Те же, кто к социальным сетям все же обращаются, проявляют особую осторожность и осмотрительность при размещении публикаций и выборе друзей. Они никогда не указывают свой домашний адрес, крайне редко дают свой номер телефона и принимают прочие меры предосторожности.

Как вы раскрываете собственные секреты

Другими словами, несмотря на хорошую компьютерную подготовку и высокую техническую грамотность, они сознательно стараются избегать мира, который сами же зачастую и создают.

Столь внимательное отношение к вопросам безопасности понятно: этим людям лучше, чем кому бы то ни было, известно, как легко утратить конфиденциальность и как тяжело ее потом восстановить. Да и возможно ли вообще в XXI веке не засветиться на экранах радаров, отслеживающих все, что происходит вокруг?

Ответ будет отрицательным, если только (и с этим действительно очень тяжело смириться) вы не готовы отказаться от тысяч удобств и возможностей, которыми соблазняет вас цифровой мир. Если вы хотите, чтобы никто ничего про вас не знал, вам придется поселиться где-нибудь в глухом лесу, не пользоваться коммунальными удобствами, расплачиваться только наличными, самостоятельно добывать большую часть пропитания, никогда не болеть и, раз уж вы настроены столь серьезно, нарушать закон, не заполняя налоговую декларацию, и не регистрировать свое гражданство.

Реализовать такое в современном мире очень сложно, а еще через несколько лет станет совершенно невозможно.

Почему? Как наглядно продемонстрировали недавние разоблачения разведывательной деятельности Агентства национальной безопасности США, если какая-то информация может иметь отношение к сфере национальной безопасности, безопасности государства, является объектом интереса правоохранительных или налоговых органов, то всегда может найтись какой-нибудь рьяный чиновник, который на всякий случай захочет отнести к этой категории и ваши данные. И, когда крупинки этой информации будут собраны, классифицированы и разложены, вы попадете в матрицу (или в систему) навсегда.

То, что делают мои друзья, вступает в противоречие с общим направлением движения глобальной культуры. Основную массу людей больше уже не заботят вопросы конфиденциальности. Откуда мне известно, что почти никого это больше не волнует?

В мае нынешнего года консультационная компания Infosys провела опрос, в котором приняли участие 5 тыс. хорошо технически подготовленных потребителей (по тысяче из США, Великобритании, Франции, Германии и Австралии) в возрасте от 18 до 69 лет. Респондентов попросили перечислить условия, на которых они готовы поделиться своей персональной информацией и рассказать, что они думают о возможности дальнейшего использования этих данных.

Принято считать, что европейцев вопросы конфиденциальности волнуют гораздо больше, чем американцев. Однако результаты опроса показали, что разрыв между ними не так уж и велик. Например, при совершении электронной покупки 57% пользователей из Германии согласились поделиться своими персональными данными. Почти 75% французов и 79% англичан также не возражали против этого. Австралийцы с результатом 74% оказались ближе к французам, но победителями и абсолютными чемпионами, как вы, наверное, догадались, стали американцы (88%).

На удивление много клиентов привыкли доверять банкам: 56% — в Германии, 62% — во Франции, 75% — в Австралии и 78% — в Великобритании. Все они готовы раскрыть банкам свои персональные данные. Победителями же опять стали американцы (83%), которые готовы отдать банкам свою персональную информацию несмотря на все предостережения Уолл-стрит.

Такое поведение представляется особенно странным, если учесть, что 82% опрошенных ожидают слежки со стороны банков и дополнительного контроля за их покупками в поисках признаков аномального поведения. Анализ подобного рода требует тщательного изучения поведенческих шаблонов и покупательских предпочтений: кто, что, когда и, самое главное, почему? Интересно, что будет чувствовать такой потребитель, когда его жена покажет ему автоматически сформированное письмо или электронное сообщение о приобретении ювелирных изделий, в то время как ни дня рождения жены, ни другого события, каким-то образом оправдывающего такую покупку, в обозримом будущем не намечается?

Думаете, это маловероятно? Тогда позвольте мне напомнить вам о небольшой неувязке, которая произошла в ходе рассылки целевой рекламы по результатам сбора данных, с высокой степенью точности позволявших выявлять недавно забеременевших женщин. В итоге в списки рассылки попала 16-летняя девушка, хотевшая сохранить свою беременность в тайне от родственников.

Возникает так называемая проблема мозаики. Каждая отдельно взятая порция данных сама по себе мало что значит, но, собранные воедино, эти фрагменты позволяют составить гораздо более точную и детальную картину, которую (если речь идет о ваших данных) вам вряд ли захотелось бы раскрывать.

Потребители сами не могут четко определить свое отношение к данным, которые используются для повышения качества их обслуживания. Если простое использование собранных данных 39% опрошенных назвали вторжением в частную жизнь, то использование их для оказания полезных, удобных, экономящих время и высококачественных услуг к вторжению в частную жизнь отнесли уже соответственно 35, 33, 32 и 27% респондентов. Это еще раз доказывает, что овцы сами хотят, чтобы их остригли.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями