В обоих случаях фигурировали фантастические, по нашим меркам, денежные суммы (за Yahoo было предложено 44,6 млрд долл., за TeliaSonera — 41,8 млрд долл.), но потенциальным продавцам они показались заниженными и не отвечающими интересам акционеров.

Купить фирму с многомиллиардным бизнесом — отнюдь не то же самое, что вложить лишние деньги в квартиру. Справедливая стоимость компаний складывается из множества факторов, таких как выручка, чистая прибыль, занимаемая доля рынка, производительность труда сотрудников, эффективность системы управления, соответствие международным стандартам качества и т. д. У разных независимых оценщиков итоговое значение капитализации может различаться на 10–20%. А это означает сотни миллионов и даже миллиарды долларов, которые могут недополучить владельцы бизнеса.

Компании, чьи бумаги торгуются на фондовой бирже, всегда проще оценить, так как справедливая стоимость акций выводится из анализа текущих котировок. Но в этой динамичности курса и невозможности зафиксировать текущее ценовое состояние кроется основная головная боль акционеров — как бы не продешевить с продажей.

Допустим, рынок облетел слух о том, что компания А собирается купить компанию Б. На беду, компания Б — известный мировой брэнд, популярность которого (и ликвидность его акций) неоднократно помогала зарабатывать финансовым спекулянтам. Любые новости об этой фирме тут же вызывают нездоровый ажиотаж. Как правило, начинается игра на повышение котировок, а в результе руководители компании Б называют цену, скорректированную спекулянтами, как справедливую. Такой поворот событий на руку наемным топ-менеджерам, поскольку он позволяет им предстать перед владельцами бизнеса в выгодном свете и потребовать прибавки к жалованию. Получается замкнутый круг, выход из которого — периодически менять состав руководства, что и предложил сделать Карл Айкан в отношении совета директоров Yahoo. Только вот долго ли будут свежие бизнес-таланты вести честную игру?

В России последние слияния и реорганизации в мире ИКТ проходят на удивление гладко. «ВымпелКом» стал 100-процентным собственником «Голден Телекома» за 4 млрд долл., юрист датский Гальмонд продал-таки свой пакет акций «МегаФона» Алишеру Усманову, а «Комстар» со товарищи продолжает скупку региональных сервис-провайдеров. И в чем причина наших успехов, сразу не поймешь. Возможно, верна старая присказка: что русскому хорошо, то немцу смерть. А может, отечественные инвесторы еще не достигли того ценового предела, за которым начинается головокружение от нулей.

Игорь Елисеев - главный редактор, i_eliseev@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями