Бизнес сотовых операторов заметно изменился 1 июля 2006 года, когда в России был введен принцип «платит звонящий», или Calling Party Pays (CPP).

На введение CPP операторы «большой тройки» отреагировали по-разному. МТС, например, установил плату за каждое соединение, составляющую от 35 до 50 коп. — в зависимости от региона. «ВымпелКом» увеличил стоимость первой минуты разговора, что, фактически, означает косвенное введение оплаты самого соединения. «МегаФон» изменил условия тарификации в основных ТП — «О’Лайт», «FIX» и «УльтраЛАЙТ». Насколько обоснованны с точки зрения действующей нормативно-правовой базы аргументы сотовых операторов, утверждающих, что они вынуждены поднять тарифы в связи с вводом бесплатных входящих звонков? Ситуацию комментирует адвокат в области связи Александр Титов.

Александр Титов: «Введение МТС платы за установление соединения вызывает лишь недоумение»

Ни закон «О связи», ни Правила оказания услуг подвижной связи, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 25 мая 2005 года, не устанавливают ограничений на пересмотр тарифов операторами подвижной связи. Правила оказания услуг лишь обязывают извещать абонентов об изменении тарифов (с помощью средств массовой информации) не менее чем за 10 дней до их введения. Возможность одностороннего пересмотра тарифов оператором должна быть предусмотрена договором на оказание услуг подвижной связи, заключаемым с абонентом. В противном случае их изменение возможно лишь с согласия клиентов.

Анализ типовых клиентских договоров ведущих операторов сетей GSM свидетельствует о том, что они имеют право в одностороннем порядке пересматривать тарифные планы. При этом поставщик услуг не обязан мотивировать решение о пересмотре и периодичность изменения тарифов. Разумеется, абонент вправе отказаться от заключения договора на подобных условиях и предложить оператору те условия, в которых он заинтересован. Однако оператор тоже вправе отказаться от предложений абонента и настоять на заключении типового договора. Только суд может определить окончательные условия договора. Очевидно, что на такие мытарства пойдет далеко не каждый абонент.

В ряде случаев российское законодательство ограничивает пересмотр стоимости, указанной в договоре. Так, при арендных отношениях арендная плата может пересматриваться не чаще раза в год. С учетом массовости услуг подвижной связи и их социальной значимости Роспотребнадзор, Федеральная антимонопольная служба и Мининформсвязи должны уделять особое внимание тарифной политике операторов— для исключения злоупотреблений в данной сфере.

Введение МТС платы за установление соединения в тарифе «Первый», а также единовременной платы за исходящий вызов в тарифе «Билайна» «Проще говоря» (предполагается, что деньги взимаются за сам факт соединения, а не за его продолжительность) вызывает недоумение. Пункт 35 Правил оказания услуг подвижной связи прямо гласит, что плата за соединение в сети подвижной связи определяется на основе его продолжительности, выраженной количеством единиц тарификации соединения. Такая единица устанавливается оператором подвижной связи, но не может составлять более 1 мин. Следовательно, предполагается тарификация соединения на основе его продолжительности, а не факта оказания услуги. Видимо, надлежащую оценку действий указанных операторов должен дать Россвязьнадзор.

К слову, обвинения в адрес «большой тройки» по поводу их сговора с целью одновременного увеличения тарифов исходят не только от абонентов, но и от Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Мининформсвязи также публично протестует против намерений трех крупнейших сотовых компаний страны (МТС, «ВымпелКома» и «МегаФона») ввести плату за факт соединения. Оно поручило Россвязьнадзору разобраться в правомерности данного шага. Жажда наживы за счет клиентов может обойтись сотовым операторам слишком дорого. В конечном счете, государство может признать этих игроков монополистами и отрегулировать их тарифы по своему усмотрению.


Когда верстался номер

Давление со стороны Мининформсвязи и ФАС заставило сотовых операторов «большой тройки» изменить формулировку изменений их тарифных планах. К 10 августа они отказались от введения платы за соединение и установили вместо этого повышенную стоимость первой минуты разговора. Правильнее сказать, что «Билайн» придерживался этого принципа с самого начала, а МТС взял его на вооружение позднее, когда стало понятно, что конфликта с регулирующими органами не избежать.

Так или иначе, на кошельках абонентов смена формулировки никак не отразилась. Операторы по-прежнему намерены взимать дополнительные 50 копеек при каждом исходящем звонке. Но и ФАС не собирается отступать: она продолжает защищать права потребителя и добиваться снижения тарифов. Пока у антимонопольной службы нет доказательств сговора представителей «большой тройки». Но с 1 октября 2006 года вступит в силу новый закон о конкуренции, и в него войдет положение о согласованных действиях компаний и ответственности за них, которого нет в ныне действующем варианте закона. ФАС получит дополнительные рычаги влияния на действия сотовых операторов. В мировой практике антимонопольные дела длятся по несколько лет, но если сговор G3 все же удастся доказать, виновных будут ждать колоссальные штрафы.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями