СИСТЕМА ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ — что-то вроде страхового полиса для полиции, когда она выполняет свою работу. Когда проходил разгон протестного движения Occupy Los-Angeles, камеры засвидетельствовали, что офицеры вели себя строго профессионально и что никаких проблем не возникало
СИСТЕМА ВИДЕОНАБЛЮДЕНИЯ — что-то вроде страхового полиса для полиции, когда она выполняет свою работу. Когда проходил разгон протестного движения Occupy Los-Angeles, камеры засвидетельствовали, что офицеры вели себя строго профессионально и что никаких проблем не возникало

Осознавая, что город в любое время может стать объектом террористических актов, Бюро особых операций и противодействия терроризму полиции Лос-Анджелеса несколько лет назад занялось подбором системы наблюдения, камеры которой можно было бы легко устанавливать на временной основе при необходимости секретных расследований и обеспечения безопасности на публичных мероприятиях.

Департамент отказался от первоначальной сложной системы, требовавшей присутствия офицеров вблизи камер и не позволявшей наблюдать за событиями дистанционно, и перешел на новую. Эта новая система состоит из камер высокого разрешения, передающих видео на удаленный командный пост. Система является достаточно гибкой, ее можно использовать на мероприятиях с большой и плотной массой посетителей. Рич Каугилл из подразделения технической поддержки полиции Лос-Анджелеса рассказал, как была найдена новая система и как преодолевались проблемы внедрения.

Расскажите о системе, которой вы пользовались раньше.

В 2006-2007 году я работал в подразделении по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, там пользовались обычными аналоговыми камерами, оборудованными микроволновыми передатчиками. Их нужно было маскировать всевозможными способами и контролировать с определенного расстояния. Оперативнику требовалось находиться где-то в пределах дальности действия радиорелейной связи — около километра или меньше. Нужно было просиживать в машине целый день, глядя на маленький монитор размером с ноутбук, и это очень надоедало.

Если вы находились в пределах дальности передачи, прием был хорошим, — как будто сидишь и смотришь телевизор, но на большей удаленности качество изображения резко ухудшалось. Если нужно было изменить положение камеры, это делалось с помощью DTMF-декодера, как на телефоне. Декодер — небольшой радиопередатчик с цифровой клавиатурой, которая передавала сигналы DTMF-тонами, кодировавшими команды управления камерой. Точность управления сильно зависела от того, насколько близко вы находитесь. То есть нужно было быть рядом. Требовался какой-то способ избавиться от этой привязки. Тем временем все активнее развивались сетевые камеры, и мы решили их попробовать. Было закуплено несколько сетевых PTZ-камер, оснащенных функциями панорамирования, наклона и масштабирования картинки. Это были одни из первых камер такого рода, и поначалу мы пользовались ими.

Каковы были ваши первые впечатления?

Примерно в то же время мы начали внедрять и наши первые интернет-камеры. Данные передавались через микроволновую сеть с двухточечным соединением. Мы размещали где-нибудь камеру, а вместе с ней приходилось монтировать передатчик и буквально спутниковую тарелку, во всяком случае, нечто похожее. Мы нацеливали ее на вершину горы, где наш провайдер установил оборудование для соединения с Web. Сигнал был, когда повезет. Это все отнимало массу времени, а результативность была низкой.

Купленные нами новые сетевые камеры мы поместили в защитный корпус, к нему прикрепили параболическую антенну. Мы получили надежный канал и отличную связь с сетью, и все прекрасно работало первые несколько дней. Но потом камера «зависла», пришлось приехать и перезапустить ее. Это был просто перезапуск, но удаленно его выполнить в то время было нельзя. Камера снова отлично заработала, а потом опять отключилась. Она использовалась в сложнейшем расследовании дела о наркотиках, нужно было собрать массу материала. Камера должна была находиться на месте долгое время, около двух месяцев. И за это время пришлось возвращаться к ней, наверное, раз шесть. В результате расследование провалилось, так как подозреваемые догадались, что за ними следят.

Мы обратились за техподдержкой к производителю камеры, но нам ничем не помогли. Тогда мы стали искать другие варианты, и один из наших дистрибьюторов порекомендовал камеры Axis. В то время флагманской моделью была камера с номером 232. Мы купили несколько штук и нашли для них защитные корпуса. Сразу было видно, что камеры работают без проблем: связь оказалась уверенной и бесперебойной. На протяжении всего расследования не возникло ни одной накладки, так что мы поняли: сделан верный выбор. Камеры передавали зашифрованный видеопоток в систему управления Camera Station, реализованную на сервере командного поста.

Испытывали ли вы еще какие-то трудности и вносили ли доработки в систему наблюдения?

В частности, мы перешли на более надежную и защищенную ячеистую сеть. В последнее время мы чаще занимаемся обеспечением ситуационной осведомленности — организуем видеонаблюдение за крупными событиями, наподобие премий Киноакадемии и Грэмми, а также мероприятиями команды Los Angeles Lakers, которая сейчас часто выигрывает чемпионат NBA. Они устраивают грандиозные парады, и мы расставляем камеры вдоль всего маршрута шествия. На массовых мероприятиях мы пользовались камерами, передающими данные по сотовой сети через маршрутизатор с беспроводным модемом. Но поскольку сейчас сотовыми телефонами пользуются абсолютно все, то, когда по маршруту передвигались большие группы людей, из-за их телефонов видеопоток прерывался. Частота кадров уменьшалась до неприемлемой — иногда изображение на экране застывало на целую минуту.

Мы понимали, что проблему нужно решать, но лишь после парада Lakers в 2010-м мы добились создания выделенной сети ячеистой топологии. До того наша идея наталкивалась на сопротивление, при том что от нас по-прежнему требовали расстановки камер. Мы знали, что без нормальной сети эти камеры будут бесполезны, но все равно развешивали их, и проблемы продолжались. В день парада операторы на командном посту сильно недоумевали, почему нет видео. После этого нам дали добро на mesh-систему, которая применяется и сейчас, — каждая камера высокого разрешения работает в отдельном узле.

Как используется информация, полученная с помощью камер?

На многолюдных событиях ведется подсчет численности посетителей, мы следим за поведением толпы, тенденциями, возможными нарушениями. Прошлым летом приезжали принц Уэльский с супругой, и мы на несколько часов разместили узлы mesh-сети с камерами на площади в центре Лос-Анджелеса. Там было огромное скопление народа, установлены заграждения.

Думаю, наша система стала хорошей подмогой командующим на наблюдательном посту — с ее помощью они могли оценивать размеры толпы и следить за ее поведением. Камеры можно было двигать очень быстро, они реагировали мгновенно, видео было четким, частота кадров отличной и пропускная способность бесперебойной.

Система видеонаблюдения — что-то вроде страхового полиса для полиции, когда она выполняет свою работу. Возьмем, к примеру, протестное движение Occupy Los-Angeles. В конце прошлого года, в последние несколько недель протестов, мы установили mesh-систему с камерами Axis вокруг палаточного лагеря в парке возле Сити-холла. На момент, когда полиция получила приказ очистить парк, мы были полностью осведомлены о том, что в нем происходило. Если бы там были замечены люди с оружием (таких там не было), мы могли немедленно передать на командный пункт соответствующую картинку.

Когда проходил разгон протестующих, камеры засвидетельствовали, что офицеры вели себя строго профессионально и что никаких проблем не возникало. В случае обвинений в злоупотреблении властью мы смогли бы доказать отсутствие нарушений с помощью видеозаписи.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями