В конце марта наш журнал совместно с агентством корпоративных коммуникаций OSP Con вынесли на широкое обсуждение тему «Видеоконференции и системы коллективной работы: от экономии расходов к перестройке бизнес-процессов». Партнерами «круглого стола» стали сразу четыре компании — Tandberg, Landata, «ВидеоПорт» и «Поликом Про». Их представители получили возможность не только сделать доклады о своем видении рынка ВКС и Collaboration, но и пообщаться напрямую с нынешними и потенциальными заказчиками соответствующих решений, узнать их мнения о реальных потребностях бизнес-пользователей и о том, что они хотят получить от производителей.

Премиум-партнер «круглого стола» компания Tandberg наглядно продемонстрировала возможности современных технологий ВКС, организовав прямо из конференц-зала отеля «Бородино» сеанс видеосвязи с казанским технопарком, в котором в прошлом году была создана студия телеприсутствия высшего уровня Tandberg T3. В Москве изображение транслировалось на проекционный экран, и за время сеанса не было зафиксировано ни одного сбоя работы системы, в чем убедились все участники мероприятия.

История с географией

Для того чтобы понять, где мы находимся, нужно знать, откуда мы пришли. Вступительный доклад обозревателя журнала «Сети» Алексея Полунина как раз и был посвящен экскурсу в прошлое и анализу нынешнего состояния рынка технологий ВКС в контексте идеологии единых унифицированных коммуникаций (UC).

Долгое время видеоконференц-связь ютилась на задворках экосистемы корпоративных телекоммуникаций. В России эта несправедливость по отношению к одному из самых привлекательных видов связи проявлялась наиболее ярко. Причин тому — множество: и неприятие бизнес-пользователями любых изменений, и дороговизна аппаратных комплексов первого поколения, и сложность решений, и недоступность высокоскоростных каналов связи, да и отсутствие серьезных стимулов к внедрению таких решений. Мало кто 10—15 лет назад мог отказать себе в удовольствии поездки за границу, заменив такое путешествие общением с партнерами по видео. Руководители бизнеса относились к системам видеоконференц-связи почти как туземцы к зеркальцу: вроде, вещь красивая, и друзьям показать не стыдно, но зачем она нужна — уму непостижимо.

Со временем решения ВКС все же закрепились в отдельных отраслях. Например, очень полезным оказалось применение систем видеосвязи в медицине, что послужило толчком к развитию целого направления отраслевой практики — телемедицины.

Борис Попов: «ВКС в корпорациях начинается тогда, когда в офисах появляются переговорные комнаты, доступ к которым строго регламентирован»Сдвиги в сознании бизнес-общественности стали происходить примерно пять-шесть лет назад. Потребность в ВКС пришла вместе с усилением конкуренции в разных сегментах рынка и началом региональной экспансии столичных холдингов. Бизнес-пользователи встали перед выбором: или не вылезать из командировок, или осваивать новые средства организации переговорного и совещательного процессов. Телефонная конференция была проще и дешевле, но не обеспечивала эффекта визуального контакта собеседников и не годилась для выполнения многих формализованных процедур, в частности отчетов филиалов перед штаб-квартирой. А поскольку в таких мероприятиях требовалось участие сразу нескольких сотрудников на каждой стороне «телемоста», то стало целесообразным создание в офисах специальных переговорных комнат, оснащенных групповыми системами ВКС высокого разрешения (HD) c поддержкой многоканального звука. «ВКС в корпорациях начинается тогда, когда в офисах организуются переговорные комнаты, доступ к которым сотрудников строго регламентирован, — убежден Борис Попов, директор по развитию бизнеса Tandberg в России и СНГ. — Персональные системы, установленные в кабинетах топ-менеджеров, без наличия переговорных комнат используются, как игрушки, лишь пару-тройку месяцев, после чего окончательно забрасываются».

Разразившийся в 2008 году кризис лишь подстегнул бизнес к более активному и целенаправленному применению технологий ВКС. И если поначалу на первый план выдвигался аргумент экономии командировочных расходов, то затем в решениях для организации персональных и групповых видеокоммуникаций бизнес-пользователи усмотрели инструмент, влияющий на качество внутренних взаимодействий и скорость принятия управленческих решений. Правда, отмечали некоторые ИТ-директора, можно долго доказывать бизнес-руководителям преимущества видеоконференций как средства повышения производительности труда — пока они сами не придут к этой мысли, дело с места не сдвинется. «Нужна политика мягкого подталкивания руководства к принятию верного решения», — считает руководитель технического отдела компании «Поликом Про» Константин Троицкий.

В терминах окупаемости

Cамый простой способ «защитить» ИТ-бюджет, необходимый для внедрения ВКС, заключается в оперировании цифрами сокращения командировочных расходов. Руководитель направления ВКС компании Landata Юрий Крят привел типовой расчет сравнения затрат на организацию переговоров посредством видеосвязи и отправки двух сотрудников в командировку из Москвы в Киев. В случае командировки предприятие потеряет в пересчете на каждого человека почти 1 тыс. долл. и 16 ч рабочего времени, а затраты на проведение видеоконференции составят 3 долл. на Интернет-соединение и 95 мин рабочего времени каждого сотрудника. При регулярном использовании системы ВКС вместо командировок окупаемость проекта будет достигнута за 6—12 мес.

В расширенной версии технико-экономического обоснования внедрения ВКС, по мнению Крята, нужно также учитывать затраты на локальные поездки по городу (что при московских пробках выливается в потерю нескольких человеко-часов) и на аренду офисных площадей. Последний пункт значим лишь в том случае, если предприятие поддерживает идею удаленной (надомной) работы сотрудников. За рубежом имеется еще один денежный стимул для перехода к ВКС, который пока не работает в России. «Компании, ориентирующиеся на использование «зеленых» технологий, включая видеоконференц-связь, могут расчитывать на снижение кредитных ставок в европейских банках», — сообщил Юрий Крят.

Однако хрестоматийные методики расчета окупаемости, предлагаемые производителями, имеют мало общего с действительностью. Конечно, сам факт возврата инвестиций в довольно короткие сроки под сомнение не ставится, но сроки этого возврата сильно зависят от интенсивности и сценариев использования ВКС. Кроме того, уменьшение числа командировок зачастую является не заслугой новых технологий, а следствием волюнтаристского решения руководства предприятия об урезке текущих расходов. Какую долю деловых поездок реально заменили удаленные видеокоммуникации, не смог определить ни один их присутствовавших на «круглом столе» представителей корпоративного сектора.

Еще один фактор, заставляющий пересмотреть экономическую оценку типового проекта, — стоимость каналов связи. Если заказчика не устраивает качество публичного Интернета, то для организации постоянного соединения конечных точек ВКС с полосой пропускания, достаточной для передачи HD-видео, требуются очень солидные денежные суммы —  особенно при необходимости подключить офис в Восточной Сибири или на Дальнем Востоке. Советник департамента государственной политики в сфере физической культуры и спорта Минспорттуризма РФ Вячеслав Макухин заявил: «За то, чтобы подключить все региональные офисы нашего ведомства к единой сети ВКС, «Ростелеком» просит сумму, сопоставимую с той, которую выделяет государство на поддержку всего отечественного спорта». В Министерстве спорта и туризма собираются использовать системы ВКС и Collaboration для проведения совещаний с региональными ведомственными структурами, а также с целью развития спортивной медицины и поддержки тренерско-педагогической деятельности.

Андрей Герман: «Окупаемость вложений в федеральную систему ВКС Верховного Суда превысила 10 000%»Совсем другая модель расчетов необходима, когда речь идет о радикальной перестройке повседневных рабочих процессов, обусловленной широким применением систем ВКС. Яркий тому пример — Верховный суд России. Его федеральная сеть ВКС насчитывает 1018 аппаратных комплексов, размещенных в судах общей юрисдикции областного уровня и в 117 следственных изоляторах страны. Размеры проекта огромны, но еще больше впечатляет интенсивность использования установленных систем. По словам руководителя группы видеоконференц-связи и главного консультанта отдела правовой информатизации ВС РФ Андрея Германа, ежедневно в этой ведомственной сети проводятся более 400 сеансов связи.

С помощью ВКС областные суды проводят рассмотрения кассационных и надзорных жалоб осужденных, в ходе которых, в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом, требуется присутствие осужденных в зале суда. Прежде на этапирование заключенного из мест вынужденного пребывания до суда и обратно уходило несколько месяцев, а расходы государственного бюджета составляли сотни тысяч рублей. Теперь же для организации судебного слушания нужно лишь привести осужденного в специально оборудованную комнату СИЗО и включить терминал. Ежегодная экономия бюджетных средств составляет более 1,5 млрд руб., а окупаемость вложений в федеральную систему ВКС Верховного суда уже превысила 10 000%. Сейчас ВС РФ объявил конкурс на поставку дополнительных 270 комплексов ВКС с поддержкой высокого разрешения для областных судов и СИЗО.

Младшая сестра ВКС

Правила больших чисел хорошо работают в области проектов федерального масштаба, но неприменимы к сфере малого и среднего бизнеса. Однако у соответствующей категории заказчиков есть свои причины интересоваться технологиями видеокоммуникаций, в том числе видеоконференц-связью. Директор по продажам компании «ВидеоПорт» Дмитрий Одинцов уверен, что потребностям рынка SMB в полной мере отвечают программные решения для организации ВКС, которые легко устанавливать и деинсталлировать. «ВидеоПорт» разработала и продвигает собственный кодек видеосвязи, адаптированный к открытым каналам Интернета с негарантированной полосой пропускания, который совместим с протоколом H.264. Функционал решения VideoPort Video Conferencing Server позволяет применять его для организации персональной видеосвязи и многоточечных сеансов видеоконференц-связи, а кроме того, в это решение входят инструменты групповой работы.

Дмитрий Одинцов сообщил, что к сегодняшнему дню осуществлено более 500 инсталляций программного решения «ВидеоПорта». А облачным сервисом компании, позволяющим проводить видеоконференции на базе внешних серверов, воспользовались порядка 1,2 млн пользователей. «Программные решения окупаются с той же скоростью, что и аппаратные, — подчеркнул Одинцов, — но выход первых на уровень окупаемости достигается быстрее за счет их меньшей стоимости». К тому же тенденция удешевления программных продуктов продолжается: за последние полтора года их стоимость снизилась примерно вдвое.

Профессиональные программные решения, очевидно, занимают промежуточную нишу между «тяжелыми» аппаратными комплексами и бесплатными видеосервисами типа Skype. Борис Попов из Tandberg убежден, что  во избежание путаницы в терминологии продукты данного типа вообще следует причислять к решениям видеотелефонии, а не ВКС. Впрочем, он считает, что программные решения формируют базу для последующего (по мере «взросления» бизнеса) перехода заказчиков на специализированные аппаратные системы.

Системы видеосвязи промежуточного уровня с программно реализуемым функционалом ВКС являются неотъемлемой частью унифицированных коммуникаций. Константин Троицкий из «Поликом Про» рассказал о проекте внедрения платформы Microsoft Office Communications Server в финансовой компании «Альбатрос», штат которой составляет примерно 300 сотрудников: у этого представителя среднего бизнеса срок окупаемости проекта составит 9—11 мес. Поддержка видеокоммуникаций в рамках Office Communications Server имеет такое же значение, как и IP-телефония или контроль доступности сотрудников. Если удаленный сотрудник не располагает достаточно широким каналом связи, он может подключаться к общему сеансу в режиме аудиоконференции.

«Видеотелефония и видеоконференц-связь представляют собой разные виды технологий и решений, — соглашается Дмитрий Никифоров, директор ИТ-службы компании Kraft, которая производит мебель для дома и офиса. — Потребности SMB на 99% покрываются возможностями систем видеотелефонии, тогда как LMB-предприятиям нужны регламентированные процессы внутренних коммуникаций на базе функционала ВКС-систем». Никифоров указал и на психологические аспекты дистанцирования ВКС-решений от систем персональных видеокоммуникаций: первые сложно и неудобно применять без отдельного кабинента (ибо все окружающие станут невольными свидетелями разговора), а последние подразумевают использование телефонной гарнитуры, которая с большим трудом приживается в среде высоких начальников.

И все-таки будет ошибкой подчеркивать грань, разделяющую рынки традиционных ВКС-решений и систем унифицированных видеокоммуникаций. Пусть они ориентированы на разные категории потребителей, но интеграция обеих систем в единую коммуникационную инфраструктуру, по словам Бориса Попова, уже не является сложной технической задачей. На его взгляд, гораздо важнее вовлечь в процесс массового распространения услуг видеосвязи операторов связи, которые пока весьма консервативны в этом вопросе. «Мы ожидаем от сервис-провайдеров большей активности  в развитии рынка персональных видеокоммуникаций, и тогда видеотелефония придет буквально в каждый дом, — надеется Попов. — К сожалению, пока они почему-то позиционируют такие услуги как предназначенные только для корпоративного применения, хотя частные пользователи давно готовы их потреблять. Но мы обязательно увидим, как вслед за персональной видеотелефонией на массовый рынок выйдет и видеоконференц-связь».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями