Шведский оператор Tele2 реализует оригинальную концепцию ведения бизнеса no prestige.
КАРЛ-МАГНУС СТЕНБЕРГ не теряет надежды, что Tele2 в каком-либо виде «просочится» на московский рынок

Операторский холдинг Tele2 довольно успешно работает в ряде регионов нашей страны, но в Москве особой активности не проявлял, поэтому я с энтузиазмом принял приглашение посетить пресс-конференцию генерального директора «Tele2 Россия» Карла-Магнуса Стенберга. Однако всех участников пресс-конференции не покидало ощущение, что Стенберг хочет сказать больше, чем может себе позволить, оттого картинка состояния бизнеса Tele2 в России получилась какой-то незавершенной.

Единственное, о чем было сказано внятно и во всеуслышание, — Tele2 не претендует на роль проводника новых технологий на сотовом рынке и собирается привлечь лишь самую низкодоходную категорию абонентов, пользующихся исключительно голосовой связью и SMS. При этом коммерческий директор «Tele2 Россия» Стефан Оберг посетовал, что МАП РФ запретил холдингу использовать в рекламе слоган «самый низкий тариф», отчего пришлось подобрать более абстрактный — «всегда дешевле».

Нынешняя стратегия оператора подразумевает отказ от развертывания малопопулярных сервисов, требующих значительных ресурсов и инвестиций, таких как GPRS и MMS. Да и со стороны пользователей не требуется сколь-нибудь весомых вложений для подключения к оператору. Холдинг предлагает в России два коммерческих продукта: «Теле2 Экспресс» (с классической схемой оплаты pre-paid) и «Теле2 Контракт» (клиентский договор, в котором заложена субсидия на покупку телефонной трубки). В общем, шведская компания позиционирует себя как поставщик самых дешевых услуг сотовой связи на всей лицензионной территории. Сравнение с конкурентами проводится по таким параметрам, как стоимость минуты эфирного времени при вызове на городской телефон и стоимость минуты исходящего вызова внутри сети Tele2. В разных регионах эти расценки ниже среднерыночных минимум на 20—30%.

Стенберг постарался заранее отвести от своей компании возможные обвинения в ценовом демпинге. Он сообщил, что у Tele2 — самая высокая в Европе прибыльность в пересчете на одного сотрудника (1100 евро в год). Это вдвое больше, чем у TIM, Orange, Vodafone. Чтобы снизить операционные расходы, руководство компании резко сократило ее штат, а оставшимся сотрудникам пришлось отказаться от удовольствия сидеть в отдельных кабинетах, арендовать дорогие авто и покупать авиабилеты бизнес-класса. Так что живет шведский холдинг, затянув поясок, хотя это не помешало ему заработать за прошлый год 4,8 млрд долл.

О доходах Tele2 в нашей стране ничего не сообщалось, как и о числе российских абонентов, размере инвестиций в строительство и модернизацию сетей. Причина проста: компания, оказывается, не ведет отдельную отчетность по России, и все показатели существуют только по Восточной Европе в целом. Оно и верно: сколько деньги ни считай, от этого их больше не станет. Однако составители пресс-релиза не забыли указать «рекордный прирост абонентов в истории развития телекоммуникационного рынка», который зафиксировала Tele2 в IV квартале 2003 года. Он составил 1,932 млн человек. Безусловно, цифра внушительная, но неужели China Telecom или Vodafone ни разу не подключали за квартал столько же абонентов?

Когда у Стенберга спросили про ARPU, он ответил, что в среднем по группе компаний она составляет 20 евро, но тут же оговорился: показатели по России должны быть ниже, да и вообще основной доход Tele2 приносит фиксированная связь (телефония и Internet). В нашей стране, как известно, шведская фирма работает только на сотовом рынке, поэтому указанная цифра к нам отношения не имеет и была названа, по всей видимости, лишь для приукрашивания скучной картины российского бизнеса.

Кстати, бывшее Министерство по связи и информатизации РФ благоволило к шведам: в феврале 2004 года Tele2 получил от ГКРЧ три разрешения на использование расширенного диапазона частот E-GSM в ряде регионов страны. Но в Москву холдинг не пускают ни под каким предлогом. Как прокомментировал это Стенберг, «есть разные вопросы, причем не только коммерческого характера, препятствующие нашему присутствию в Москве». Некоторое время назад Tele2 предложил компании «МегаФон-Москва» поработать вместе в рамках модели виртуального оператора мобильных услуг (MNVO), но дальше протокола о намерениях дело не пошло.

Как уже отмечалось, в Tele2 скептически смотрят на развитие сервисов мобильной передачи данных, но насчет лицензий на сети 3G у оператора — особое мнение. Стенберг утверждает, что имеет смысл выдать лицензии 3G отдельным региональным операторам, чтобы опробовать новые сотовые сети на ограниченной территории и распространить полученный опыт на всю страну. Боюсь, что если такая идея найдет поддержку в правительстве, быть тогда России первой «в истории развития телекоммуникационного рынка» страной, где сети третьего поколения используются исключительно для передачи голоса и SMS.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями