Мы брать не можем легко и нагло,
коль наши корни в иной системе,
а мы - лишь дети рабов ГУЛАГа,
и рабство это - за нами тенью...

Николай Беминов

1

Вывеска гласила: "Федеральная пограничная служба". Шестой подъезд известного здания на Лубянке выглядел скромно: начальство через него не ходило. Я передал часовому пропуск, только что полученный в помещении рядом с известным московским гастрономом - здесь же, через переулок. По лестнице уже спускался знакомый мне человек в сером костюме - майор Сергей Владимирович Гончаков, холеный крепкий мужчина лет сорока, уверенный в себе и с холодным взглядом оценщика городского ломбарда.

- Комната 412 - это на лифте, четвертый этаж, налево... - говорил вышколенный часовой.

- Спасибо, я здесь не впервые, и к тому же меня встречают, - и забрав у часового паспорт с бумажкой-пропуском, я направился за Гончаковым к лифту.

Один-два раза в неделю вызывали меня в этот дом-сфинкс, нависший над Лубянской площадью. Торчащий из гранитно-мраморного основания, он, словно форт над свинцовыми водами залива-площади, нес в себе тайную и перманентную угрозу. Я переходил с этажа на этаж, заходил в кабинеты, где вежливые и в основном молодые люди терпеливо ждали, пока я ремонтировал их компьютеры. Потом закрывалась дверь, снова коридор, другой этаж, другая комната, опять коридор... Везде чисто, аккуратно, все выкрашено, вымыто. Нынче хозяева здания - пограничники, и эта служба уже не подчиняется КГБ. Да и КГБ нет - название сменили. И ремонт сделали. Миллионы людей, кто прошел когда-то этими коридорами в последний раз, давно стали плодородной почвой, деревьями, травой. Вот только в Магадане и Заполярье, в вечной мерзлоте, они сохраняются вечно. А в памяти - да кто их помнит! Уже и дети их отжили свое, и внуки выросли и постарели...

- Итак, продолжим наш прошлый разговор. Вы должны подобрать исполнителей и руководить их работой. Вы же рассчитываетесь с ними из выделенной вам суммы. - Гончаков назвал весьма немалую сумму в долларах и добавил:

- Аванс - двадцать процентов, остальное - после полного принятия работы, принимать буду я. Через меня вы получите все необходимые материалы и документы. Ваша задача - проработать реалистичный сюжет и обеспечить, как минимум, два варианта игры - за следователя и за подозреваемого. Причем проигравший следователь становится арестантом, а выигравший подследственный получает жизнь и свободу. Можете предложить и дополнительные варианты, лишь бы все поместилось на один лазерный диск. Вот вам некоторые материалы для творчества, - и он положил передо мной изрядную кипу потертых папок с надписью "Дело №...". - Этого, вероятно, мало, будут еще, в следующий раз заберете.

Мы обсудили некоторые детали, он согласился с парой моих встречных предложений, и затем расстались у лестницы. Но сделав два шага, он что-то вспомнил и повернулся ко мне:

- Да, вот еще. Название я уже придумал - "Стража".

Да, деловой майор Гончаков нашел свой бизнес в рыночной России - надо обеспечить жену и сына, а игровая программа, если разрекламировать и суметь продать, - та же золотая жила. Лишь бы бизнес-партнеры не подвели. А они, похоже, у майора знающие и надежные.

2

- Перед началом игры проходит этап настройки на игрока. Прочтите сначала инструкцию на экране, а когда наденете шлем и появятся цветные пятна - только нажимайте в нужный момент на нужную стрелку вот здесь на клавиатуре. Обычно для настройки хватает пяти минут.

Я не стал пояснять, что именно этот "тест" и является главным компонентом программы, вводящим игрока в гипнотический транс, а затем действующим как зрительный галлюциноген и заставляющим "игрока" всерьез жить в мире, который он видит через стереоэкран-очки и слышит через стереонаушники ШВР - шлема виртуальной реальности. Ключевой кусок программного кода занимал всего лишь сотню-другую килобайт памяти, но потребовал трех лет работы - моей и недавно умершего от рака гениального психофизиолога Кольки Беминова - моего школьного друга.

Минут через десять Гончаков снял шлем и долго сидел, потрясенно глядя перед собой, - даже не на экран монитора, на котором застыл лишь текст предварительной инструкции, нет, он смотрел куда-то сквозь стену, через дома и улицы - в другую галактику, в которой происходило действие увиденного им, по существу, рекламного ролика.

3

- У него дача по Ярославскому, за Пушкино. Постарайся держаться, не привлекая внимания.

- Да знаем, знаем, как вести слежку, сами небось детективы пишем.

Мой старый приятель Алик нажал на педаль газа своего "Жигуленка", направляясь вслед за хорошо заметной "Тойотой" Гончакова.

Потом он часа два терпеливо ждал, перемежая чтение журнала дремотой, пока я с помощью длиннофокусного объектива фотографировал безмятежную дачную жизнь майора, его жену и сына, гоняющих ракетками пернатый волан.

Через пару дней, получив отпечатки, я с помощью сканера переносил лица Марины - так звали женщину - и ее сына Сашки в графический компьютерный формат. Они стали участниками и героями придуманной главой семейства игры.

4

"Приговор приведен в исполнение..." Я закрыл очередную папку. Я не мог больше это читать. Было душно. Хотелось куда-то идти, бежать. На улицу, под дождь. А как исполнялись приговоры под проливным дождем? Мешал ли дождь прицелиться человеку в затылок? Не давал ли осечки мокрый затвор? И мертвое тело - тонуло ли оно в яме, доверху наполненной дождевой водой?

Я отлаживал фрагмент, в котором по команде игрока-следователя к нему в кабинет вводят женщину с лицом и фигурой жены майора Гончакова. Я смотрел на тонкие линии красивого лица современной женщины по имени Марина и вспоминал рассказ бабушкиной подруги, арестованной и отправленной в лагерь прямо со школьного выпускного экзамена, - ее, как и других таких же юных девчонок, насиловали на допросах молодые офицеры-следователи...

5

Я повесил трубку телефона-автомата. Пройдет примерно полчаса - некоторое время он будет меня ждать, потом терпение иссякнет, он запустит программу и наденет шлем виртуальной реальности...

Я вышел из книжного магазина и прошел к Лубянской площади. Потом медленно повернулся в сторону черно-серого здания-монстра. Окно на четвертом этаже, как и многие другие окна, в эту жару было открыто. На широком тротуаре прямо под ним быстро росла толпа. Послышалась сирена - подъезжала "скорая". Долго тянулись минуты. Потом подняли носилки с накрытым простыней телом, и машина уехала. Толпа зевак постепенно растаяла...

6

Я не знаю, под каким предлогом закрыли дело и было ли вообще какое-либо расследование смерти майора Гончакова. Я уволился с той работы не сразу, но по странному стечению обстоятельств меня больше ни разу не направляли в здание на Лубянке, хотя заявки на ремонт оттуда были. Видно, их выполняли другие.

Ни повода, ни возможности интересоваться судьбой майора у меня не было, так же как и не возникло повода кому-либо интересоваться моей персоной. А, собственно, с какой стати? Нигде не осталось документов о наших с Гончаковым побочных деловых контактах. Никаких денег из обещанных за работу я не брал. Отказавшись от аванса, я добился дополнительного месяца на выполнение работ - поэтому обошелся без чьей-либо помощи, все программы писал и отлаживал в одиночку. Да и требовалось-то для реализации моего плана отработать только одну ветвь алгоритма. И принять меры, чтобы после запуска специальной утилиты стомегабайтная дискета с рабочей версией и жесткий диск компьютера оказались отформатированными. Это простая задача даже для начинающего хакера.

Что касается бессонницы - она и раньше меня изводила. А сон - не всегда благо, особенно если просыпаешься в холодном поту оттого, что тебе приснились веселая молодая женщина и мальчик, играющие в бадминтон возле дачного домика.


Твой Пушкинский век

Конкурс компьютерного рисунка под таким названием объявляет журнал "Мир ПК" совместно с Российским Фондом культуры. До 1 июня 1999 г. принимаются изображения, выполненные в любой графической программе (от PaintВrush до 3D-Studio), на следующие темы:

  1. Портрет Татьяны (в пушкинской манере рисования).
  2. Мир Пушкина (природа, архитектура, батальные и исторические сцены, придворная жизнь...).
  3. Иллюстрация к сказке Пушкина (лубок).

Изображения (JPEG или GIF объемом до 1 Мбайт) и текстовый файл (фамилия, имя и возраст автора, адрес и контактный телефон или e-mail) следует направлять в редакцию по адресу: 123056, Москва, Электрический пер., д.8. корп.3 или по электронной почте webmaster@culture.ru.

Все работы будут размещены на Web-сервере Российского Фонда культуры http://www.culture.ru и после 1 июня доступны для открытого голосования.

623