Примерно полгода назад под эгидой редакции газеты «Ведомости» состоялась конференция «Беспроводная связь в России», и уже тогда была упомянута радостная для одних и тревожная для других тенденция перетока телефонных абонентов из фиксированных в мобильные сети связи

Разумеется, дискуссия на эту тему не могла не получить продолжения, что и произошло на весенней конференции «Ведомостей» под названием «Проводная связь в России».

Открывший пленарное заседание заместитель министра информационных технологий и связи Дмитрий Милованцев охарактеризовал проводную связь как самый интересный сегмент телекоммуникационного рынка. Хотя он уступает мобильным коммуникациям по темпам развития, именно в нем ожидаются кардинальные технологические и структурные перемены, которые зададут тон работе отрасли на ближайшие годы.

По мнению Милованцева, операторам фиксированной связи необходимо признать, что их борьба с «беспроводными» оппонентами за численность абонентской базы уже проиграна. А потому им следует сосредоточиться на скорейшем внедрении широкополосных услуг, техническом перевооружении сетей, повышении качества обслуживания клиентов, минимизации эксплутационных расходов и издержек на корпоративное управление.

Когда возможности ограничены

«Бичом» традиционных компаний электросвязи по-прежнему остаются регулируемые тарифы на социально значимые услуги. Анализ деятельности более 100 российских операторов показал, что сохранение «монопольно» низких тарифов на местную телефонию для населения (120-180 руб. в месяц в зависимости от региона) способствует «вымыванию» клиентуры, ориентированной на дополнительные сервисы. У компаний электросвязи не хватает денег даже на то, чтобы покрыть себестоимость базовой услуги. В итоге проводные операторы, пока еще занимающие существенное положение на телекоммуникационном рынке, рискуют остаться лишь с теми клиентами, «чей спрос абсолютно эластичен величине тарифов».

Примечательно, что в ряде городов нашей страны в такой же капкан тарифного регулирования попали альтернативные проводные операторы. В частности, «Голден Телеком» (ГТ) оказывает услуги телефонии в Воронеже, Красноярске, Самаре и других городах — там, где существует очередь на подключение к ТфОП, и там, где она отсутствует. По словам вице-президента ГТ Андрея Патоки, цены на базовые услуги связи его компании почти не отличаются от тарифов местных предприятий «Связьинвеста», но альтернативному оператору все же удается сохранять прибыльность за счет использования цифровых сетей и несколько иной организации бизнес-процессов.

В конкурентной борьбе с фиксированными «альтернативщиками» и процветающими компаниями мобильной связи традиционные операторы несут дополнительное бремя в виде устаревшей инфраструктуры аналоговых телефонных сетей, никак не приспособленных к развертыванию множества услуг на базе IP. Скажем, в сети МГТС примерно 60% номерной емкости приходятся на телефонные станции старше 20 лет, а во времена их рождения о поддержке протокола IP производители и не помышляли (рис. 1).

Старение сетевой инфраструктуры МГТС

Коренное обновление инфраструктуры сетей электросвязи неизбежно. Более того, ряд МРК «Связьинвеста» уже внедрили технологию IP/MPLS на внутризоновых магистралях, но Милованцев считает, что говорить о полной замене архитектуры TDM на IP пока преждевременно. Там, где возникли рыночные потребности, процесс вывода голосового трафика из ТфОП в наложенные частные сети (IP-VPN) происходит сам по себе. Однако для операторов электросвязи по-прежнему актуальны такие задачи, как телефонизация удаленных населенных пунктов и организация первоочередного доступа российских граждан к телефонной связи. Поэтому на нынешнем этапе развития проводной связи возможно лишь сосуществование сетей с различными архитектурами.

Новые правила присоединения и взаимодействия операторов связи, вступившие в силу согласно последней редакции ФЗ «О связи», ведут к тому, что местные операторы фактически станут агентами «Ростелекома». По словам замминистра, агентские соглашения с монополистом дальней связи и налаживание адекватной модели взаимоотношений операторов электросвязи с абонентами (единый счет за местную и междугороднюю телефонию, детализация услуг) могут обеспечить им существенную статью дополнительного дохода.

Принимаемые в настоящее время нормативные акты, по словам чиновников Мининформсвязи, призваны также стимулировать создание индустрии широкополосных услуг и мультимедийного контента. Однако спустя всего месяц после утверждения перечня лицензируемых услуг (см. «Сети», 2005, №4, статья «Горячая двадцатка») представители регулирующего органа задумались о том, чтобы внести в него серьезные коррективы. Речь идет о необходимости лицензировать деятельность провайдеров широкополосных услуг по распространению контента, что, якобы, должно заложить правовые основы телевещания по IP-сетям. С другой составляющей сервиса Tripple Play (IP-телефонией) в Мининформсвязи, как известно, уже «разобрались», полностью уровняв лицензионные условия деятельности провайдеров VoIP с требованиями к операторам междугородней и международной телефонной связи. Тем не менее замминистра по информационным технологиям и связи считает, что это постановление стало регуляторной базой для ускоренного развития всех IP-сервисов, включая VoIP.

В своем поистине всеобъемлющем выступлении Дмитрий Милованцев охватил и такие «экзотические» для нашей страны аспекты развития фиксированных сетей, как беспроводной доступ WiMAX и услуги одноранговых коммуникаций (P2P). Милованцев подчеркнул, что в США одноранговые сети уже начали играть заметную роль на рынке проводной связи, поэтому нельзя исключить, что подобные тенденции проявятся и у нас. Ближе к реальности оказались его тезисы о развитии технологий доступа к Internet. В числе прочего прозвучала гениальная по простоте и ясности мысль: «нельзя стараться обогнать числом пользователей число средств доступа к Сети».

Проблема состоит в том, что аудиторию активных Internet-пользователей сейчас подсчитывают по различным косвенным методикам, вплоть до социологических опросов. Но с точки зрения проводных операторов смысл имеет лишь та статистика, которая учитывает количество стационарных средств доступа, таких как ADSL-линии или модемы dial-up на компьютерах домашних пользователей. Последних в России пока значительно больше, чем широкополосных подключений, но за последние два года прямая роста абонентских ADSL-каналов наконец-то превратилась в экспоненту. Так, в 2002 году в стране насчитывалось не более 50 тыс. частных пользователей ADSL, в 2003-ем — около 1,5 млн, а к концу прошлого года их численность превысила 3,2 млн.

Стирание условностей

Идею Милованцева о приоритетном развертывании широкополосных услуг подхватил первый вице-президент холдинга «Система Телеком» Александр Вронец. Опираясь на данные независимых аналитических агентств, он сообщил, что с 2001 года в РФ совокупная ежегодная выручка отрасли по основным видам связи прибавлялась в среднем на 41%. Начиная с 2005 года аналитики ждут снижения темпов роста отраслевого оборота до 12%. И что характерно: если с 2001 по 2003 год основной вклад в прирост объема доходов приходился на мобильную связь, то в прошлом году инициативу перехватили фиксированные сети связи (рис. 2). В перспективе до 2008 года доходы от услуг фиксированной связи станут доминирующими — несмотря на многократный «численный» перевес мобильных операторов по обслуживаемой абонентской базе (правда, осталось неясным, учитывался ли в прогнозах аналитиков предстоящий запуск сетей третьего поколения).

Прогноз роста выручки по основным видам связи

По мнению представителя «Системы Телеком», нарастание доходности фиксированного сегмента до сих пор происходило преимущественно благодаря повышению тарифов на услуги телефонной связи для населения и предприятиий. Но сейчас этот процесс замедлился, а тарифы на проводную телефонию фактически вышли на уровень ARPU в мобильных сетях. Теперь дальнейший «крен» доходов в сторону фиксированной связи будет определяться ростом трафика при потреблении услуг, основанных на передаче данных. По данным Александра Вронца, к 2009 году объем трафика, циркулирующего в мобильных сетях РФ, лишь догонит объем голоса и данных, передаваемых проводными операторами. Отсюда можно сделать вывод, что в целом фиксированные услуги с добавленной стоимостью становятся дороже звонков по мобильному телефону.

Что касается технологического перевооружения проводных сетей, то для «Системы Телеком», с одной стороны, это задача — наиболее сложная (из-за размеров МГТС), а с другой — наиболее осуществимая (в силу огромных финансовых ресурсов столичного холдинга). Концепция перевооружения МГТС строится на переходе к единой управляемой сети нового поколения (NGN). Стратегия развития инфраструктуры «последней мили» главной телефонной компании столицы предполагает, наряду с поддержкой узкополосного фрагмента сети, одновременно массовое развертывание линий ADSL и прокладку оптических каналов до конечного пользователя. Как отметил Вронец, абонента будущей сети NGN не должна заботить используемая оператором технология доступа. Сеть станет для него своеобразным «черным ящиком», из которого он сможет извлекать по желанию любую услугу, управляя домашним терминалом.

Переведя эти красочные метафоры на язык современных терминов, можно понять, что Александр Вронец имел в виду развертывание в сети МГТС сервисов Tripple Play («пробный шар» в этом направлении уже брошен — см. «Сети», 2005, №3, статья «Сетевая эра телевещания»). Реализация долгосрочного проекта реконструкции сети МГТС и запуска новых сервисов ставит под сомнение закономерность привычного разделения проводных операторов на традиционных и альтернативных.

До недавнего времени всем пользователям было ясно, что в Москве действуют традиционная телефонная компания МГТС (оказывающая в том числе «социально значимые» услуги) и альтернативная «Комстар Объединенные Телесистемы» (дочерняя компания «Системы Телеком»), специализирующаяся на предоставлении услуг с добавленной стоимостью. Если же подобные услуги на базе IP-протокола в равной мере станут продвигаться обоими операторами, разница между традиционной и альтернативной бизнес-моделями исчезнет, а условное деление игроков российского рынка по типам осуществляемой ими деятельности полностью себя изживет. Но, скорее всего, еще раньше в нашей стране вообще не останется ни одной государственной телекоммуникационной фирмы, поэтому сотрется другой важнейший критерий сегментирования операторов электросвязи — по праву собственности.

От бизнеса к населению

Эту догадку подтверждает и опыт работы в регионах все еще альтернативного оператора «Голден Телеком». По словам Андрея Патоки, с 1999 года его компания взяла курс на консолидацию региональных активов, поскольку за пределами столицы существовал большой неудовлетворенный спрос на базовую телефонную связь. В прошлом году деятельность в регионах принесла холдингу примерно четверть выручки — при том, что темпы роста этой составляющей значительно опережают динамику развития бизнеса в метрополиях.

Весьма успешным стал эксперимент по переходу от обслуживания бизнес-пользователей к обслуживанию населения. На этом пути ГТ столкнулся с высокой лояльностью частных пользователей к традиционным компаниям электросвязи, но руководство холдинга отказалось от «перетаскивания» клиентов в пользу их привлечения с помощью расширенного спектра услуг. Как сообщил Патока, на конец 2004 года ГТ получал 40% доходов благодаря продаже услуг населению (остальную часть доходов формировал бизнес-сектор). Недавно компания подала заявку в Россвязьнадзор на получение новой лицензии для осуществления транзитного пропуска трафика в масштабах всей страны.

Представители бизнес-сообщества по-разному откликнулись на последние изменения в отраслевом законодательстве. Так, Александр Вронец посетовал, что перечень видов лицензируемой деятельности почему-то не включает в себя конвергентную услугу Tripple Play, хотя, по сути, она представляет собой единый сервис передачи данных, голоса и видео по одному физическому каналу. В нынешних условиях провайдер Tripple Play сможет полностью отвечать требованиям российского закона, только получив 5-7 отдельных лицензий на оказание услуг связи, что создает определенный административный барьер на пути продвижения этой передовой технологии в массы.

Андрей Патока, напротив, казался довольным тем, что новый закон о связи способствует повышению уровня конкуренции на региональных рынках фиксированной связи. Словом, количество мнений, как всегда в таких дискуссиях, равняется числу людей, но после драки кулаками уже не машут.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями