишь. А как работать с удаленными складами? Тут и приходят на помощь телефонные станции, и специалисты получают мобильные телефоны стандарта DECT, которые позволяют мгновенно связаться друг с другом в пределах огромной территории завода.
Еще один пример — медицина. Не самая богатая отрасль, однако и здесь явно растет интерес к беспроводным телефонным станциям. И это понятно: врач, приняв на пейджер срочное сообщение, не должен тратить время на поиски телефона, чтобы оперативно дать ответ. Ведь потерянные минуты могут стоить пациенту жизни. Естественно, мобильная мини-сотовая связь (без оплаты трафика) в такой ситуации просто необходима.
Западные фирмы, которые остались на российском рынке, тоже выступают заказчиками мобильных мини-сотовых телефонных систем — для них это удобно и привычно. В последнее время стали проявлять внимание к этой технике и заводы по переработке продукции. И это естественно: территории большие, специалисты постоянно перемещаются — без оперативной связи как без рук.
Довольно интересным, хотя и не очень масштабным рынком для подобных систем у нас являются и некоторые развлекательные заведения — казино, боулинг-клубы, фитнесс-центры. Ведь нередко кому-то требуется срочно поговорить с места парковки, со склада. И здесь мобильная телефония пользуется постоянным устойчивым спросом, правда, далеко не в том объеме, как на крупных заводах. В целом это небольшие проекты.

— Да, любопытно. Кстати, наслышан о Вашей «телефонии с приложениями». Объясните, пожалуйста, о чем идет речь.

— У нас, как ни странно, в период кризиса начали активно покупать телефонные станции не просто сами по себе, а вместе со специализированными приложениями, в частности Call-центры. Кроме качественного соединения абонентов, что тоже, конечно, важно, они обеспечивают правильную технологию обработки вызова. Использование таких центров позволяет быстро и эффективно обрабатывать достаточно плотный поток телефонных вызовов, проводить их анализ и даже контролировать действия операторов. Несмотря на кризис, а может быть, и благодаря ему заказчики стали думать не только о надежности, но и о технологичности функционирования телефонных центров. Главное сейчас — не потерять ни одного звонка, оперативно отреагировать на вызовы и проанализировать их. Ведь все это — работа с клиентом и реальные деньги. Поэтому Сall-центры стали продаваться, хотя они далеко не дешевые.

— А как ведут себя теперь заказчики?

— Стремятся получить систему без оплаты, пользоваться ею и долго-долго расплачиваться. И еще у них одна мечта — работать по бартерным схемам, что до кризиса в Москве, в общем, не практиковалось.

— Каковы Ваши прогнозы — что все-таки ждет рынок телекоммуникаций в ближайшее время?

— Думаю, все будет в порядке. Скоро наступит летнее затишье, а с сентября начнется традиционное осеннее оживление. Пусть не на том уровне, как раньше, но все направления, перечисленные выше, сохранятся и получат свое дальнейшее развитие.

— Ну и в заключение несколько слов о Вашей компании.

— Наша компания была создана в мае 1992 г. и специализировалась на системной интеграции. Мы всегда старались ориентироваться на заказчика и четко понимали, что работать с ним — это значит не только продать ему оборудование, но и обеспечить соответствующие поддержку и сопровождение. Для нас общение с заказчиком есть непрерывный процесс, который длится годами. Взять хотя бы, к примеру, «Русский продукт» и «Альфа-банк». Мы шли с ними, что называется, «вместе по жизни» — построение сетей в центральном офисе и филиалах, потом интеграция этих сетей в единую систему. Сопровождали их на всех этапах развития: от небольших фирм до крупных корпораций. Что касается телефонии, то здесь мы делаем ставку на технологии и оборудование Ericsson. Теперь уже можно говорить и об идеологии. Заказчик не просто приобретает у нас новую «железку» — у него появляется новая идея, как организовать свой бизнес. Наша фирма в рамках консалтинговой деятельности фактически предлагает ему более современную технологию, благодаря чему у него существенно повышается эффективность работы и снижается стоимость владения системой. Хотелось бы еще отметить, что, работая одновременно в трех секторах рынка — телекоммуникаций, системной интеграции и систем контроля доступа, — мы способны выполнять комплексные проекты, а впоследствии осуществлять обслуживание и поддержку. Иными словами, заказчик может получить все из одних рук, что очень удобно и для него, и для нас. Причем дублирование операции полностью исключается и клиенту предоставляется единая гарантия на все системы, а это уже реальная экономия. Например, при поставке АТС у нас дается гарантия и на кабельные работы. В настоящее время в компании трудятся 40 человек, оборот за 1998 г. составил 20 млн. долл.

— Спасибо. Надеюсь, Вы поставили на «верных лошадок», и это позволит Вам успешно преодолеть кризис и приведет к успеху.
631