Наум Мардер: «Если в какой-либо услуге нуждается хотя бы 1% абонентов, регулятор обязан предоставить им такую возможность»

Вчера и сегодня MNP

Лозунги о необходимости внедрения MNP впервые прозвучали в нашей стране в 2004 году. Тогда инициатива исходила «снизу»: еще не превратившиеся в «монстров» сотовые компании боролись за свои права со всемогущим «Связьинвестом» и отстаивали механизмы, призванные законодательно уравнивать альтернативных игроков с рыночным монополистом.

Со временем инициатива выдохлась, и на смену ей пришло отрицание самими операторами целесообразности переносимости номеров. Сегодня члены «большой тройки» рапортуют о стабильном росте абонентской базы, монополизм «Связьинвеста» потихоньку размылся рыночной конкуренцией и новыми законами, налицо — самопроизвольный переток абонентов и трафика из фиксированных сетей в мобильные, а лидеры и аутсайдеры сотового рынка определились всерьез и надолго. Зачем же в такой ситуации менять status quo? Ничего, кроме лишних трат и беспокойства за состояние абонентской базы нынешним лидерам рынка реализация MNP не сулит. Однако на публичных слушаниях звучат иные аргументы «за» и «против» переносимости телефонных номеров.

Давно уже в зале коллегии отраслевого министерства не разгорались столь горячие споры. Первым к микрофону вышел Александр Гоцуляк, руководитель проекта «Переносимость номеров абонентов связи», созданного под эгидой Инфокоммуникационного союза. Спустя несколько лет после неудавшейся попытки внедрить в России NP и MNP, 16 апреля 2009 года эта организация вновь вынесла скелет из шкафа. Инициатива возвращения к вопросам переносимости была поддержана Минкомсвязи РФ, но еще больше оптимизма она внушила руководству Министерства связи и информатизации Республики Татарстан, которое предложило организовать в регионе пилотную зону по данному проекту.

Доклад г-на Гоцуляка содержал подробный SWOT-анализ услуги MNP с точки зрения оператора, абонента и регулятора отрасли; в нем нашлось место как позитивным, так и негативным оценкам. К выгодам от внедрения MNP для операторов можно отнести приток новых абонентов и ликвидацию мошенничества в сетях связи благодаря использованию централизованной базы данных абонентов. Правда, оператору придется больше заботиться об удержании абонентов уже имеющихся, ведь конкуренция между рыночными игроками неизбежно возрастет.

Для абонента слабой стороной MNP является отсутствие информации о том, в сеть какого оператора перенаправляется исходящий вызов, что может сказаться на стоимости звонка. Среди негативных факторов докладчик упомянул высокую стоимость переноса номера, задержки при маршрутизации вызова и отсутствие единой ответственной стороны в случае предоставления некачественной услуги. Однако его итоговая позитивная оценка MNP по совокупности факторов (абоненты — за, государство — за, операторы — мнения расходятся) вызвала у собравшихся плохо скрываемое раздражение.

Начальник юридической службы Ассоциации региональных операторов связи (АРОС) Василий Левчик потребовал от Гоцуляка поименно перечислить тех операторов, которые, якобы, ратуют за MNP. Как выяснилось, мнение подавляющего большинства участников рынка разошлось со взглядами на этот вопрос только поволжской компании СМАРТС и неназванных операторов связи из Татарстана. Правда, затем Левчик пояснил, что АРОС принципиально не против MNP, но считает, что время для реализации этой концепции выбрано крайне неудачное: отрасль еще не вышла из кризиса, а операторов принуждают вкладывать немалые деньги в создание инфраструктуры с длительными сроками окупаемости.

Ссылки на международный опыт

Напрасно Александр Гоцуляк пытался апеллировать к общемировой статистике. Его аргументы (переносимость мобильных номеров действует в 50 странах, услугой MNP хотя бы однажды воспользовались 154 млн абонентов) не произвели впечатления на участников заседания Научно-технического совета. Они, скорее, были готовы согласиться с «классическим» тезисом об особом пути развития России, чем с тем, что наш абонент получит право закрепить за собой персональный номер и мигрировать с ним из одной сети в другую.

Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Наум Мардер отметил, что Россия не собирается слепо копировать опыт других стран. В противном случае наша администрация связи давно обязала бы операторов внедрить сервис MNP на законодательном уровне, как это сделал в 2002 году Европарламент. Мардер выразил надежду на то, что участники рынка придут к этой мысли самостоятельно и совместными усилиями выработают взаимоприемлемое решение проблемы.

Трудно удержаться от соблазна привести точку зрения вице-президента по коммерции МТС Михаила Герчука. Переносимость номеров, сказал он, — не самая важная задача, требующая привлечения ресурсов отечественных мобильных операторов. Сотовые компании больше нуждаются в развертывании новых базовых станций на освоенных территориях для улучшения качества обслуживания абонентов и в строительстве сетей 3G. Возможность уйти со старым номером к новому поставщику услуг, по оценкам МТС, интересует всего 1—2% абонентов. Стоит ли ради них отвлекать силы на решение сложной технической проблемы?

В подтверждение своих слов Герчук упомянул об опыте использования услуги в Пакистане, Японии, Нидерландах, Гонгконге и на Тайване. Оставим в стороне резонный вопрос, почему среди полусотни стран, реализовавших принцип MNP, докладчик выбрал именно эти государства, «похожие» на Россию как две капли воды. Но даже среди представленных «кейсов» в глаза Науму Мардеру бросилось явное несоответствие: неужели в нашей стране лояльность абонентов к оператору — заметно выше, чем за рубежом, из-за чего потенциальная база потребителей MNP будет настолько низкой?! Самое время обратиться к официальной статистике МТС. Согласно опубликованным на сайте этого оператора финансовым отчетам, отток абонентов в 2007 году составил 23,1%, а годом позже вырос до 27%. Спрашивается, какая часть этой нелояльной абонентской аудитории была списана как «мертвые души», а какая пополнила абонентскую базу конкурентов?

Выигравшие и проигравшие

Сторонники переносимости номеров призывают операторов не волноваться насчет вероятного перераспределения рыночного пирога. По словам Александра Гоцуляка, мировой опыт свидетельствует: в течение первого квартала после запуска сервиса в свободное плавание пускаются до 20—30% абонентов, но уже во втором квартале доля мигрантов стабилизируется на уровне 3—5%. Поскольку переток недовольных клиентов происходит разнонаправленно, то ни один оператор не перетянет сразу всех их на себя. Однако по мере того как абоненты накопят личный опыт работы в разных сотовых сетях, а операторы всерьез займутся повышением качества обслуживания, сложатся определенные тренды. В результате одни участники рынка выиграют, а другие — проиграют.

К выигрывающей от введения MNP стороне Михаил Герчук неожиданно отнес членов «большой тройки», а больше других от предполагаемых пертурбаций, по его мнению, пострадают региональные операторы. Существенным негативным эффектом от внедрения MNP станет усиление конкуренции, что будет препятствовать выходу на рынок новых игроков. Вдобавок федеральный бюджет недополучит порядка 80 млн долл. налогов на прибыль из-за увеличения затратной базы сотовых компаний. В общем, не за себя радеют в МТС!

Вопрос о том, кто выиграет, а кто проиграет, может стать ахиллесовой пятой сплоченной коалиции участников российского рынка, выступающих против введения MNP. Представители Tele 2, позиционирующего себя как ценового дискаунтера, лишь пожимают плечами: если разовое переключение номера на другую сеть будет стоить 500 руб. (таков прогноз МТС), то многим абонентам федеральных сотовых компаний станет выгодно пользоваться такой возможностью даже при командировках внутри страны. Это наверняка понимают члены «большой тройки», получающие от внутрисетевого роуминга немалые доходы. И, видимо, они приложат все усилия, чтобы процедура переключения номера из одной сети в другую стала максимально долгой и забюрокраченной.

Последний оплот противников MNP — финансовая сторона проектов. На примере сети МТС Михаил Герчук поведал, что стоимость всех доработок для запуска новой услуги составит 127 млн долл. Создание единого клирингового центра (при организации MNP по схеме ACQ) потребует еще 47 млн долл. Общие затраты участников рынка, как подсчитал Герчук, превысят 400 млн долл., в результате чего себестоимость услуги в пересчете на одного потенциального потребителя составит 417 долл. Разницу в расходах и доходах от услуги оператору придется переложить на плечи клиентов, даже не помышляющих о смене сети.

Минуя подводные камни

Можно долго иронизировать по поводу высказываний отдельных представителей отрасли, но объективные трудности на пути к реализации MNP действительно имеются. В частности, непонятно, как реализовать переносимость неголосовых услуг, привязанных к конкретному абонентскому номеру. Задача — нетривиальная, ведь в разных сетях связи установлены различные сервисные платформы, различающиеся по функциональным возможностям.

Еще один момент, на который обратили внимание сотрудники МТС, — продажа брендированных (т.е. привязанных к сети конкретного оператора) телефонных аппаратов. Очевидно, что в рамках обязательной поддержки MNP эта бизнес-модель теряет смысл.

Вместе с тем равные для всех сторон правила игры откроют перед мобильными операторами новые возможности роста абонентской базы за счет пользователей фиксированных сетей. Советник директора московского филиала «МегаФона» Роман Проколов отметил, что его компания могла бы привлечь пользователей проводных домашних телефонов к услуге «Домашняя зона», которая по цене вполне сопоставима с абонентской платой за местную связь. Так что и законодателям, и участникам рынка есть над чем поработать, прежде чем предоставить абонентам возможность беспрепятственной миграции между сетями.

Какой бы оборот ни приняла дальнейшая дискуссия о внедрении переносимости номеров, ее окончательный результат кажется предрешенным. Наум Мардер ясно дал понять, что если в какой-либо услуге нуждается хотя бы 1% абонентов, регулятор обязан предоставить им такую возможность. По мнению замминистра, необходимо провести научно-исследовательские работы и сформировать несколько опытных зон для отработки практических механизмов взаимодействия сетей в разных географических и негеографических кодах нумерации. Наконец, нужно подкорректировать действующие законы. В сфере фиксированной связи законодательные изменения будут минимальными, поскольку право сохранения за абонентами телефонного номера при наличии технической возможности у оператора уже закреплено правилами оказания услуг местной телефонной связи.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями