На определение приоритета в изобретении радио и сегодня влияют коммерческие интересы производителей

Русский ученый и инженер Александр Попов первым изобрел радиопередатчик, но никаких документов, подтверждающих этот факт, не сохранилось. То ли изобретатель не позаботился о необходимых авторских свидетельствах из-за своей занятости или юридической неграмотности, то ли ему помешал в этом чрезмерный (до бессмысленности) режим секретности Морского ведомства, в котором он состоял на службе. Зато итальянец Гульельмо Маркони, проводивший аналогичные опыты по передаче сигнала с помощью электромагнитных волн, постарался запечатлеть свое имя в истории. Он первым запатентовал это изобретение.

Такая версия достаточно часто звучит в российских СМИ в связи с отмечаемым 7 мая Днем радио. В западных изданиях изобретателем радио однозначно признается Маркони, а о том, что до сих пор ведется спор о приоритете, и о самом Александре Попове не упоминается ни слова. Даже на русскоязычном сайте BBC в декабре 2001 года размещена статья, в которой в связи с изобретением радио восхваляется только Маркони. Имя Попова появляется лишь среди едва заметных ссылок по теме.

Большие заслуги российского ученого перед наукой и техникой признают авторитетные международные организации. Однако популярные зарубежные энциклопедии «отцом радио» снова называют Маркони и опять-таки ни слова не говорят о Попове. В одной такой энциклопедии, хранящейся в Мемориальном музее А.С.Попова, утверждается, что все достижения в радиосвязи последнего столетия стали возможны только благодаря Маркони.

Прочитав такие заметки, можно подумать, что российский инженер вовсе не сделал своего изобретения, а вся история с передачей им радиосигнала в Кронштадте является патриотической выдумкой. Однако архивы документов той поры свидетельствуют, что если и признавать кого-то изобретателем радио, то именно Александра Попова.

Заслуги Маркони очевидны лишь в усовершенствовании (с помощью нанятых инженеров) уже изобретенной системы радиосвязи и в организации массового производства приемо-передающих устройств. В первые десятилетия прошлого века его фирма контролировала примерно 30% мирового рынка таких систем.

Плоды общего знания

Серьезные исторические исследования свидетельствуют, что Маркони мог ознакомиться с работами Попова еще до получения своего патента. Однако неоспоримых доказательств заимствования идеи нет, поэтому сотрудники Мемориального музея А.С.Попова при санкт-петербургском Электротехническом университете категорически против каких-либо обвинений Маркони в плагиате. Они допускают, что опыты осуществлялись независимо и параллельно, но говорят, что передачу информации на расстояние с помощью электромагнитных волн первым документально засвидетельствовал все же российский ученый. А вот в музее Маркони, по их словам, подобных допусков не делают. Там просто ничего не хотят знать о Попове и его работах.

Как правило, над серьезной научной проблемой работает целая группа ученых из разных стран, которые постоянно и открыто обмениваются между собой мнениями, информацией и результатами исследований. Скажем, наберется примерно с десяток имен современников и предшественников Попова, внесших существенный вклад в изобретение радио. И объективно измерить вклад каждого из них невозможно. Принято признавать изобретателем того, кто сделал последний шажок, после которого становится возможным практическое использование какого-либо устройства.

Сейчас по-прежнему актуальна проблема присвоения заслуг целого научного сообщества одним разработчиком, ученым или даже предпринимателем, который зачастую просто имел больше возможностей для патентования общего изобретения. Замалчивание этой очевидной проблемы и сохранение практики преувеличения роли одного ученого в противовес другим выгодно тем, кто незаслуженно устанавливает свои права на общее знание.

Попов, в отличие от Маркони, не претендовал на роль спасителя мира, не стремился к коммерческой выгоде и всемирной известности. Он придерживался той точки зрения, что научные открытия являются достоянием всего человечества. Патенты Попов начал получать уже после того, как Маркони четко обозначил свое стремление к монополизации мирового рынка систем радиосвязи.

В некоторых критических статьях последних десятилетий говорится о том, что сам факт наличия патентов свидетельствует о жажде наживы Попова, а предположения об альтруизме российского ученого однозначно опровергаются. Однако не стоит забывать, что в конце XIX века в России стремление к богатству, как и само богатство, считалось грехом. Альтруизм тогда был вполне естественен. К тому же и после получения патентов Попов отдавал предпочтение не зарабатыванию денег, а научной и преподавательской деятельности. Он умер в 1906 году далеко не очень богатым человеком, хотя возможности разбогатеть у него, безусловно, имелись.

Майская демонстрация

Александр Попов впервые в мире продемонстрировал ученому сообществу саму возможность передачи информации посредством электромагнитных волн. Это произошло 7 мая 1895 года в Санкт-Петербурге, на заседании Русского физико-химического общества, и факт проведения эксперимента зафиксирован соответствующим протоколом. Попов объяснил, какие компоненты он использовал (например, в качестве передатчика служил вибратор Герца), как ему удалось создать радиоприемник и по какому принципу осуществляется передача информации. В ходе эксперимента на расстояние примерно 64 м без каких-либо проводов передавались короткие и продолжительные сигналы, то есть уже тогда можно было использовать азбуку Морзе. Для увеличения расстояния нужно было лишь увеличивать мощность передатчика и чувствительность приемника, но на самой технологии беспроводной передачи информации это не сказывалось.

Факт демонстрации Попова признан международным Институтом инженеров по электронике и электрике (Institute of Electrical and Electronics Engineers, IEEE). Эта профессиональная ассоциация насчитывает 360 тыс. индивидуальных членов, представляющих около 175 стран. Ее историческая комиссия (History Centre) устанавливает в честь наиболее важных событий в мире электроники, электротехники и вычислительной техники памятные доски — IEEE Milestones. Установка такой доски около музея-лаборатории А. С. Попова (часть Мемориального музея) планировалась в рамках международной конференции, которая прошла в Санкт-Петербурге 18-20 мая и была посвящена 110-летию изобретения радио.

Необходимо отметить, что IEEE не определяет приоритеты в изобретении радио. Эта организация просто регистрирует ключевые события. И таким событием, согласно ее исследованиям, является первая демонстрация опыта Александра Попова.

Десятилетний свидетель

Историческая комиссия IEEE отдает должное и Гульельмо Маркони. Недавно она установила «веховой столб» в швейцарском курортном местечке, в котором знаменитый итальянец летом 1895 года проводил опыты по беспроводной передаче сигнала. Основная информация об этом получена от помощника Маркони, которому в то время было всего 10 лет. По данному поводу есть заметка на сайте IEEE.

Копия протокола заседания русского физико-химического общества от 25 апреля (7 мая по новому стилю) 1895 года

Сам Маркони во время первых испытаний радио также был очень молод — ему исполнился всего 21 год. К тому же он еще не получил высшего образования. Маркони воспитывался в богатой семье и учебных заведений не посещал, если не считать лекции по электротехнике в университете его родной Болоньи. Попов был на 15 лет старше Маркони и к 1895 году не только имел высшее образование, но и читал морским офицерам лекции по электротехнике, физике и математике.

«Еще одним документальным свидетельством изобретения является статья в журнале Русского физико-химического общества, которая была отдана Поповым в печать в декабре 1895 года, а опубликована в первой половине 1896 года. В ней подробно описывались все проведенные в течение полугода опыты и полученные результаты. Этот журнал был разослан всем крупным университетам мира и до сих пор хранится в их библиотеках», — рассказала директор Мемориального музея А.С.Попова Лариса Золотинкина.

Маркони и Титаник

Первое документальное свидетельство изобретения итальянца относится к лету 1896 года. Именно тогда была подана и принята патентным ведомством Великобритании заявка «отца радио», переехавшего жить в Англию и проводившего там опыты совместно с инженерами британского почтово-телеграфного ведомства. Однако патент получен только в июле 1897 года, после предоставления существенно доработанного варианта заявки. До этого момента, по словам самого же Маркони, все научные достижения (разработанные схемы, описания и приборы) были засекречены. Запатентованная схема оказалось почти такой же, как схема Попова, представленная публике гораздо раньше. По этой причине Маркони отказали в получении патента Германия, Франция, Россия и США, ведь он пытался запатентовать то, что уже стало достоянием научной общественности. Да и в Британии первый патент получен не на изобретение радиосвязи, а на «усовершенствования в передаче электрических импульсов и сигналов и в предназначенной для этого аппаратуре».

Несомненной заслугой Маркони является коммерческое продвижение беспроводной технологии. Его энергия и предприимчивость позволили быстро усовершенствовать системы радиосвязи и вступить в борьбу с тогдашними операторами проводной связи, которым новые технологии не сулили ничего хорошего. Правда, все это он делал ради собственной коммерческой выгоды, а с этической точки зрения его действия порой были на грани допустимых.

Например, чтобы разные страны приобретали для оснащения морского флота только его системы радиосвязи, Маркони ввел собственный стандарт сигнала спасения вместо общепринятого SOS — благо, Британия имела обширные колонии и контролировала береговые линии огромной протяженности. От этой коммерческой затеи Маркони пришлось отказаться после гибели «Титаника», поскольку суда других государств прошли мимо терпящего бедствие лайнера, не поняв его сигнала о спасении.

Отец среди многих отцов

В совершенствовании систем радиосвязи немалые заслуги принадлежат не только Маркони, но и ряду инженеров-предпринимателей из Франции и Германии. Да и сам Попов с его российскими коллегами работал в этом направлении. Однако в России конца XIX века базы для массового производства систем радиосвязи не существовало. Серийный выпуск аппаратуры беспроволочной телеграфной системы «Попов-Декрюте», предназначенной для военно-морского флота, изначально осуществлялся во Франции. Первое письмо французского инженера-предпринимателя Дюкрете к Попову с предложением создать совместное производство и вообще их обширная переписка хранятся в Мемориальном музее русского изобретателя. А само производство оборудования было налажено в 1898 году.

В нашей стране первая электротехническая мастерская была открыта в Санкт-Петербурге только в 1900 году (по настоянию Попова). А серийное производство отечественных электротехнических изделий началось более чем через десять лет после описываемых событий. На базе этой мастерской со временем образовалось сразу несколько крупных предприятий, которые до сих пор действуют в Санкт-Петербурге. Руководители одного из них, Российского института мощного радиостроения, утверждают, что некоторые зарубежные компании в течение прошедшего столетия постоянно (в рамках своей PR-активности) «присваивали» изобретения сотрудников института — даже вопреки полученным этими сотрудниками патентам.

Недооценка в мире важности признания заслуг российских изобретателей, вероятно, сказывается и на получении заказов отечественными предприятиями. Чем больше значимых изобретений, тем выше имидж компаний и страны-производителя. А имидж играет важную роль, когда идет речь о выборе поставщика оборудования или исполнителя сложного проекта.

Вероятно, в принижении заслуг Попова и завышении значимости работ Маркони заинтересованы поставщики импортного оборудования. В отличие от отечественных производителей и разработчиков, они очень активны и не жалеют денег на свою «пиаровскую» деятельность. Возможно, они и предлагают российским коллегам считать «отцом радио» именно Маркони. Во всяком случае, один из представителей телекоммуникационной отрасли настоятельно советовал автору данной статьи не браться за эту тему, «поскольку все очень неоднозначно, а изобретателем радио Попова стали считать в СССР только через десятки лет после проведения им опытов по беспроводной передаче сигнала».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями