В сентября 2004 года во время ежегодной международной конференции по инфокоммуникациям в Казани главный редактор Сетей Игорь Елисеев встречался с заместителем министра по информатизации и связи Республики Татарстан Фаритом Фазылзяновым. Тот рассказал, какие процессы структурной реорганизации идут в его ведомстве, как они вписываются в общефедеральную концепцию построения информационного общества и как республиканское Мининфомсвязи готовится к празднованию 1000-летия Казани

За год в жизни министерства произошло много важных событий, одним из которых стало назначение в мае нынешнего года его новым руководителем Фарита Фазылзянова. В дни празднования юбилея столицы Татарстана Игорь Елисеев снова встретился с ним, чтобы обсудить животрепещущие вопросы отраслевого управления и информатизации общества.

Прежде всего, как бы Вы прокомментировали свое назначение на должность министра информатизации и связи Татарстана? Насколько отражает общий курс республиканского министерства, состоящий в приоритетном решении задач в области информатизации общества, назначение на эту должность выходца из ИТ-среды? И что можно сказать относительно нынешнего состояния инфраструктуры связи?

Назначение на должность министра информатизации и связи РТ — для меня большая честь, и я хотел бы оправдать оказанное мне доверие и постараться в короткие сроки внести практический вклад в развитие экономики республики и улучшения жизни населения путем развития инфокоммуникационной отрасли. Честно говоря, для меня информатизация и связь давно стали неразлучными составляющими одного целого, не зря же мы последние годы добивались определения уполномоченного органа в этой сфере. Поэтому очень отрадно, что теперь я представляю единое министерство информатизации и связи. Учитывая, что проблемы инфраструктурного развития отрасли в нашей республике в основном решены, Президент и Правительство РТ определяют как приоритетные задачи развитие информатизации общества, наполнение телекоммуникационных сетей информационными ресурсами и информационными услугами.

За последние пять лет мы провели очень серьезную работу по развитию инфраструктурной составляющей и добились здесь отличных результатов. Сегодня на 3 млн 700 тыс. жителей Татарстана общая номерная абонентская емкость телефонных сетей составляет более 4,2 млн номеров. Быстрыми темпами растет абонентская база сотовых сетей, и сейчас уровень проникновения этих услуг составляет порядка 68%.

Благодаря внедрению новых технологий постоянно повышается уровень цифровизации сетей связи. В среднем по Татарстану удельный вес цифровых систем коммутации в общей монтированной емкости АТС возрос до 73,8%. Удельный вес цифрового коммутационного оборудования сельских АТС доведен до 59,4%, что в четыре раза выше среднероссийского показателя. В преддверии празднования 1000-летия Казани операторы связи выполнили обязательства по замене оставшихся городских аналоговых АТС общей емкостью 70 тыс. номеров на цифровое коммутационное оборудование и по одновременной ликвидации системы спаренного включения абонентов. Тем самым в столице республики достигнут 100% уровень цифровизации телефонной сети, которая недавно была переведена на семизначную нумерацию.

На территории Татарстана построена высокоскоростная мультисервисная транспортная сеть передачи данных. Она объединила волоконно-оптическими линиями связи все 44 районных центра и проникает все дальше, в сельскую местность. Сельских жителей уже не устраивают только базовые услуги традиционной телефонии: у них появляется потребность в информационных услугах. В связи с этим мы приняли решение обеспечивать малые населенные пункты не только традиционной связью, но и доступом к Internet, а также к информационным ресурсам местного, республиканского уровня. Сейчас мы в сельской местности разворачиваем пункты коллективного доступа и одновременно предлагаем желающим подключать к Сети их частные домовладения. В целях повышения эффективности использования государственного имущества и финансового оздоровления отрасли завершено акционирование двух подведомственных нам предприятий — ОАО»Радиотелесет» и ОАО «Татарстан почтасы».

В текущем году у нас завершается большая программа интернетизации школ. В течение 2004 года были подключены свыше 1300 школ, а в нынешнем году к ним добавятся еще 500, и мы сможем говорить о стопроцентном обеспечении школ высокоскоростным доступом к Internet. Данное событие созвучно с одним из последних заявлений президента России, который сказал, что максимум к 2008 году все школы страны должны быть подключены к Глобальной сети.

Следующим этапом данной программы в нашей республике станет информационное наполнение сети, ведь детям нужен не Internet как таковой, а доступ к информационно-образовательным ресурсам. Мы приступили к реализации большого комплекса работ, связанных с созданием информационно-образовательного портала, методологическому наполнению ресурсов и построению системы дистанционного образования. Эту систему нужно использовать как в коммерческих, так и в социальных целях. К сожалению, у нас имеется недееспособная часть населения, и для таких людей запуск технологий дистанционного обучения станет одной из возможностей приобщиться к образовательным процессам.

А последние несколько месяцев прошли под знаком активной работы по информатизации органов государственной власти. Совместно с заинтересованными ведомствами завершена разработка комплексной программы развития информатизации РТ «Электронный Татарстан 2005-2010 годы», которая передана в министерство экономики и промышленности как составная часть Программы социально-экономического развития Татарстана до 2010 года. Кроме того, мы приступили к реализации проекта «Электронного правительства Республики Татарстан». Проект представляет собой комплекс работ, которые должны обеспечить наведение порядка в органах власти путем их автоматизации, а также предоставление электронных услуг населению республики.

То есть речь в данном случая идет о наведении порядка в процедурной плоскости?

Да, мы подразумеваем внедрение определенных регламентов. В нашей республике прошла административная реформа, поэтому необходимо нормально организовать процесс автоматизации деятельности чиновников, чтобы они могли более эффективно заниматься текущими задачами. Технических проблем, как таковых, здесь нет. И корпорациям, и государству сначала нужно разработать единые регламенты и правила работы, а лишь потом запускается процесс комплексной автоматизации. Зато вторая часть проекта, организация предоставления электронных услуг правительства, представляет собой большой интерес для специалистов, поскольку аналогов действующих систем в стране пока очень мало.

Мы уже готовы подвести итоги реализации первого этапа проекта. Завершены работы, связанные с внедрением модуля информационной системы управления жилищно-коммунальным хозяйством республики. Построена электронная торгово-закупочная площадка для нужд органов государственной власти. А сейчас совместно с Минэкономразвития РФ мы занимаемся интеграцией регионального уровня системы электронных закупок с федеральным. Следующая задача заключается в создании единого портала органов государственной власти, который призван помогать этим органам, выполняя функции intranet-сети, и служить «витриной» информационных услуг для населения и бизнеса.

А можете ли Вы привести пример какого-нибудь уникального ИТ-проекта в социальной или государственной сферах, инициированного в вашей республике?

Таких проектов у нас несколько. Один из них состоит в локализации и переводе на татарский язык программных продуктов Linux и Microsoft. С разработчиками ведется работа по решению лингвистических и лексикографических задач локализации продуктов. Помимо этого прорабатываются регламенты, относящиеся к созданию кодовых страниц татарского алфавита, клавиатурных раскладок и к шрифтовому обеспечению.

На текущий момент впервые в России нами локализованы ОС Linux, Web-браузер и почтовый клиент Microsoft. На заседании Комиссии Регионального содружества в области связи, которая проходила в Москве, мы обосновали необходимость формирования мультиязычной платформы информатизации народов России и предложили организовать на базе Республики Татарстан пилотную площадку для отработки общефедеральных регламентов в сфере национальной информатизации.

Другим важным проектом является внедрение «Социальной карты Республики Татарстан». Его идея состоит в том, чтобы создать и ввести в эксплуатацию единый распределенный программно-аппаратный комплекс для приема оплаты коммунальных услуг. Сейчас мы апробируем это решение на услугах связи, но в последующем хотим включить в систему весь набор коммунальных платежей.

Вы предполагаете выпустить в обращение универсальную скретч-карту?

Нет, мы пошли по другому пути. В различных местах города будут установлены многофункциональные терминальные устройства, умеющие читать штриховую кодировку. Они будут считывать штрих-коды с разных платежных документов, а пользователь, набрав на клавиатуре свой пин-код, сможет осуществлять нужные финансовые транзакции. Оплатить коммунальную услугу можно будет тремя основными способами: путем внесения в аппарат наличных денег, перевода требуемой суммы со своего счета в банке или через смарт-ридер с использованием банковской карты. Помимо этого мы поставили перед разработчиком системы задачу предоставить пользователям доступ к различной справочно-правовой информации посредством сенсорного экрана и меню.

Кто является разработчиком этой системы, и как вы собираетесь продвигать ее в массы?

Программно-аппаратное обеспечение «Социальной карты Республики Татарстан» разрабатывается в казанском технопарке «Идея». А поскольку наше ведомство является заказчиком данного решения, мы формулируем для него определенные технические требования. В идеале, мы хотели бы, чтобы терминалы были многофункциональными модульными конструкциями, а количество поддерживаемых ими сервисов ничем не ограничивалось. Иными словами, нужно, чтобы пользователь мог оплачивать с их помощью и счета, выставляемые коммунальными службами, и услуги операторов связи, и даже штрафы, выписываемые автодорожными инспекторами.

Мы призываем независимые ИТ-компании разрабатывать собственные мобильные решения, которые могут быть внедрены на базе этой платформы. Ее универсальность была бы очень удобна для населения. Кроме того, мы уже думаем о том, как на базе таких же терминалов производить выдачу пенсий и различных социальных пособий. Если аппарат в состоянии принимать деньги, то почему бы не научить его их выдавать?

Сейчас началась установка терминалов «Социальной карты» в почтовых отделениях ОАО «Татарстан-почтасы», но вообще-то ограничений в данном отношении не существует: компании могут устанавливать эти устройства на своих предприятиях, в торговых центрах и других общественных местах, как обычные банкоматы. До конца текущего года планируется выпустить около ста таких терминалов.

На предприятиях зачастую возникает конфликт между связистами и «айтишниками» из-за взаимного недопонимания процессов, идущих в телекоммуникационной и ИТ-среде. Логично предположить, что такие явления распространились и на регулирующие органы, в которых все большую роль начинают играть специалисты в области информационных технологий. Как обстоят с этим дела в вашей республике, понимают ли «старые» связисты новых «айтишников»?

Безусловно, сложности со взаимопониманием бывают, но надо отдать должное нашим операторам связи и предприятиям из ИТ-сферы — они начинают двигаться навстречу друг другу, все больше переходя в некую плоскость конвергенции. В нашем министерстве тоже много пожилых работников, которые начинали свою деятельность, когда в ходу была еще аналоговая техника. Но сейчас они признают, что будущее — за конвергенцией.

Хорошо, что в профессиональной среде появилось понятие «инфрокоммуникации» (информационные технологии в коммуникациях), которое сплачивает связистов и «айтишников». Я думаю, что пройдет некоторое время, и для всех это понятие станет единым. Ведь сейчас никто не спорит с тем, что ИТ является инструментом, которым нужно грамотно пользоваться. С одной стороны, ИТ должны удовлетворять потребности клиентов в информации, а с другой, — помогать управлять бизнесом, расширять спектр услуг, обеспечивать гибкую тарифную политику и, в конце концов, здоровую рыночную конкуренцию. Значит, в принципе нет причин для конфликта между представителями телекома и ИТ. Более того, сами операторы стремятся как можно быстрее перейти на сети нового поколения (NGN), в функционировании которых важнейшую роль играют ИТ. В Татарстане флагманом этого направления можно считать ОАО «Таттелеком» и ОАО «Казанская ГТС».

Все понимают, что на основе традиционных операторских услуг далеко не уйдешь, о чем свидетельствует и динамика доходов по отрасли. Вместе с тем каждые 4-5 месяцев в сетях передачи данных удваивается трафик, и для нас это — знаменательный показатель. Сейчас важно донести новые возможности до конечного потребителя, для чего требуется решить вопросы, связанные с пропускной способностью «последней мили» и с внедрением конвергентных платформ, таких как Tripple Play.

Нужно постараться массово приобщить население к новым возможностям телекоммуникационных сетей, но персональные компьютеры, к сожалению, многим еще недоступны. Следовательно, если появятся недорогие решения, вполне целесообразно будет попробовать применить их в сетях фиксированной связи. Новые возможности инфокоммуникаций должны стать «отдушиной» для самих проводных операторов, особенно в свете той конкурентной борьбы, которую они ведут с сотовыми компаниями. С другой стороны массовое приобщение к услугам нового поколения будет происходить постепенно, чем можно воспользоваться для наращивания спектра возможностей и выработки у населения компьютерной грамотности.

Год назад Минсвязи РТ заключило стратегическое соглашение о сотрудничестве с корпорацией Intel. На очереди — такое же соглашение с Cisco Systems. Можно ли конкретизировать цели, которые преследует подписание договора с Cisco?

Мы ратуем за единый подход для всех компаний, с которыми заключаются соглашения о сотрудничестве. Они носят рамочный характер, но это намерения, которые реализуются в практическом русле. С начала 2005 года мы установили подобные отношения с корпорациями HP, Microsoft и Alcatel.

С крупными производителями ИТ мы работаем по нескольким направлениям. Во-первых, это адаптация и применение накопленного ими международного опыта при реализации проектов в государственных органах и промышленном секторе. Во-вторых, распространение их продукции через местную дистрибьюторскую сеть. В-третьих, создание технологических центров компетенции, которые могут служить «точками присутствия» производителей в нашей республике. Наконец, в-четвертых, возможность содействия этих компаний при решении нами социальных задач, в том числе подготовки квалифицированных специалистов, применения ИТ-продукции в системах образования и медицины. Для нас очень важно, чтобы студенты учились на основе не технологий двадцатилетней давности, а передового опыта лидеров рынка.

Центры компетенции по технологиям зарубежных фирм нам нужны, в первую очередь, для того, чтобы мы могли получать грамотную экспертную поддержку решений, которые мы собираемся внедрять в государственных органах. Как следствие, у вендоров появится устойчивая связь с крупными корпоративными заказчиками и некая «точка взаимодействия» с дистрибьюторской сетью, которая занимается продажей и поддержкой предлагаемого ими оборудования и ПО.

В ИТ-среде самой популярной темой последнего времени стали технопарки. Между тем многие связывают подъем отрасли в нашей стране с развитием индустрии оффшорного программирования и упоминают Индию как пример для подражания. Хотелось бы узнать Ваше мнение: нужно ли нам придерживаться проторенного индийского пути или стоит подумать над «изобретением собственного велосипеда»?

По-моему подход, связанный со слепым перениманием индийского опыта (в частности, при построении ИТ-технопарков), в России не совсем уместен. Сегодня в разных регионах страны есть множество оборудованных офисных площадок — как в городах, так и за их пределами. Зачем еще где-то создавать «резервации» и перемещать туда людей с насиженных мест? Во всяком случае, в Татарстане созданы все инфраструктурные условия для развития высокотехнологичного бизнеса, и ему оказывается посильная поддержка со стороны государства.

Конечно, «бизнес-инкубатор», образованный на базе нашего технопарка «Идея», в определенном смысле тоже является «резервацией». Но туда приходят инициативные люди, которые не могут самостоятельно встать на ноги, — им требуется материальное, организационное или техническое содействие. После года-двух существования в тепличных условиях проект развивается, начинает приносить деньги, и подросшие фирмы уходят в открытый бизнес. Никто их не будет удерживать в стенах технопарка.

В отношении стратегии развития ИТ-отрасли мне больше по душе не индийская, а китайская модель. Нашим представителям ИТ-бизнеса и инвесторам надо делать упор, прежде всего, на разработке ПО для внутренних нужд страны. У нас ведь имеется колоссальный рынок потребления, который можно еще очень долго насыщать. Плюс нельзя забывать о рынках государств СНГ, имеющих схожие проблемы с информатизацией бизнеса и государственных структур. Россия и другие страны СНГ — огромное сообщество, потенциально насчитывающее несколько сотен миллионов пользователей информационных систем. И наше государство, как главный заказчик, могло бы инициировать разработку относительно недорогого отечественного ПО, которое получило бы широкое распространение и в странах ближнего зарубежья.

Мы постоянно говорим о необходимости внедрения модели электронного правительства. А существуют ли какие-то критерии для оценки эффективности подобных проектов?

К сожалению, мы находимся только в начальной стадии проекта, когда апробируются отдельные решения и наводится порядок в самих органах власти, что предшествует их полномасштабной автоматизации. Потом, я думаю, будут введены в обращение ключевые показатели по спектру услуг, которые станут предоставляться населению и предприятиям, и по качеству принимаемых управленческих решений. До этих пор об эффективности работ можно судить лишь косвенно — по тем решениям, которые проводятся в жизнь на региональном уровне.

Я не утверждаю, что нынешнее быстрое развитие в Татарстане экономики в целом и ее отдельных отраслей — это заслуга «автоматизаторов», но вклад людей, которые занимаются поддержкой бизнес-процессов, безусловно, нужно учитывать. Однако до проведения детальных оценок эффективности ИТ-проектов (как принято на промышленных предприятиях) наши государственные органы еще откровенно не доросли. Этот процесс только начинается. И еще я считаю, что главными оценщиками наших решений станут в первую очередь клиенты — население, бизнесмены, органы государственной власти — словом те, кому адресованы данные услуги.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями