В конце 2003 года стало известно, что один из грандов мирового телекоммуникационного рынка — британская Cable & Wireless продает свой региональный бизнес и реструктуризируется, концентрируясь на работе с транснациональными корпорациями.

Возникло мнение, что C&W стала еще одной жертвой кризиса, наряду с обанкротившейся Global Crossing. Однако, в отличие от последней, ей все же удалось удержаться на плаву. Поскольку C&W работала и в России, нам показалось небезынтересным узнать о текущем состоянии дел и планах преемницы ее бизнеса — фирмы WideXs. Главный редактор Сетей Игорь Елисеев встретился с Артуром Щербой, генеральным директором компании «Связь ВСД», действующей в России под брэндом WideXs.

Какие активы перешли к WideXs в России после реструктуризации бизнеса группы Cable & Wireless?

История нашего холдинга насчитывает порядка 10 лет. В 90-е годы были созданы предприятия в Швеции, Нидерландах и Бельгии, работавшие под разными торговыми марками и купленные впоследствии корпорацией C&W. То, что случилось в 2003 году, по сути, означает обратный процесс выделения ION-IP из структуры C&W и обретения нами самостоятельности.

АРТУР ЩЕРБА: «Самый несовершенный сегмент телекоммуникационного рынка в России — это услуги передачи данных»

Российский бизнес является новым для группы компаний ION-IP; его ведет «Связь ВСД», зарегистрированная в Москве дочерняя компания C&W. Выделившись из структуры C&W, мы приобрели в вашей стране как некоторые материальные активы, так и определенную клиентскую базу. Из материальных активов стоит упомянуть IP-платформу для Internet-доступа, которая раньше функционировала под брэндом Russia.Net, инфраструктуру сервисов передачи данных (включая транспортную среду ATM и выделенные каналы в зарубежные сети), голосовой коммутатор Ericsson и специально оборудованный центр обработки и хранения данных в Москве. Сегодня наша деятельность в сфере предоставления услуг связи охватывает Москву и Санкт-Петербург.

Произошедшую реструктуризацию бизнеса C&W связывают с тем, что в результате кризиса отрасли телекоммуникаций группа компаний оказалась на грани банкротства. Так ли это на самом деле?

Не совсем. В целом корпорация C&W является прибыльной, но ее руководство посчитало, что она была недостаточно четко сфокусирована по основным направлениям бизнеса. Сама C&W решила сконцентрироваться на обслуживании транснациональных корпораций и крупных международных операторов связи. Нашей фирме было передано все остальное. WideXs сохранила тесное партнерство с бывшей материнской компанией, и при необходимости предоставления услуг за пределами покрытия европейской сети ION-IP мы обращаемся за поддержкой в C&W.

Обслуживать локальных клиентов и сервис-провайдеров сейчас выгоднее, чем работать на международном рынке?

Глобальные клиенты, безусловно, тоже приносят прибыль, но уровень маржи при обслуживании крупных международных операторов очень невелик. Кроме того, у нас абсолютно другая структура операционных расходов, чем у корпорации, насчитывавшей до разделения 40 тыс. сотрудников.

А сколько сотрудников сейчас в вашем российском офисе и сколько клиентов он обслуживает?

У нас около 100 локальных клиентов. Это и крупные международные компании, открывшие в России свои филиалы, и сервис-провайдеры, предоставляющие услуги доступа в Internet и передачи данных конечным пользователям. В штат «Связь ВСД» пока входят 20 человек, но мы занимаемся наймом новых работников.

Можете ли вы сказать что-то определенное о величине доходов вашей компании в России?

Рост бизнеса WideXs на территории вашей страны составляет около 50% годовых. А всего по группе компаний, отвечающих за Европейский регион, данный показатель ожидается на уровне 10% в год. Поскольку мы получили самостоятельность лишь в октябре 2003 года, мне кажется неуместным комментировать финансовые итоги за прошлый год, если этого не делает само руководство Cable & Wireless. Так что указанные цифры роста — это наши ожидания, но они строятся на основе аппроксимации реальных данных по развитию бизнеса.

Насколько независима «Связь-ВСД» от штаб-квартиры группы ION-IP в принятии стратегических решений?

Конечно, она зависит от европейского руководства, но имеет широкие полномочия по оперативному управлению, так как изначально «заточена» под особенности ведения бизнеса в России. Но в целом вектор ее развития совпадает с тем, чего хочет достичь штаб-квартира.

Какие, по вашему мнению, направления телекоммуникационной деятельности требуют сегодня от WideXs наибольшего внимания в нашей стране?

Я думаю, что самый несовершенный сегмент рынка — услуги передачи данных. Многие российские компании фокусируются на передаче голоса, причем этот сервис остается довольно прибыльным. Лишь несколько операторов предлагают полный пакет услуг связи, включая защищенную передачу данных, голос поверх IP и пр.

Одним из первых наших инвестиционных проектов состоял во внедрении технологии IP-VPN с поддержкой QoS и запуске соответствующего коммерческого продукта. Сеть IP-VPN — это одновременно выделенный (с точки зрения клиента) и разделяемый (с точки зрения оператора) ресурс, характеризующийся великолепной защищенностью. Мы предлагаем его по очень разумной цене.

В настоящее время примерно 40% трафика в этой сети приходятся на голосовые пакеты, а 60% — на низкоприоритетные данные.

Раньше любая западная компания с филиалом в России для доступа удаленных сотрудников к серверу финансовой информации требовала выделенного канала, но теперь она понимает, что это дешевле делать через IP-VPN. В то же время любой клиент может получать услуги Internet-доступа и пакетной телефонии.

Ваши тарифы на услуги передачи данных по IP-VPN дифференцируются в зависимости от класса обслуживания?

Разумеется. У нас предусмотрено три класса обслуживания и три уровня тарифов на передачу данных.

Что вы планируете предпринять в более-менее долгосрочной перспективе для развития бизнеса WideXs на территории России?

Наш первый шаг — расширение существующего центра обработки и хранения данных. Мы только что завершили строительство еще одного модуля площадью 100 кв. м, обеспечивающего услуги хостинга. Это — в дополнение к тому модулю, который занимает 200 кв. м и перешел к нам от C&W.

В процессе строительства находится другое помещение дата-центра, площадью 66 кв. м. А до конца 2004 года компания намерена ввести в эксплуатацию еще одну серию модулей общей вместимостью 300 кв. м. Причины, по которым этот процесс разбит на стадии, я думаю, очевидны. Строительство специальных защищенных модулей с поддержкой постоянного микроклимата, гарантированного электроснабжения и сервисного обслуживания требует времени, значительных инвестиций и тщательного экономического планирования.

Наверное, приоритетное развитие центра обработки данных продиктовано активным спросом на хостинг-услуги?

Сейчас наблюдается спрос как на классические услуги хостинга, так и на сервис Tele-Housing (размещение оборудования клиента на площадке провайдера — узле связи, к которому присоединены несколько операторов. — Прим. ред.). За последний год спрос на данный сервис увеличился более чем вдвое.

У всех на слуху известный проект Data Fort компании IBS, базирующийся в вашем дата-центре. Собирается ли WideXs сама предоставлять услуги аутсорсинга приложений?

Data Fort является крупнейшим проектом подобного рода. WideXs продолжит развивать инфраструктурную составляющую центров данных, но предоставление в аренду приложений и контента конечным пользователям не является нашей профильной деятельностью. Таким образом, аутсорсинговое направление бизнеса WideXs будет развиваться только совместно с российскими партнерами.

Какие инвестиции требуются для строительства дата-центра?

Для завершения проекта необходимо приблизительно 2 млн долл.

Вы назвали первый шаг в развитии российского бизнеса WideXs. А каковы второй и последующие?

Мы бы хотели расширять уже существующую сетевую инфраструктуру. Компания располагает двумя точками присутствия в Москве, которые являются центральными хабами для подключения к магистральным каналам. У нас есть и точка присутствия в Санкт-Петербурге, но, безусловно, мы хотели бы создать собственную оптоволоконную сеть в Москве и Санкт-Петербурге, чтобы «стать ближе» к конечным клиентам. Но это задача скорее завтрашнего дня.

В последнее время на рынке межоператорских расчетов сильно упали расценки на зарубежный трафик. Насколько, на ваш взгляд, серьезна данная тенденция и совпадает ли она с европейскими процессами?

Европейский рынок межоператорских расчетов стабилизировался. Средняя стоимость Internet-трафика в Европе составляет 150 долл. в месяц при подключении к порту 1 Мбит/с. В Москве расценки в четыре раза выше, и причина здесь кроется в разной стоимости магистральных каналов связи. Дело в том, что столица России находится, по европейским меркам, достаточно далеко от ближайшей точки международного обмена трафиком, скажем в Хельсинки. Соответственно, увеличивается стоимость создания и эксплуатационной поддержки внешних линий связи российских операторов.

Однако тенденции рынка таковы, что тарифы на международный трафик в Москве действительно падают. Операторы сдерживают свою доходность и, скорее всего, в ближайшее время мы достигнем минимально возможных тарифов на такие услуги.

Вы считаете, что будет достигнут европейский уровень цен?

Нет, расценки в вашей стране все равно останутся более высокими, поскольку из-за огромной территории и малой плотности населения затраты на предоставление связи в России конечному потребителю существенно выше, чем в Европе. Но уже сейчас средние тарифы на покупку Internet-трафика в Москве ниже, например, чем в странах Балтии.

Повлияло ли на снижение стоимости Internet-трафика позапрошлогоднее решение части российских ISP выйти из соглашения по бесплатному пирингу? Насколько мне известно, многие более мелкие провайдеры предпочли воспользоваться услугами зарубежных компаний.

Действительно, такие вещи происходили. И все потому, что получать Internet-трафик через международные каналы связи оказалось дешевле, чем вести взаиморасчеты с партнерами на местном уровне. Но при такой схеме работы неизбежно появление задержек пакетов данных в сети. Ведь на пути от Internet-сервера к конечному пользователю они проделывают огромный путь: из России пакеты транспортируются в один из европейских пиринговых центров, затем возвращаются обратно и лишь после этого терминируются в пункт назначения.

Мы сами никогда не посылали местный трафик за рубеж, но восприняли эту потребность российских провайдеров как дополнительное очко в свою пользу. Ведь соглашение между «РТКомм.РУ», «Голден Телеком» и «МТУ-Интел», о котором вы говорите, в первую очередь доставляет неудобство клиентам, разместившим серверы в их сетях. Такие серверы стали менее доступными для большинства российских пользователей.

Каковы ваши планы по числу пользователей на конец 2004 года?

А вышеупомянутый коммутатор Ericsson используется фирмой для собственных нужд или тоже участвует в обслуживании клиентов?

Пока мы пользуемся им только сами. Но WideXs занимается получением лицензии на предоставление услуг местной телефонной связи, так что станция Ericsson вскоре будет задействована для решения и таких задач.

Недавно WideXs проводила в Москве семинар с компанией KPMG, посвященный обеспечению непрерывности бизнеса клиентов. Расскажите, что именно вы предлагаете для решения данной проблемы.

Мы предоставляем клиентам инфраструктурную базу. Если компания в силу каких-то причин не хочет размещать телекоммуникационное оборудование на своей территории, мы можем расположить все, вплоть до узлов связи, на своих площадях. Наши специалисты обеспечивают электропитание, кондиционирование, связность оборудования с внешними сетями и т. д. И это только один род деятельности.

Иногда клиенты просят обеспечить резервирование их технических сайтов. Фактически они хотят получить точную копию той структуры сайтов, которая у них уже есть, для резервирования критически важных бизнес-функций. Например, они могут разместить в дата-центре сервер, который будет «зеркалировать» все финансовые сведения в режиме реального времени.

Еще одна услуга, которая может заинтересовать корпоративных клиентов, — организация на нашей территории небольших удаленных офисов (small office). Услуга популярна среди банков и прочих финансовых учреждений, но в последнее время интерес к ней проявляют и предприятия других отраслей.

Small office представляет собой отдельный модуль с оборудованными рабочими местами ИТ-сотрудников, который постоянно закреплен за тем или иным заказчиком. В чрезвычайной ситуации в основном офисе управление информационной службой предприятия автоматически переходит к малому офису, и жизнеспособность фирмы сохраняется. Мы предоставляем только техническую поддержку на уровне аппаратного комплекса, но данных и программного обеспечения не касаемся. Это — личное дело заказчика, его право на конфиденциальность информации.

В заключение хотелось бы услышать ваше мнение о вступившем в действие с 1 января 2004 года новом законе «О связи», который по-особому регламентирует деятельность зарубежных операторов.

На эту тему была долгая дискуссия на европейском уровне с представителями российских властей. Мы еще не знаем, каким будет исход переговоров. Возможно, последуют определенные ограничения на деятельность зарубежных компаний в области телефонной связи. Но я надеюсь, что правила, касающиеся деятельности операторов в сфере IP-услуг, останутся неизменными. Пока неясно, попадет ли IP-телефония в список регулируемых услуг.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями