В упрощенном представлении виртуальные операторы мобильной связи (Mobile Virtual Network Operator, MVNO) перепродают услуги сотовой связи. Они оптом выкупают трафик у крупных мобильных операторов, владеющих инфраструктурой, и подключают абонентов по своими тарифным планам. При более внимательном рассмотрении становится ясно, что организация виртуальных операторов — стратегический ответ на ожидаемое насыщение рынка мобильной связи.

Способ самовыражения

Для выживания в высококонкурентной среде необходимо выработать уникальные свойства и умения. Ведущие сотовые операторы затрачивают колоссальные ресурсы на формирование и маркетинговое продвижение оригинальных торговых марок. Они чуть ли не еженедельно обновляют продуктовые портфели с единственной целью — выделить свои предложения на общем безликом фоне. Однако процессы насыщения рынка, стандартизация технологий и конвергенция услуг превращают телекоммуникационные сервисы разных поставщиков в «серую массу».

Разумный выход в такой ситуации — персонализация услуг. Сервисы нужно наделить свойствами, позволяющими максимально полно удовлетворять потребности пусть даже немногочисленных, но достаточно однородных групп абонентов. Именно на этот тернистый путь и встали виртуальные операторы мобильной связи — MVNO.

По прогнозам Yankee Group, в 2010 году только в США в «ведении» виртуальных операторов окажутся более 29 млн абонентов. Инвестиционная компания AVentures Group утверждает, что уже в текущем году операторы будут обслуживать во всем мире по модели MVNO 10% абонентов услуг сотовой связи. Как сообщает J?son & Partners, в Европе, США, Азии и Африке уже действуют примерно 300 MVNO. А законодатели ряда государств даже обязали сотовых операторов, владеющих базовой инфраструктурой, подключать MVNO-компании к их сетям и обеспечивать передачу трафика последних.

Успешное развитие MVNO на Западе обусловлено двумя факторами, считают аналитики московского сотового оператора «Скайлинк». Во-первых, при строительстве сетей операторы рассчитывали их емкости с учетом всей абонентской базы. Впоследствии она была поделена между конкурентами, и образовались излишки производственных мощностей. Во-вторых, при достижении максимального уровня проникновения мобильной связи начался поиск нестандартных бизнес-моделей, обеспечивающих интенсивный путь развития. Концепция MVNO, по мнению экспертов «Скайлинка», удовлетворяет этому условию. Она позволяет эффективно задействовать имеющиеся сетевые ресурсы и осваивать новые сегменты рынка.

Модель MVNO особенно перспективна в странах с развивающейся экономикой. Самыми перспективными для бизнеса мобильных виртуальных операторов должны оказаться те национальные рынки, на которых спрос на телекоммуникационные услуги стремительно растет. К их числу относятся Россия, Китай, Индия и некоторые государства Латинской Америки, полагают в J?son & Partners. В России возможностей воплощения концепции MVNO даже больше, чем в других странах, — в силу гигантских размеров ее территории и ярко выраженной естественной сегментации клиентской базы. Но многое будет зависеть от позиций национальной администрации связи и ведущих операторов сотовой телефонии.

MVNO: кто они?

В феврале 2005 года научно-технический совет Мининформсвязи РФ решил создавать опытные зоны виртуальных операторов. В числе первых разрешения на организацию испытаний в таких зонах получили компании «Евросеть» и «Народный мобильный телефон». В ходе тестов им предстояло решить ряд проблем, в том числе установить собственное коммутационное оборудование и сопрячь его с сетью базового оператора, обеспечить биллинг, запустить платформы предоставления услуг, отработать логистику обслуживания клиентов и др. Испытания показали, что для решения этих и иных задач виртуальным операторам потребуются значительные затраты.

Так кто они, будущие российские MVNO? В нашей стране насчитывается не менее 15-20 популярных брэндов (крупных розничных продавцов, банков и многопрофильных холдингов с солидной клиентской базой), которые могут претендовать на роль эффективных и прибыльных операторов виртуальных мобильных сетей. Но на тот же рынок претендуют телекоммуникационные компании, такие как СМАРТС и Tele-2. Только за счет создания MVNO они получат шанс выйти на стратегически важный для любого оператора московский рынок.

Выгода партнерства с MVNO для базовых операторов (или хостинг-операторов) очевидна. Это и возможность роста доходов от продажи трафика, и уменьшение оттока абонентов, и внедрение некоторых передовых услуг фактически без дополнительных затрат. Взаимодействие базовых и виртуальных операторов поможет отрасли решить ряд стратегических задач, связанных с внедрением конвергентных технологий. Довольно скоро, подчеркивают аналитики, MVNO смогут превратиться в CVNO (Convergent Virtual Network Operator) и стать основным связующим звеном при объединении широкополосной беспроводной связи (например, WiMAX) с традиционными сотовыми сетями (GSM, UMTS и IMT-MC). Операторы CVNO предложат клиентам мобильных и фиксированных сетей дифференцированные услуги, базирующиеся, в том числе, на IP-протоколе.

«В России рынок мобильной связи только приближается к насыщению, — отмечают специалисты «Скайлинка». — Тем не менее уже определяются общие требования к технологиям MVNO и проходят соответствующие испытания. Это позволит к моменту полного насыщения рынка запустить новые эффективные бизнес-модели. И у MVNO появится возможность стать заметными игроками, продвигающими современные услуги на основе высокоскоростной передачи данных».

Виртуализация по-нашему

Не секрет, что сложные услуги, основанные на технологиях пакетной передачи данных, весьма востребованы в корпоративной среде. «Организация MVNO для корпоративного сектора — это национальная черта или только этап развития рынка телекоммуникаций?» — задается вопросом генеральный директор «Гарс Телекома» Павел Гореньков. Конечно, время все расставит по своим местам, но пока однозначного ответа не существует. Напомним, в свое время «Гарс Телеком» начал развиваться как «компания-ателье» или «телеком-бутик», выбрав нишу крупных корпоративных заказчиков. Компания выполняет для них интеграционные проекты, используя не только возможности собственной телекоммуникационной сети (проложенной, главным образом, в деловых офисных центрах), но и емкости внешних операторов. «Судя по реакции рынка, у выбранной нами бизнес-модели довольно большой потенциал, — заявляет Гореньков. — Отношение к ней клиентов уместно сравнить с приобретением одежды: стоит однажды заказать пару костюмов у хорошего портного, и вы уже не захотите покупать их в магазинах».

«Мы не рассматриваем Россию как страну дешевых сервисов MVNO, основанных только на передаче голоса и текстовых сообщений. Скорее, наоборот: наша страна в состоянии выбиться в лидеры сегмента MVNO следующего поколения, в котором преобладают услуги доставки мобильного контента и мультимедийные приложения», — подчеркивают аналитики J?son & Partners.

Появление в России MVNO важно и для построения сбалансированной структуры рынка 3G-услуг. Аналитики предупреждают, что избыточная конкуренция между базовыми операторами будет тормозить развитие сетей третьего поколения. Если Мининформсвязи выдаст четыре или даже больше лицензий 3G, Россия столкнется с нехваткой частотных ресурсов, необходимых для работы будущих сетей. Тогда они смогут развиваться лишь фрагментарно, в крупных городах, но это не приведет к качественным изменениям на рынке сотовой связи.

Конечно, снижение накала конкурентной борьбы на сотовом рынке — сложная политическая игра, и в ней неизбежны потери. Однако она позволит счастливым обладателям лицензий на услуги 3G сосредоточить финансовые и организационные ресурсы на строительстве и техническом обслуживании сетевой инфраструктуры третьего поколения. А предполагаемый дефицит соперничества в сфере обслуживания конечных клиентов будет восполнен за счет появления множества мобильных виртуальных операторов, арендующих транспортные, коммутационные и эфирные мощности базовых сетей. И прошедшие тернистым путем отечественные MVNO могут снискать лавры очередных целителей, позволяющих избавить индустрию мобильной связи от болезней роста.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями