В Москве прошел второй фестиваль цифрового искусства Art Digital

Современное отечественное искусство задыхается от нехватки «свежего воздуха». По сути дела, последним заметным всплеском активности стал «пост-перестроечный радикализм», встряхнувший общество на рубеже 80 и 90-х годов. Затем началось межсезонье, на фоне которого лишь изредка мелькали яркие события и имена. Но не так давно из-за границы пришло в Россию новое веяние: произведения создаются при помощи высоких технологий.

Человек, замкнувший себя в стеклянной сфере, — одно из мировоззренческих творений современных художников

Первый посвященный цифровому искусству фестиваль, Art Digital, был организован в 2003 году и стал заметным событием для местных знатоков прекрасного. Модное течение быстро нашло приверженцев, и всего год спустя в выставке захотели принять участие множество зарубежных и российских художников. Изо всех желающих прославиться были сочтены достойными фестиваля два десятка авторов из разных стран, представивших 24 произведения. Среди таких работ оказались несколько по-настоящему интересных, органично вписавшихся не только в новое направление, но и в общую канву современного искусства (более подробно об этом см. «Сети», 2005, №2, статья «Скандальное кибертворчество»).

Год назад выставка проходила под девизом I click, therefore I am («Я кликаю, следовательно, я существую»). Основной целью было доказать право на существование произведений искусства, созданных как при помощи ИТ, так и самими машинами. Работы подавались под изящным соусом игровых элементов и «смысловых галлюцинаций» — посетителям предлагалось отойти от стереотипов и задействовать воображение.

В нынешнем году устроители Art Digital (объединение М?АРС и группа компаний «Формоза») решили взглянуть на ту же тему под иным углом зрения. Надеясь на достаточную подготовленность публики, организаторы напрочь отказались от заигрываний с ней. Более того, в пресс-релизе было прямо заявлено, что экспозиция Art Digital-2005 противопоставляется «прилизанному» современному искусству, произведения которого рассчитаны на размещение в частных коллекциях или на стенах офисов. Темой выставки стала «Оцифрованная любовь», причем открыто приветствовались «неприятность и бескомпромиссность» работ. Таким образом, от вопроса «можно ли творить при помощи ИТ?» авторы перешли к вопросу «можно ли передать человеческие чувства посредством цифровой техники?».

Отметим: по сравнению с экспозицией прошлого года Art Digital-2005 произвела несколько «смазанное» впечатление. По-настоящему интересных и оригинальных творений оказалось на порядок меньше, а остальные слились в единый клубок образов. Значительная часть проектов представляла собой нечто среднее между рисунками, постерами и детскими поделками. Подразумевалось, однако, что скопление цифр, букв и человеческих фигур является неким тайным шифром, разгадав который, зрители получат доступ к истинному смыслу таких произведений. В другой группе работ, видеоинсталляциях, предпринимались попытки выразить чувства людей разных полов и возрастов («Экстремальный поцелуй» Энни Спринкл и Элизабет Стефенс из США, «Врисованные в любовь» Бэйла Пирса из Великобритании, «Песни о любви» российского художника Константина Худякова). Но в этих «творениях» свежих идей было не больше, чем в роликах и фильмах многих современных клипмейкеров и режиссеров.

Правда, стоит отметить некоторые из представленных работ. Видеопроект Михаила и Татьяны Никитиных «Я люблю Пикассо» обращает на себя внимание тонким юмором. «Слепленные» в духе картин испанского художника мужская и женская головы твердят нудными голосами, перебивая друг друга: «Я люблю Пикассо». В общем, нельзя не улыбнуться.

В инсталляции «Невнятное» Сабрин Рааф из США при помощи видеометафоры попыталась рассказать о неумении людей выражать свои чувства. В кадре — пустая комната с кучкой чего-то белого в углу. На полу перед экраном находится такая же белая горка, которая при ближайшем рассмотрении оказывается состоящей из кусочков воска. В аннотации к этой работе сообщается, что художница сделала сотни восковых слепков собственного языка. Они символизируют невысказанные чувства и переживания, а углы комнаты — закоулки сознания, в котором «невнятные» слова и ощущения рождаются и застывают. Никогда человек не сможет полностью передать свои чувства при помощи вербальных инструментов — часть невысказанного всегда будет жить в нем.

Интересна и работа Елены Кузнецовой «Звуки любви». Эта аудиоинсталляция соткана из различных звуков, при помощи которых можно выразить эмоции, передать события той или иной стадии развития человеческих отношений (вздохи, смех, звук поцелуев, звон бокалов и т.д.). Звуки представляются слушателям не в определенной последовательности, а в случайных сочетаниях, выбираемых при помощи компьютера. Таким образом, каждый раз разыгрывается новый «сценарий» любви, автором которого является персональный компьютер.

На нынешней выставке, как и на прошлогоднем фестивале, особенно выделялись работы Константина Худякова. Помимо видеоинсталляции он представил серию картин «Основной инстинкт. Этюды к проекту». На предельно натуралистичных полотнах части человеческого тела органично «спаяны» со сверхпрочными искусственными материалами, и невероятно красивые женщины-киборги в доспехах из стекла и стали живут, чувствуют, переживают. Именно эти картины стали зримым воплощением не только основной идеи выставок Art Digital, но и смены ценностных ориентиров в цифровую эпоху: машины могут не только служить людям, но и жить рядом с ними, творить и чувствовать. Тезис, конечно, спорный, но пока не доказано обратное, он имеет право на существование.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями