к платформе, корпорация оказывается под влиянием множества внешних факторов, подчас совершенно не связанных с обслуживанием клиента.

Корпорация Microsoft ведет масштабную войну против систем, нейтральных в отношении платформы и ориентированных на сеть. Наступление идет сразу на нескольких фронтах: здесь и попытки создать собственный вариант Java, и стремление повсеместно распространить Internet Explorer, и разработка, а затем продвижение совместно с различными независимыми фирмами программ и протоколов, основанных на внутренних стандартах Microsoft. (Среди этих фирм есть независимые поставщики ПО, производители оборудования, Internet-провайдеры, контент-провайдеры, сети отелей и др.)

Эта война оказывает непосредственное влияние на продукты серии Windows, в особенности же, как я надеюсь показать в дальнейшем, на Windows NT. Определяя будущий облик Windows NT, Microsoft должна среди прочего заботиться о том, чтобы оградить систему от конкурентов и сохранить ее лидерство. Таким образом, на построение и маркетинг продуктов, связанных с Windows, несомненно, будут влиять многочисленные и подчас конфликтующие силы.

В заключительной статье серии мы попытаемся описать следующие шаги Microsoft и их возможное влияние на тех, кто планирует установить на своем предприятии "тонкие клиенты" или сетевые компьютеры.

Выстрел, прогремевший на весь мир

Хоть и соблазнительно записать враждебность Microsoft по отношению к сетевым компьютерам целиком на счет Билла Гейтса, не будем забывать, что кампанию начал все-таки Ларри Эллисон. Это он бросил вызов монополии Microsoft на системы для настольных компьютеров, а Microsoft предприняла ответные действия.

По очевидным причинам в адрес защищающегося Гейтса часто звучит более резкая критика, чем в адрес напавшего первым Эллисона. Эллисон в сравнении с Гейтсом -- мелкота. У Гейтса есть монополия, есть неиссякаемый источник доходов и есть репутация, достаточная для защиты того и другого даже в случае обвинения в нарушении принципов честной конкуренции и законности.

И неверно было бы сказать, что Билл Гейтс принял бой. Ведь у монополиста, как часто считают, на руках все карты, и потому он контролирует будущее. Тем самым, в ситуации, когда ему брошен вызов, он получает все преимущества такого положения и ни одного из его недостатков. Именно поэтому на мартовских слушаниях по делу Microsoft в Сенате США Скотт Макнили и Джим Барксдейл несколько раз подчеркивали, что правила для монополиста должны быть (и действительно являются) иными, чем для его конкурентов.

Однако не вполне верно, что у Microsoft все преимущества. Почти все кроме Билла Гейтса, похоже, согласились во время сенатских чтений с тем, что мощь корпорации ставит ее в исключительное положение в компьютерной индустрии. Но лишь немногие упомянули о том, что это положение может быть исключительно сложным. В отличие от своих конкурентов, Microsoft несет тяжелейшее бремя защиты своей монополии.

Трудно описать, насколько тяжело это бремя должно давить на плечи руководства Microsoft. Можно представить себе нечто вроде стремления из гордости поддерживать заведомую ложь, отражая атаки нескольких оппонентов, которые непрерывно грозятся раскрыть истину. Всякий, кто хоть раз прошел через что-либо подобное, знает, какого напряжения стоит поддерживать свое алиби, стараясь не забыть всего того, что говорил раньше, чтобы не попасться на противоречии.

Данная аналогия представляется вполне адекватной, поскольку описывает ощущение преследования и яростного давления (и то, и другое часто приписывают руководству Microsoft). Ситуации сходны также в том, что и гордый лжец, и защищающийся монополист могли бы снять с себя бремя, пожертвовав лишь частью того, что имеют. Лжец мог бы признать правду, монополист -- рискнуть утратой контроля над отраслью ради того, чтобы выпускать продукты, действительно нужные его потребителям.

Но ни тот, ни другой обычно так не поступают. Дело в том, что для этого требуется скромность. Людям, одержимым гордостью, она несвойственна по определению. Что же касается руководства Microsoft, то в нем сидят люди, наделенные недюжинным умом и многими другими достоинствами, но скромность в их число входит редко. Показная скромность для прессы не определяет стратегических решений, а потому никак не способна избавить Microsoft от бремени.

Условные рефлексы монополиста

Это бремя вызывает к жизни самостоятельные рыночные силы, подталкивающие руководство Microsoft к принятию совершенно определенных решений в отношении структуры продуктов и рыночной стратегии. Даже случайный наблюдатель может определить, что Microsoft защищает свою монополию путем:

  • использования своей существующей монополии на ПО для настольных компьютеров для защиты от прямых угроз со стороны конкурирующих продуктов и технологий;
  • использования своей существующей монополии на ПО для настольных компьютеров для того, чтобы проникать на новые рынки, которые со временем могут превратиться в угрозу для названной монополии, и завоевывать на них доминирующее положение;
  • вкладывания денег во все, что поможет, преследуя цели 1 и 2, держать под контролем Департамент юстиции США и другие источники возможных неприятностей юридического характера.

Отсюда, естественно, вытекает вопрос: являются ли нейтральные в отношении платформы и ориентированные на сеть системы достаточно серьезной угрозой для Microsoft, чтобы она, как в названных выше случаях, изменила цели и стратегию разработки продуктов? Компьютерная пресса, например, держится по большей части той точки зрения, что у сетевых компьютеров, основанных на Java, нет ни малейшего шанса победить. И если они все же представляют угрозу для Microsoft, выяснить это несложно.

Рюшечки и прыщики

Много лет назад, будучи еще студентом, я где-то прочел: "Чтобы узнать, что будут носить женщины в будущем году, посмотрите, что носят в нынешнем году проститутки". Мне это показалось глупостью, но во время своих поездок в Нью-Йорк я заметил, что девицы легкого поведения все поголовно в высоких сапогах и облегающих шортах. (Я садился в Нью-Джерси на автобус до Порт-Оторити и спускался по Сорок второй улице -- "порноаллее" -- на Пятую авеню, чтобы сесть на автобус до центра города.) Именно так стали одеваться студентки в моем колледже на следующий год. (Да, я понимаю, что этот рассказ позволяет точно датировать время моей учебы, но что поделаешь!)

Не знаю, действует ли до сих пор это правило, но абсолютно уверен, что действует другое: "Если вы хотите знать, что Microsoft рассматривает как потенциальную угрозу для своей монополии на ПО для настольных компьютеров в будущем году, посмотрите, кого она пытается дискредитировать в этом". Microsoft с такой неукоснительностью начинает выискивать слабые стороны у представляющихся ей опасными технологий, что это становится похожим на условный рефлекс.

Если бы сетевой компьютер появился только как средство низвергнуть Билла Гейтса, он бы вне всякого сомнения заслуживал гибели. Однако Microsoft с самого начала продемонстрировала, что понимает ценность систем, независимых от платформы и ориентированных на сеть, запустив на полную мощность машину дезинформации, призванной дискредитировать эту идею.

Не забудем, что за год до выпуска Internet Explorer представители Microsoft высказывали мнение о том, что Internet -- это несерьезно. Сейчас корпорации принадлежит около половины всего рынка браузеров. Microsoft высмеивала распознавание речи, когда IBM встроила его в OS/2, а в Windows ничего подобного не было. (Кто-нибудь помнит повторявшиеся тогда слова о "кораблекрушении в тихой бухте"?) В прошлом году она вложила 45 млн. долл. в системы распознавания речи компании Lernout et Hauspie и планирует сделать это распознавание компонентом своих компьютерных автомобильных систем с операционной системой типа Windows.

В тот момент, когда Гейтс в своем интервью журналу InfoWorld высмеивал идею "живой" мультимедийной трансляции по каналам Internet, корпорация вкладывала деньги в компании, разрабатывавшие именно эту технологию. Натан Мирхвольд из Microsoft объявил никуда не годной идею специализированных устройств для подключения к Internet, назвав ее "весьма удручающим ... [и] недалеким подходом", после чего Microsoft купила WebTV за 425 млн. долл.

Стратегия воспроизводится вновь и вновь. Так что по длинным пассажам, к которым прибегает Microsoft, пытаясь подорвать доверие покупателя к сетевому компьютеру, легко предположить, что корпорация рассматривает эту идею как весьма ценную и что именно по этой причине она пересмотрела направление дальнейшего развития Windows в целом. Сперва Microsoft пообещала выпустить NetPC и Zero Administration Windows. После краткого всплеска восхвалений в прессе эти разработки были закрыты от общественности антирадарным экраном.

Вообще отказаться от NetPC и Zero Administration Windows для Microsoft немыслимо, поскольку это было бы равносильно признанию того, что с PC слишком трудно иметь дело. План "Windows повсюду" пришлось бы переписать полностью. Но вместе с тем Microsoft усложнила свои планы, связанные с Windows NT. Став многопользовательской системой с поддержкой "тонких клиентов", NT составит вторую линию обороны против сетевого компьютера. С этой задачей связаны долгосрочные планы Microsoft по превращению Windows CE из ОС для бытовых устройств в ОС для "тонкого клиента".

Все изменения в стратегии разработок обусловлены тем, что Microsoft рассматривает системы, независимые от платформы и ориентированные на сеть, как угрозу для своей монополии на ПО для настольных компьютеров. Однако на горизонте появилась еще одна угроза. Имя ей -- Unix.

В следующем выпуске мы рассмотрим, как Microsoft реагирует на нового врага и как это сказывается на разработке Windows NT.


Об авторе: Николас Петрели был главным редактором журнала NC World; является также обозревателем журналов InfoWorld, где ведет колонку Down to the Wire, и NT World Japan. E-mail: nicholas.petreley@ncworldmag.com
808