10 апреля Максим Коробов, депутат думской фракции «Единая Россия», внес на рассмотрение нижней палаты парламента законопроект о поправках в закон «О связи». Сам по себе этот факт не является чем-то из ряда вон выходящим: закон «О связи» с самого начала вызвал множество вопросов и требовал принятия длинного ряда конкретизирующих его документов. Со временем выяснилось, что отдельные положения закона, мягко говоря, не оптимальны. В мае прошлого года появились сообщения о том, что Мининформсвязи подумывает об упразднении зоновой связи – нововведения, вокруг которого в свое время было сломано немало копий. В апреле этого года Госдума приняла в третьем чтении поправки к закону «О связи», ограничивающие возможность иностранных инвесторов приобретать контрольные пакеты акций крупных операторов мобильной связи.

Основной смысл изменений, предусматриваемых новым законопроектом, связан с расширительным толкованием понятия «оператор, занимающий существенное положение на рынке услуг связи», что позволит отнести к классу существенных крупнейшие сотовые компании. Сегодня существенными считаются операторы, владеющие в географически определяемой зоне нумерации или в целом по России не менее 25% общей монтируемой номерной емкости или пропускающие не менее 25% трафика. Под данное определение подпадают монополисты фиксированной телефонной связи, но никак не сотовые операторы и уж тем более не Internet-провайдеры. Новые критерии «существенности» будут относиться не к географически определяемой зоне, а к территории субъекта Федерации. Доли номерной емкости и пропускаемого трафика станут рассчитываться с учетом не всех операторов связи, а лишь предоставляющих аналогичные услуги. В законопроекте Коробова в перечень услуг связи, по которым будут определяться существенные операторы, впервые включены доступ в Internet, передача телеграфных сообщений и телерадиовещание.

О регулировании тарифов телерадиовещательных компаний поговорим в другой раз, а вот сотовым операторам поправки сулят следующее. Согласно данным компании AC&M, в феврале 35,5% всех российских сотовых абонентов обслуживала МТС, 25,3% — «ВымпелКом» и 21,9% — «МегаФон», а оставшиеся 17,3% приходились на более мелкие фирмы. В случае принятия законопроекта под понятие существенных операторов подпадут МТС и «ВымпелКом», «МегаФон» же будет соответствовать критерию существенности лишь в отдельных регионах, например на Северо-Западе. Эксперты уже обсуждают способность «ВымпелКома» уйти от действия поправок путем искусственного сокращения абонентской базы до 24,9%.

Стоит ли операторам пускаться во все тяжкие? Главное следствие поправок — в распространении на сотовые компании механизма государственного регулирования тарифов. Утверждается, что речь идет только о межоператорских расчетах, а не о тарифах для простых граждан, но лиха беда начало. Недаром же в комментарии Мининформсвязи говорится, что «включение в число существенных одних лишь фиксированных операторов связи создает дисбаланс на рынке и потому тормозит снижение цен для конечных абонентов».

Неудивительно, что крупнейшие сотовые операторы отреагировали на грядущие перемены негативно. Пресс-службы МТС и «ВымпелКома» посетовали на то, что государство и без того регулирует их деятельность, устанавливая тарифы на расчеты с МРК, напомнили о высокой конкуренции на отечественном рынке мобильной связи и о том, что тарифы на сотовую связь у нас чуть ли не самые низкие в мире.

Куда любопытней оказалась реакция Мининформсвязи. С подобными инициативами г-ну Коробову выступать не впервой. Практически эти же идеи депутат, подначиваемый своим помощником Виталием Слизенем, который ранее возглавлял департамент госполитики в области ИКТ в Мининформсвязи, высказывал еще в августе 2006 года, но тогда получил полный отлуп. Его законопроект вызвал неудовольствие в министерстве и в итоге не добрался даже до первого чтения в Госдуме. Снова вылезать с инициативой, которую один раз уже прокатили, не заручившись поддержкой заинтересованных сторон, — не в правилах российских политиков. Видимо, идея «осуществления» сотовых операторов в министерстве встречена с энтузиазмом, и шансы принятия очередных поправок к закону «О связи» крайне высоки.

Спрашивается, что должно было произойти, чтобы за два года регулятор развернулся на 180 градусов? Может, чернила на законе «О связи» высохли? Или помощники у депутата поменялись?

Павел Иванов, научный редактор, psi@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями