По мнению аналитиков, операторов и производителей, минувший год принес телекоммуникационному рынку ряд знаковых изменений. Это дало повод даже говорить о его переходе на новую стадию развития.

Соответствуют ли такие оценки действительности? Какими будут услуги беспроводных сетей через несколько лет? Что должны предпринять операторы, дабы во всеоружии встретить грядущие перемены? На барселонском 3GSM World Congress научный редактор «Сетей» Павел Иванов побеседовал об этом с Сэндипом Мукержи — вице-президентом по стратегии и директором по маркетингу подразделения беспроводных решений Alcatel-Lucent.

Мой первый вопрос — о девизе, под которым Alcatel-Lucent представляет на 3GSM World Congress свои технологии и решения. Насколько я понимаю, речь идет о трансформации, которая затронет сети, услуги и бизнес операторов. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?

Начну с характеристики общей ситуации на телекоммуникационном рынке. Не знаю, насколько это справедливо для России, но в мире услуги голосовой связи практически превратились в товар массового потребления. Люди говорят все больше и больше, а платят за это все меньше и меньше. Трафик в сетях операторов связи неуклонно растет, однако это не сопровождается увеличением доходов. Компания Skype долгое время предоставляла услуги голосовой связи вообще бесплатно и, соответственно, не получала от них доходов. Мы стали свидетелями возникновения социальных сетей (вроде YouTube или MySpace), популярность которых растет день ото дня.

Исследования современного рынка показывают: наибольшие перспективы имеют сервис-провайдеры, которые способны предоставлять услуги, адаптированные к стилю жизни абонентов (будь то трансляция футбольного матча с участием любимой команды или игра, доступная на мобильном терминале). Примеров персонализированных услуг — великое множество. Но каков ключ к внедрению таких услуг, т.е. что должен сделать оператор для их реализации?

Прежде всего, ему необходимо научиться анализировать сведения об абонентах, изменить схемы тарификации услуг и процедуры выставления счетов. Сегодня тарифы привязаны к установленным соединениям, и абонент платит именно за них. Однако он должен получить иные возможности: скачивать видеофайлы, отправлять контент в блоги или регистрироваться в системе мгновенного обмена сообщениями, оплачивая не соединения, а потребляемые услуги.

Назревающие перемены имеют три «измерения». Прежде всего, это трансформация сервисов. Времена, когда оператор связи предлагал подписчикам лишь одну услугу, безвозвратно канули в прошлое. Провайдеры должны подготовиться к предоставлению множества разнообразных услуг, а для их оперативного внедрения требуются гибкая сетевая инфраструктура и соответствующая инструментальная среда. Перестройка инфраструктуры должна привести к радикальному уменьшению задержек передачи, которые особенно критичны при обмене графическими и видеофайлами, при видеозвонках, организации видеоконференций с помощью мобильных телефонов и т.п. Другими словами, необходим переход к повсеместному использованию IP-протокола (Flat IP).

Одновременно оператор должен наделить свою сеть механизмами интеллектуального анализа текущих данных о статусе абонента (его местонахождении, доступности по обычному номеру) и средствами анализа пакетов, ведь тот же видеообмен отличается от IM-сеанса. Сеть должна уметь поддерживать множество сервисов, которые не похожи друг на друга и значительно сложнее традиционной голосовой связи.

Изменения сервисов, сетевой инфраструктуры и бизнес-моделей мы объединяем в концепцию конкурентной трансформации.

А почему речь о подобной трансформации заходит лишь сейчас? Руководители Alcatel-Lucent утверждают, что только в прошлом году в индустрии мобильной связи произошли существенные качественные изменения. Действительно ли это так?

Полагаю, что да. В прошлом году операторы мобильной связи в США, странах Западной Европы, да и в России столкнулись с проблемой поддержания рентабельности своего бизнеса на приемлемом уровне. Голосовые услуги перестали быть той «дойной коровой», какой они были на протяжении долгих лет. Сервисы передачи данных, предлагаемые множеством провайдеров, довольно быстро маргинализировались. Растет число пользователей YouTube и MySpace, невероятную популярность получили блоги, но это ничего не приносит операторам.

Они вынуждены применять новые методы управления абонентами и схемы тарификации, переходить на Flat IP, активно сотрудничать с венчурными фондами и независимыми разработчиками приложений для скорейшего внедрения новых услуг и приложений в сетях мобильной связи. Такие процессы характерны для множества операторов, действующих в разных частях земного шара, и трансформация необходима им для сохранения конкурентоспособности.

Лет пять-шесть назад руководители Lucent Technologies произносили схожие слова. Только речь шла не о мобильной связи, а об услугах широкополосного доступа, о потребности в гигантской полосе пропускания и о необходимости строить мощные трансконтинентальные магистрали для передачи огромных объемов трафика. Это была политика, подогретая ожиданиями бума, но далеко не все ожидания осуществились, что и продемонстрировал начавшийся в 2001 году кризис. Не повторяется ли сейчас та ситуация? Не пытаются ли крупные поставщики телекоммуникационных решений в очередной раз предложить рынку новые идеи и продукты, в которых у абонентов нет реальной потребности?

Вы правы, ориентироваться надо именно на потребности абонентов. Я хотел бы упомянуть о трех обстоятельствах.

Во-первых, мы провели исследование, результаты которого свидетельствуют: наш подход отвечает общим рыночным тенденциям.

Во-вторых, предлагаемую нами трансформацию надо рассматривать с точки зрения ее ценности для абонента, повышения продуктивности работы корпоративного пользователя или улучшения жизни частного. В том и другом случаях абоненты будут готовы платить за услуги, а значит, усилия оператора окажутся ненапрасными.

В-третьих, наша компания не призывает операторов бездумно развертывать сети 3G или прокладывать новые магистральные каналы, скажем между Россией и Великобританией. Мы говорим о том, что современная сетевая инфраструктура не гарантирует им успеха в будущем, поскольку не позволяет предоставлять персонализированные сервисы. А отсюда следует необходимость трансформации, которая, кстати, является длительным процессом. Принимая решения о модернизации сетей, операторы должны исходить из стратегических приоритетов, ориентироваться на внедрение новых приложений, искать потенциальные факторы повышения конкурентоспособности. Другими словами, им следует сначала скрупулезно анализировать состояние рынка и собственный бизнес, а лишь потом принимать решения об инвестициях.

Как видите, все это кардинально отличается от ситуации 2000–2001 годов. Тогда, действительно, отдельные компании искусственно раздували рыночный «пузырь», инвестировали в инфраструктуру огромные средства, а потом оказались жертвами собственной недальновидной политики.

Но в ту пору участники рынка наперебой твердили о важности услуг передачи данных, реализуемых «поверх» голосовых сервисов, поскольку именно с такими услугами были связаны надежды на увеличение доходов и повышение прибыльности. А сегодня они ничего не приносят операторам. Не столкнемся ли мы снова с подобной ситуацией?

Все дело — в правильной бизнес-модели и разумной рыночной стратегии оператора. Вот каковы факты. Сегодня в Internet — 55 млн блогов, и каждый день их число увеличивается на 200 тыс. Популярность блогов огромна, но операторы от этого ничего не получают. Решение проблемы состоит в том, что оператор (будь то МТС, «Вымпелком» или «Скай Линк») должен сам предлагать все новые сервисы. А поскольку для подобных инноваций необходимы соответствующие возможности, требуется трансформация его нынешнего бизнеса.

Позвольте затронуть и тему мобильного ТВ, вокруг которого поднято столько шума. Не считаете ли Вы, что мобильное ТВ и вообще видеосервисы в сетях мобильной связи способны стать теми высокодоходными приложениями (killer applications), поисками которых занимаются операторы в течение многих лет?

Я больше не верю в «убийственное» приложение. Предпочитаю говорить о высокодоходной среде, позволяющей развернуть множество разнообразных сервисов и приложений. Мобильное ТВ и видеоприложения, конечно же, войдут в их число, но ими дело не ограничится.

Готов согласиться с Вами, если речь идет об услугах, связанных с местоположением абонента или отслеживанием его доступности. Но мобильное ТВ в пору широкого распространения жидкокристаллических и плазменных панелей, движения к телевидению высокой четкости?.. Что смогут противопоставить всему этому мобильные терминалы?

Приведу пример. Если бы пару лет назад мне сказали, что скачивание мелодий на сотовые телефоны станет «убийственным» приложением, я спросил бы: «За счет чего?». Между тем за последние 12 месяцев благодаря iTunes лишь корпорация Apple продала 100 млн мелодий по 99 центов каждая, заработав 100 млн долл. А во всем мире от скачивания мелодий звонков операторы получили 6 млрд долл.

С мобильным ТВ произойдет то же самое. Я вряд ли буду смотреть с его помощью последние выпуски новостей, но наверняка захочу видеть, где находятся мои дети и что они делают. Заранее прогнозировать, какие именно приложения и услуги получат наибольшее распространение, — неблагодарное занятие. Но не приходится сомневаться в том, что именно трансформация прокладывает дорогу в изменяющийся мир услуг мобильной связи.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями