Часть первая
Куда ж нам плыть, или Компьютерной графики у нас в стране нет
Часть вторая
Не думай о секундах свысока
Часть третья
Когда мысль кипит во многих направлениях, то продвигается весь фронт
Часть четвертая
Прогноз
Заключение
Жизнь продолжается, или Аниграф'97

В мае Московский международный фестиваль компьютерной графики и анимации (КГА) Аниграф празднует свой первый крупный юбилей - пятую годовщину с момента его организации. В таких случаях принято оглядываться назад, на пройденный путь, и сравнивать то, что получилось, с тем, чего хотелось бы. Соблюдая эту традицию, я решила осмотреться в пространстве отечественной и мировой компьютерной графики и анимации, которой и посвящен Аниграф. В первую очередь, конечно, надо было обсудить само искусство компьютерной анимации, столь широко представленное на конкурсах фестиваля. Мне удалось встретиться с известным компьютерным мультипликатором Владимиром Соколовым. В далеком 93-м его работа "Когда я был большим" стала призером конкурса Аниграфа по номинации музыкальных клипов. Потом эта работа прошла по всем остальным отечественным конкурсам КГА и также была премирована. Замечателен этот клип еще и тем, что напрямую Соколов не учел в нем ни одного замечания Макаревича. Как объясняет сам автор, "Макаревич что-то говорил, а я сопротивлялся. Но сопротивление - это не неприятие. Его рекомендации как-то сами собой переработались и отобразились в том, что было мною сделано".

А вообще Владимир - человек редкой профессии: он независимый художник. Поэтому его точка зрения на состояние компьютерной графики и анимации никаких корпоративных интересов не выражает. Последние три года Соколов является членом жюри конкурса Аниграфа. За это время он насмотрелся самых разных отечественных и зарубежных работ и имеет полное представление о положении дел в мировой компьютерной графике. Так что было о чем поговорить, и наш диалог состоялся.

Часть первая
Куда ж нам плыть, или Компьютерной графики у нас в стране нет

Н.П.: Сегодня у нас, в России, есть масса проблем с компьютерной графикой. В частности, на последнем конкурсе Аниграфа многие ожидали каких-то открытий, кое-кто из членов жюри рассчитывал на провинцию, надеялись увидеть остроумные решения, тонкие художественные приемы. И действительно, всех, например, очень порадовала работа "Живая колбаса" новосибирской группы "Мелехов и Филюрин" - несмотря на довольно живодерский финал, в котором эту колбасу заживо режут на разделочной доске. Жюри отметило лаконичность, эмоционально яркую окрашенность и несомненную экспрессию клипа. Весьма интересной оказалась серия заставок к телепрограмме "Кстати" новгородской студии "Сети НН", которая отличалась не только остроумным и стильным графическим решением, но и выразительным музыкальным оформлением. Мне очень понравилась серия "Вымыслы", "Предупреждение", "Очевидные вещи" симферопольца Бориса Таловерова (студия "AmigaStandArt"), премированная по номинации "Экспериментальные фильмы".

И все же прослеживалось снижение общего уровня работ. Жюри признало, что музыкальный фон практически у всех 38 заставок довольно слабый. В номинации "КГА в рекламе" практически не ощущалось какой-либо разницы в художественной манере и стиле авторов (48 работ!), стали заметны очевидные клише. При просмотре экспериментальных фильмов члены жюри спрашивали друг друга: "А где же здесь серьезные эксперименты?" В музыкальных клипах идеи компьютерной анимации так или иначе были заимствованы авторами из зарубежных работ, хотя клип "Космонавты" (группа "Манго-Манго", московская студия Art Pictures FX), занявший первое место, произвел впечатление на жюри, в частности, качеством исполнения и трудоемкостью. По общему мнению, в 1996 г. провинция скопировала московские приемы, не обогатив их достойным художественным содержанием, и надежд, на нее возложенных, не оправдала. Один из посетителей выставки, архитектор, профессионально работающий с системами компьютерной графики, обрисовал подавляющее число работ, представленных на конкурс, как демонстрацию "прекрасного владения техническими средствами при отсутствии эстетического начала". Многие специалисты говорили примерно то же самое. Да и членам жюри явно трудно было найти такую работу, которая вызвала бы у всех восхищение.

Тем не менее нынешней весной Аниграф снова проводит очередной конкурс. И с оптимизмом смотрит в будущее, в частности, потому, что, заглядывая в материалы зарубежных фестивалей, можно обнаружить и там те же проблемы, хотя Запад на несколько шагов опережает нас в области КГА. Несколько лет назад эксперт Ars Electronica А. Дж. Митчелл писал: "Сегодня мы близки к созданию очень реалистичных сцен и прелестной анимации. Но получающиеся в результате работы демонстрируют стагнацию творческого начала и подводят нас либо к пересказу историй, либо к воспроизведению обычных фильмов". Давайте посмотрим, как сейчас развивается компьютерная графика в мире и как обстоят дела у нас. Удастся ли российским авторам найти собственный оригинальный стиль, реализовать новые идеи и в итоге вписать свое имя в мировой пантеон? Увидим мы когда-нибудь на конкурсе Аниграфа отечественные работы на уровне тех, что представлены сегодня на фестивалях Imagina, SIGGRAPH, Ars Electronica? И вообще, чего нам ждать, куда ж нам плыть?

В.С.: Надежды на что-то выдающееся у нас были и на Аниграфе'96. Конечно, нашлись традиционно хорошие работы студии "Мелехов и Филюрин", неплохие клипы сильной новосибирской студии SoftLab... Но в целом ожидания не оправдались.

Н.П.: А чего же все-таки ждали члены жюри в 1996 г.? Вы думали, что будут экспериментальные работы с медленной "глубокой" камерой, с психологической линией, фильмы уровня "Зеркала", но с компьютерными спецэффектами, или просто демонстрирующие классное освоение технологии, как это сделал в свое время Дисней, найдя "изюминку" в традиционной анимации?

В.С.: Ждали, что в провинции, где со средствами всегда было плохо, от безденежья возникнут какие-то потрясающие идеи и люди начнут создавать гениальные вещи. А они повторили Москву, особенно в области телепрограмм. Была, правда, одна замечательная программа - "Кстати". В остальном же, если в центре выполняют сложный монтаж в три-четыре слоя, то в провинции делают его в восемь слоев, но мы все это уже видели... В технологическом плане картина такая: С.-Петербург сильно отстает от Москвы, а между ним и провинцией - просто провал. Есть, конечно, "оазисы" вроде процветающей компании SoftLab, которая вышла на уровень приличных московских студий. Но подобных компаний единицы, так что на технические прорывы рассчитывать не приходится. С художественной точки зрения интересна, например, показанная в 1995 г. на Аниграфе работа "Посвящение Рене Магритту" Валерия Фирсова. В 1996 г. я ждал работ такого же философского уровня, с личными переживаниями, но из провинции. Надеялся, что жизнь заставит их задуматься, но они, видимо, за это время так обнищали, что теперь могут делать только простые вещи на продажу. Или перешли в область юмора: люди, которым уже нечего терять, начинают смеяться. Например, ролик "Живая колбаса" - классный, но жуткий.

Н.П.: То есть технологических открытий не предвидится вообще, а в художественном плане вы ждете все-таки Тарковского от компьютерной графики, как, впрочем, и я. И пока не дождались. Но в перспективе художественные достижения в отечественной компьютерной графике будут? Вот мне хотелось бы посмотреть отечественный или зарубежный фильм, где будет сюжет, сделанный не под демонстрацию спецэффектов, а хотя бы в духе Рязанова. Однако это должен быть такой фильм, где без компьютерной графики не обойтись. Нам нужны художники, которые использовали бы компьютерную графику не потому, что она есть, а потому, что без нее им не удалось бы реализовать свои творческие идеи.

В.С.: И по возможности так, чтобы не было видно, где здесь, собственно, использована компьютерная графика. А знаете, Андрон Михалков-Кончаловский хотел бы снять в России такой фильм. И он умеет делать компьютерные фильмы, но у нас нет оборудования, даже сколько-нибудь похожего на то, к которому он привык в Голливуде. Оборудование для подобного фильма стоит 8-12 млн. долл., дешевле создать фильм в Голливуде, чем везти эту технику сюда. Ведь сейчас в России любая крупная студия, сделав графику, едет сбрасывать ее на видео, скажем, в Германию. Со звуком же вообще дело обстоит ужасно: нет ни одной звуковой студии, сертифицированной по стандарту DOLBY. В принципе есть студии, которые могут обеспечить этот стандарт, но сертификата они не имеют. Видимо, он очень дорогой. А на Западе сегодня просто требуют, чтобы звук был сертифицирован по DOLBY.

Я считаю, и многие со мной согласятся, что настоящей компьютерной графики у нас в стране нет: ни начала производственного процесса, ни его конца - есть только середина. Отсутствует приличное оборудование, которое позволяет готовить материал для работы, например фильм-сканеры, хорошие звуковые студии. А в конце производственного процесса мы ничего не можем вывести на кинопленку - нет в стране такого оборудования.

Н.П.: Ну хорошо, нет у революции в области компьютерной графики начала, нет у этой революции конца. Но так ли уж мы страдаем от того, что нельзя вывести что-то на кинопленку, ведь можно сделать прекрасный компьютерный мультфильм и сбросить его на Betacam, прокрутить по ТВ. Почему разговор о художественной проблеме вы начинаете с технических трудностей?

В.С.: Потому что главная проблема компьютерной графики в России - отсутствие денег. А у нас еще и тон задают на этом рынке продавцы программ и компьютеров. Я могу с закрытыми глазами сказать, в какой студии какое оборудование установлено. И оно никогда не будет совпадать с тем, которое стоит на ведущих студиях мира. На отечественных студиях используются программно-аппаратные комплексы, которые построены с учетом интересов и возможностей фирм-продавцов, а не потребностей самих студий. Ведь есть, например, специализированные компьютеры фирмы Evance & Satherland, Symbolic - они очень популярны в Голливуде, но у нас о них никто не слышал. Фирмы, поставляющие компьютеры и программы, везут сюда то, что легко здесь продать и при этом руководствуются лишь собственными представлениями и потребностями.

Н.П.: Но почему они не привезут этот самый Satherland?

В.С.: Он стоит дорого - миллион или два. А надо еще помнить, что наши и американские студии никакого сравнения не выдерживают: отечественные крупные студии вроде Video International эквивалентны их мелким.

Н.П.: Тогда фирмы-продавцы поступают правильно, а именно - везут то, что на нашем рынке можно реализовать.

В.С.: Нет. Студия "Чистые пруды", например, недавно закупила компьютерное оборудование на 2,5 млн. долл. Ее консультировала фирма Steepler Graphics Group, которая связана с компанией Silicon Graphics. Теперь на "Чистых прудах" стоит множество систем Silicon Graphics во главе с супер-компьютером Onyx и ни одной приличной монтажной или графической станции для обработки изображений от мирового лидера - компании Quantel. Сотрудники студии просто не знают, что существует Satherland и другое профессиональное оборудование, поэтому они его не могут заказать. При этом пока все, что сделано на "Чистых прудах", можно повторить на PC.

Н.П.: То есть студиям, похоже, нужен независимый грамотный маркетинговый анализ и курсы повышения квалификации. Потребуются специалисты, которые изучат нужды студий, возможности и специфику рынка и дадут им объективные рекомендации по поводу того, что купить, исходя из отечественных реалий и современных возможностей КГА. Ведь если здесь, в России, студия заявит, что хочет приобрести то-то и то-то, и у нее есть на это деньги, найдется и фирма, которая ей все привезет. Это же рынок. И наверняка есть студии, способные произвести нечто, что восхитило бы любое жюри отечественного и даже международного фестиваля. Но нет независимых специалистов, которые выполнили бы объективный анализ и обоснованно сказали, что именно этой студии необходимо. Нет и специалистов - создателей КГА, знающих весь спектр оборудования, на котором можно производить компьютерную графику и анимацию. Однако, боюсь, такие специалисты у нас и не появятся - наш рынок формируется, как вы говорите, не студиями, а фирмами. И все профессионалы хорошо знают лишь то, что есть на этих самых фирмах. Значит, надо кому-то уехать "туда", изучить там рынок КГА в его полном объеме, захотеть после этого вернуться, а потом провести независимое маркетинговое исследование и дать жизнеспособные рекомендации.

В.С.: Да, но ведь отечественные пользователи формируют свои представления о мире КГА по материалам, которые печатает журнал "Мультимедиа и цифровое видео" и видят, что из номера в номер идет рассказ про Silicon Graphics. Они читают "Мир ПК", где написано, что PC скоро обгонит всех на свете. Об остальном, что делается там, за бугром, российские читатели просто не знают.

Н.П.: А почему SGI и PC прорвались на наш рынок? Про них пишут, а эти замечательные профессиональные станции никто здесь не стремится рекламировать? У них очень узкий рынок - они еще в пути или им вообще не нужно в Россию?

В.С.: Вообще-то эти станции - товар штучный.

Н.П.: Тогда для того, чтобы в России выжила компьютерная графика, должны появиться еще и компьютерные художники, которые съездят поработать за рубеж. Там они несколько лет постажируются в "их" крупных (настоящих) фирмах, освоят новые замечательные технологии для КГА, приедут и скажут: "Вот что нам надо". И закажут эти самые Satherland по принципу мелкий опт - одна штука. Вопрос только в том, захотят ли они вернуться, и будут ли в нужный момент в стране деньги на подобные компьютеры.

Часть вторая
Не думай о секундах свысока

Н.П.: Ну ладно, с наполеоновскими планами разобрались. Но вот нет пока ни независимого маркетинга, ни возвратившихся компьютерных художников с Satherland под мышкой. Что происходит с фирмами? Как окупается графическая продукция, созданная на том оборудовании, которое уже куплено?

В.С.: У нас ежегодно лопаются три-четыре студии КГА. В прошлом году распались студии "Иван", Render Club, Mebius Lab, Graphic Style, чуть раньше - несколько петербургских студий. Схема везде одинаковая: через пару лет людей начинает "давить" накупленное оборудование. Например, в Mebius Lab мы подсчитали себестоимость секунды компьютерной графики - вышло 332 долл. То есть продавать эту секунду надо было бы по 400-500 долл. Заказчики по такой цене покупать не хотят. Проблема в том, что наша компания ориентировалась не на ту технику. Мы захотели сразу же по стоимости продукции подняться до уровня Render Club и купили SGI "в хорошей упаковке", с большой памятью, а также очень дорогие программы стоимостью от 40 до 80 тыс. долл., в том числе Flint.

Н.П.: И когда же выяснилось, что все это слишком дорого?

В.С.: Через год. Первое время студия делала графику, а убытки росли. Она просуществовала еще год. И все.

Н.П.: И технику эту роскошную Mebius Lab продала следующим желающим разориться... А сколько должна стоить секунда КГА в России, чтобы ее, эту секунду, купили заказчики?

В.С.: У нас - 300 долл. У Mebius Lab был всего-то тридцатидолларовый лаг, но этого оказалось достаточно для того, чтоб прогореть. А настоящая стоимость должна быть от 1000 долл.

Н.П.: Это мировой стандарт?

В.С.: Нет, мировой стандарт - 2000-5000 долл. за секунду компьютерного моделирования и от 20 000 долл. за секунду создания спецэффектов.

Н.П.: Ну, тогда Silicon для зарубежных студий стоит недорого. А какое оборудование должна поставить себе отечественная студия, чтобы иметь шанс выжить?

В.С.: Хороший пример - студия Семена Левина. Здесь работают на PC. У них всего один Silicon Indy, на котором делается монтаж для программ типа "Матадор". И это верный ход: Indy значительно дешевле Indigo, но для работы с двухмерной графикой младший компьютер имеет более мощные возможности. Студия Левина использует оборудование от Quantel с программами 3D Studio, 3D Studio MAX.

Н.П.: Насколько я знаю, эта студия в настоящий момент все-таки оснащается тремя новыми компьютерами SGI. Кстати, а новая машина Silicon Graphics O2 нужна создателям компьютерной графики?

В.С.: Следует очень внимательно ознакомиться с ее возможностями. На буклетных покупках у нас много студий погорело. Приходит к вам менеджер с буклетом, где написано: 220 В, то да се, цена такая-то, "МОЖЕТ В.С.Е". Продавец говорит: "Посмотри, какая прелесть, это то, что тебе нужно!" Ты покупаешь и через год разоряешься. Из художников я первым поставил себе PowerAnimator: установил Silicon, а рядом - Macintosh и PC и поочередно на них работал. Красиво, но невыгодно. Меня можно отнести к тем компаниям, которые прогорели от невостребованности искусства. Потому что является заказчик и ставит передо мной задачу, которую спокойно можно сделать на калькуляторе.

Часть третья
Когда мысль кипит во многих направлениях, то продвигается весь фронт

Н.П.: Итак, новые отечественные студии КГА должны покупать более или менее "навороченные" PC, ставить на них 3D Studio и стремиться генерировать хорошие идеи, а также удовлетворять потребности невзыскательных заказчиков. Понятно. В реальности кое-где в России техника лучше, кое-где - хуже, какие-то студии победнее, кто-то - побогаче. Но ведь создавали шедевры на мультстанке, так что же компьютерных-то шедевров на Аниграфе мы никак не увидим? Обеднели талантами?

В.С.: Нет, конечно. Недавно, например, в Steepler Graphics Group Юрий Лочинов и другие на 3D Studio MAX сделали очень интересный фантастический фильм - компьютерную "леталку". До этого у Лочинова были любопытные вещи на Lightwave, которые сразу и не отличишь от созданных на технике Silicon Graphics. С идеями неплохо обстоит дело в С.-Петербурге, но студии вынуждены их реализовывать в рамках заказов, чтобы выжить. А на свободное творчество у них денег не хватает. Мы уже говорили о новосибирской студии SoftLab, о ее "многоплановости": она делает полиграфию, игры по управлению объектами с помощью мысленных команд, серьезные научные разработки. Когда мысль работает во многих направлениях, то продвигается весь фронт. В SoftLab даже "в корзину" (не на заказ), рисуют прекрасные работы - для души. А в Москве в основном идет гонка, хотя среди прочих явно выделяется студия "Алладин".

Н.П.: И, кстати, несмотря на все проблемы, у нас уже есть "имена" в компьютерной графике - настоящие художники с интересными работами. До последнего года в прессе мелькали названия фирм, но конкретные люди не упоминались. На последнем Аниграфе мы эту тенденцию нарушили: председатель жюри Федор Савельевич Хитрук не только заявил, что в компьютерную анимацию пришли, наконец, художники, но и зачитал имена наиболее выдающихся участников конкурса на церемонии закрытия. Эти имена известны нам и по публикациям. Можете вы сейчас назвать кого-нибудь из тех, от кого можно ожидать новых свершений в отечественной компьютерной графике?

В.С.: Кроме уже упоминавщихся Семена Левина и Юрия Лочинова, хотелось бы отметить Аркадия Дубинина. Александр Нестеров сделал много "вкусных" перебивок для первого канала телевидения и замечательную "геометрическую" анимацию. На этом канале теперь работает и Сергей Горбашов. Отличные вещи были у погибшего Михаила Минаева. Замечательная компьютерная графика у Антона Ненашева и Олега Байбородова.

В.С.: Что-то я делаю просто для себя, например, какие-нибудь геометрические преобразования. Для души нарисовал и небольшой смешной ролик "Из жизни чурок" - пример того, как с помощью простых средств можно найти нетрадиционное художественное решение. Работаю для передачи о высокой моде "Подиум Д'Арт". Здесь не только ведутся поиски в области самой моды, но и подбираются цвета, формы, предпринимаются попытки представить средневековых персонажей в современной одежде. Можно поиграть пейзажами, приодеть кого-нибудь. Вместе с "Машиной времени" пробуем сейчас сдвинуть с места проект с компакт-диском: хотим превзойти слабый диск "Наутилуса".

Часть четвертая
Прогноз

Н.П.: Ну хорошо, сегодня надо развивать неучтенные линии компьютерной графики и анимации в России. А завтра? Что нас ждет в ближайшее время, приблизится ли уровень работ, подаваемых на конкурс Аниграфа, к уровню зарубежных конкурсов? И что нам грозит, например, лет через двадцать?

В.С.: В 1990 г. состоялся первый Графикон (я был членом оргкомитета). Это стало началом формирования отечественного рынка компьютерной графики. Но, к сожалению, Академия наук отстранила практикующих компьютерных художников от совместной работы с зарубежными коллегами и специалистами по КГА. Нас вообще тогда было слишком мало - силенок не хватило преодолеть академический напор, хотя иностранцы с удовольствием шли с нами на контакт. Они готовы были работать с практиками, но Академия сумела договориться с президентами ACM и SIGGRAPH, и вся информация идет теперь непосредственно в Институт прикладной математики. Кроме того, сейчас у нас очень плохо со средствами. В должниках сидят даже каналы телевидения, и это многих пугает: ситуация представляется катастрофической, а ближайшие перспективы - тревожными.

С зарубежьем мы сравняемся, только если Запад повезет сюда свои технологии и в расчете на наши дешевые людские ресурсы развернет здесь производство. Естественно, собирать то, что сделано на заказ в разных странах, сложно. А когда трудится небольшой единый коллектив, получаются очень неплохие результаты. Правда, работая с разбросанными по всему миру группами, режиссеры на Западе научились расписывать задания до тайм-кода, до цвета, до кадра: они умеют давать подробнейшее техническое задание, и в итоге создают "крепкий" продукт. А у нас нет ни одного режиссера, который мог бы хоть как-то работать с КГА. Наши специалисты не способны поставить задание, исходя из возможностей техники и программ, не знают, что можно получить. Их желания ограничены рамками старой технологии, у них не развито компьютерное мышление. Возможно, через какое-то время во ВГИКе вырастят компьютерных режиссеров - тогда посмотрим. А пока мы сами себе режиссеры (в меру своей сообразительности). Профессиональные режиссеры не идут в компьютерную графику. Может быть, не последнюю роль в этом играет тот факт, что в компьютерной графике надо работать постоянно, она очень быстро меняется. Что касается дальних перспектив, то через двадцать лет самые умные уедут "туда", а самые трезвые попробуют организовать производство "здесь" для работы "туда".

Н.П.: А Вы не собираетесь уезжать?

В.С.: Нет. По-моему, лучше привлечь сюда заказы из Штатов и Европы, тогда и у нас что-то с места сдвинется. Мы плохо знаем западный рынок. Там, например, есть так называемые "заполнители эфира" - блок из более чем сотни видеофрагментов, коротких сюжетов длительностью 3-5 с, сделанных на чем угодно. Их собирают в толстенный каталог и выставляют в Каннах на видеорынке. Какой-нибудь телевизионщик смотрит и говорит: "Вот эти вставочки я, пожалуй, возьму". И покупает. Но ни одна из наших студий о таком каталоге не знает: мы выучили, что сфера приложения компьютерной анимации - от музыкального клипа до полиграфии. А ведь имеется еще, скажем, "бытовая" компьютерная графика для оформления домашнего видео. Речь идет о компьютерной анимации, которую, в частности, иностранцы, побывавшие в Москве, могут вставить в свой отснятый на видеокамеру фильм. Или взять слайды: в России их никто с помощью компьютерной графики не делает, а в Штатах - это целая индустрия.

Заключение
Жизнь продолжается, или Аниграф'97

Итак, по мнению Владимира Соколова, дела наши плохи, но не ужасны. Более того, в его постановке проблем заложено и их решение. И, кстати, при всем своем пессимизме сам Соколов довольно-таки весел и погибать явно не собирается. Как и отечественная компьютерная графика и анимация. Последние несколько веков обязательно находятся алармисты, которые говорят, что умирает театр, последние сто лет - что умирает кино. А чем компьютерная графика хуже? В ней тоже должны быть алармисты, которые беспрестанно будут ее хоронить в течение ближайших столетий. А на мой взгляд, слухи о смерти компьютерной графики и анимации в СНГ явно преувеличены. Поэтому, как уже отмечалось выше, Аниграф'97 проводит юбилейный конкурс видеоработ и в мае вы имеете шанс снова встретиться с отечественным искусством КГА. На конкурс принимаются работы по номинациям: "КГА в рекламных клипах", "КГА для оформления телеэфира", "Экспериментальные фильмы и спецэффекты", "Анимация", "КГА в музыкальных клипах", "Дебютант Аниграфа". Как и в прошлом году, вы можете принять участие в конкурсе по номинации "Детская компьютерная графика и анимация". Мы готовы объявить специальную номинацию "Компьютерная графика и анимация для домашнего видео", где могут быть показаны любые работы, созданные с помощью КГА, - фрагменты, которые студии делают "в корзину", альтернативные варианты графики и анимации, не вошедшие в окончательную версию, эскизы и т.д. Если в новой номинации окажется хотя бы пять работ, то можно будет ее заявить уже на Аниграфе'97. Работы этой номинации мы с удовольствием включим в видео- и фоторепортажи с фестиваля.

Открывается сервер Аниграфа: здесь будут представлены все текущие материалы, документы и объявления, предварительные статьи с иллюстрациями и критерии оценок жюри, идеи оргкомитета и концепции разделов фестиваля, демо-версии программ КГА и компьютерных игр, результаты анализа развития фирм на рынке КГА и мнения посетителей, отчеты о событиях, связанных с фестивалем, и информация для прессы, аналитические обзоры по искусству и рынку КГА в мире и в России, картинки и видеофрагменты, тексты и иллюстрации, а также, конечно, различные "корки" и "примочки". После закрытия Аниграфа сюда войдут фрагменты лучших видеоработ и призеров конкурса, а также фото- и видеорепортажи с фестиваля, интервью с его участниками и гостями.

Планируется также провести круглый стол по искусству компьютерной графики и анимации с участием маркетологов; художников; сотрудников различных фирм, продающих видеотехнику, программы и компьютеры и использующих их в своей профессиональной деятельности; культурологов; представителей прессы и телевидения; отечественных потребителей КГА. Ждем ваших звонков и откликов. Мы постараемся найти новые пути развития КГА в России, способы разрешения наболевших проблем, концептуальные подходы к совместным проектам.

И последнее - я на сто процентов согласна с Владимиром Соколовым в том, что в компьютерной графике надо работать постоянно. Так вот и будем работать.


Наталья Петрова, эксперт фестиваля Аниграф: http://www.anigraph.com
804