Вот в чем дело! Браслет отключен. Неужели на него так подействовала нашумевшая история о том, как у какой-то шишки из НАСА в течение полугода скачивали информацию с индивидуального браслета, демодулируя его электрокардиограмму? Непонятно, зачем Фишеру так рисковать, в его-то возрасте, с его-то сердцем. Неужели чтобы сохранить в секрете то, что должны увидеть в итоге миллионы? Маразм. Старик, конечно, не ангел, но не дам же я ему умереть! Я уже собрался звонить 911, как сообразил, что там звонки регистрируются, и мне вряд ли удастся прикинуться заботливым пылесосом. А старик — сволочь редкая, и когда оклемается, наверняка не простит мне вторжение, если даже я спасу ему жизнь. Остается одно — привести в действие его медбраслет и быстренько, до прихода спасателей, ретироваться. Пользоваться манипулятором оказалось не так просто, как разъезжать по пустым коридорам. Наконец мне удалось нажать малюсенькую кнопочку, и сигнал SOS пошел по всем каналам. Думаю, медики будут минут через пять-шесть, пора сматывать удочки.

Вывожу своего железного коня поближе к двери и в этот момент обращаю внимание на странный шум в глубине помещения. Слегка повернув "голову", замечаю у дальней стены в небольшой нише средних размеров биокомпьютер. Стереоэкран светится, на нем три изображения: на первом незнакомый мужчина, на двух других узнаю (на одном сразу, на втором с трудом) Лиззи Харпер. Похоже, здесь дело пахнет "свадьбой"! Рядом вижу источник шума — еще один пылесос. Плановая уборка? В первом-то часу ночи! Но что это? Подняв манипулятор, он что-то деловито настукивает на клавиатуре, затем, отъехав чуть вправо, извлекает из блока накопителей один за другим три алмазных мини-диска — андросимные дистрибутивы — и опускает их в бункер для мусора на своей спине. На мгновение кровь у меня в жилах останавливается: я здесь не один... Лео, несчастный котишка, во что ты меня втянул!

В это время второй пылесос закладывает вираж по направлению к двери и застывает. Я обнаружен. Несколько секунд мы глядим друг на друга "глаз" в "глаз", и я зачем-то начинаю судорожно стучать по клавишам, ввожу команду за командой, пытаясь сделать вид, что, мол, ничего особенного, убираюсь вот, грязища тут, знаете ли... Номер второй неожиданно врубает самый полный и пулей вылетает из комнаты. И тут я, почти против воли, вопреки всякой логике, пускаюсь в погоню.

Вот это да, гонки на пылесосах! Такого я еще нигде не видел. Отличный сюжет для видеоигры (не продать ли кому идею?). Сначала все идет хорошо, но к концу коридора начинаются проблемы с управлением: видимо, не прошли даром мои обманные манипуляции в кабинете. Пылесос периодически сбивается на автономную программу уборки и бросается на каждую соринку. В результате продвигаюсь я медленно, рывками, по ломаной траектории. Когда я наконец добираюсь до холла, второго и след простыл, хотя все двери закрыты. Осмотреться как следует не успеваю: на улице слышна сирена "скорой", раздаются напрасные звонки и стук в дверь. Приходится замереть на месте. Раздается страшный удар, за ним второй. После третьего дверь вылетает. Вслед за ней внутрь устремляется бригада медиков. Не успела еще осесть пыль, как из-за тяжелой портьеры выныривает мой беглец и бросается в освобожденный дверной проем. Отступать поздно, я следую за ним сначала вниз по пологим ступеням, затем по дорожке, ведущей в сторону пруда. Номер два маячит впереди, я на этот раз удерживаю дистанцию. Комичное, наверно, зрелище: два пылесоса, едущие ночной дорогой по своим делам... Далеко мы забраться не должны: радиус действия дистанционного управления метров двести. А дальше и некуда — впереди пруд. Заехав в густой кустарник на самом берегу, второй останавливается, я торможу за его спиной.

Теперь главное — не терять времени. Хватаю ключи от машины и бросаюсь бегом из дома, чуть не наступив на Лео. Через десять минут я на месте, успев, проезжая, заметить, как двое полицейских опечатывают разбитую дверь дома Фишера. Около пруда выхожу из машины. Осторожно раздвигая мокрые от моросящего дождя ветви, пробираюсь к самой воде. Вот и наши самоходные веники. Наклоняюсь над передним и запускаю руку в небольшой лючок сверху корпуса: какие-то ошметки и... три драгоценных мини-диска. Значит, я успел первым! Но тут сзади раздаются легкие быстрые шаги. У меня все холодеет внутри. Я даже не пытаюсь обернуться: просто сижу и бесконечную секунду жду или удара по голове или выстрела. Но вместо этого знакомый до боли голос произносит:

— Пожалуйста, отдайте. Это мое.

Я встаю на еще ватных ногах, разворачиваюсь и столбенею: передо мной стоит Лиззи Харпер собственной персоной, живая. Влажные от дождя каштановые волосы до плеч, бездонные глаза, родинка на правой щеке. И все же что-то не так: это она и в то же время не она. Мое ошеломленное молчание она, видимо, расценивает как высокомерие победителя и продолжает с горячностью:

— Вы не знаете всего. Я просто не могла поступить иначе. Поймите, это моя дочь.

— ?!

Значит, та вторая Лиззи на экране в кабинете у Фишера вовсе не Лиззи, а ее мать. Тогда откуда...

— Когда я в первый раз ее увидела в "Последней ночи", меня точно громом ударило. Я перестала спать...

— Но это могло быть просто сходство.

— Фишер тоже мне так сказал. Но вот эта родинка, — она дотронулась до щеки, — передается у нас по женской линии уже минимум в четвертом поколении.

— А он?

— Он посоветовал мне сделать пластическую операцию и забыть обо всем.

— Но откуда же у него ваш генокод?

— Я победила в конкурсе "Поиск".

— А-а...

— Я немного покопалась в его файлах и выяснила, что Фишер, через подставных лиц, конечно, контролирует фонд, координирующий проект "Поиск". И он мог просто взять, украсть диск с моим кодом. Господи, ну почему именно с моим!

Я смотрю на нее и думаю, что вряд ли Фишер с его размахом ограничился одним или несколькими клонами. Наверняка все эти сотни капсул отправились в лучшем случае пустыми, а в худшем — с отходами генетических экспериментов. Бедные инопланетяне! Что они о нас подумают!

— Какой, кстати, номер вашего поиска?

— Кажется, 997, — ответила она, и вдруг я увидел, что она плачет: крупные слезы катились из глаз и терялись среди дождевых капель.

— Лиззи, пожалуйста, успокойтесь...

— Меня зовут Элис.

— Простите... Я только хотел сказать — стоит ли так переживать? В конце концов это всего лишь удачный набор нулей и единиц...

— Это моя дочь!

— У вас есть дети, настоящие?

— Нет, я не замужем...

— У вас слишком обостренный материнский инстинкт. И что вы собирались делать с этим? — я протягиваю ей диски, но она их не берет.

— Не знаю. Я уже ничего не знаю, — произносит она срывающимся голосом, и я понимаю, что она сейчас разревется.

— Ну, будет вам... Лучше расскажите, что вы сделали с Фишером? Ведь это вы сломали его оборону?

— Да.

— Вы крупный специалист, — мне хочется сказать ей что-нибудь приятное.

— Это было не сложно. Я работаю в компании, которая разрабатывает системы для бытовых приборов с удаленным доступом. Мы оставляем там много "дырок" по указке ФБР и других... Ну, вы понимаете...

— А что с Фишером?

— Снотворное. Пришлось немного перенумеровать ампулы в его автоинъекторе.

— У старика больное сердце. Он сидит на стимуляторах. Это могло его убить.

— Я не знала да и не думала об этом. Я вообще ни о чем не думала. Когда я снова увидела ее в "Последнем рейсе"... Вы видели?

— Да. Кроме того, сценарий — мой, как и все предыдущие.

— Вы тоже писатель? — в глазах ее впервые вспыхнул интерес. — Теперь ясно. А то у меня в голове не укладывалось, как такое чудовище сделал эти романы... Она, наверное, вам очень нравится?

— Да, — говорю я не задумываясь и добавляю, вложив всю иронию, на какую способен: — и прошу у вас ее руки!

По лицу Элис пробежала тень улыбки. Кажется, она начинает отходить. Еще немного, и я смогу заслужить ее расположение. Я просто не мог себе представить, что она вдруг уйдет и мы больше не встретимся.

— Дождь все сильней... У меня машина рядом. Давайте поедем ко мне, это близко. Нам нужно как следует замести следы, пока старик не вернулся из больницы, и решить, что делать дальше.

— Но я вас совсем не знаю...

— Это поправимо, — говорю я и представляюсь.

— Все равно, я вижу вас первый раз в жизни...

— Второй.

— ??

— Первый был полчаса назад в кабинете Фишера, и, по-моему, мы хорошо разглядели друг друга.

Наконец она рассмеялась:

— Ну, хорошо. А вы знаете, что делать дальше?

— Есть у меня один вариант.

Я пропускаю Элис вперед, а сам задерживаюсь, чтобы, взяв пылесосы за задние колеса, забросить их в воду подальше от берега. Затем пару секунд любуюсь, как она идет, уклоняясь от мокрых ветвей, и спешу следом, размышляя про себя, что вообще-то у меня есть не один, а как минимум три варианта....

581