Создание современных транспортных сетей для передачи мультимедийного трафика на базе технологии MPLS еще год назад считалось прерогативой смелых. В эту технологию верили, однако ее юный возраст не давал покоя скептикам, которые изо всех сил пытались разглядеть в ней проблемные точки. К таковым прежде всего относили совместимость оборудования разных производителей и, как следствие, трудности с обеспечением «прозрачной» стыковки различных сетей.

И вот в конце сентября российский оператор «ТрансТелеКом» на деле доказал возможность такой стыковки. Кроме того, председатель правления компании Виктор Ратников обнародовал новую, с точки зрения операторского бизнеса, концепцию. Чтобы обслуживать клиента, имеющего офисы во всех регионах мира, теперь совсем не обязательно быть глобальным оператором, таким как, например, Equant. Достаточным условием для предоставления сквозных услуг транснациональным корпорациям является поддержка несколькими региональными операторами единого стандарта MPLS.

Первая наземная стыковка MPLS-сетей между Европой и Азией состоялась благодаря усилиям компании «ТрансТелеКом» и гонконгского оператора Beyond the Network (BtN), входящего в телекоммуникационную группу PCCW. Межконтинентальное соединение наземных сетей, пролегающих по кратчайшему пути между Европой и Азией, можно считать эпохальным шагом в реализации стратегической бизнес-идеи альтернативных национальных операторов связи России — построить транзитный коридор для перекачки евроазиатского трафика и составить серьезную рыночную конкуренцию действующим «подводным» консорциумам.

На видеомосте между офисами «ТрансТелеКома» в Москве и BtN в Гонконге были озвучены любопытные цифры из аналитического исследования, проведенного Международным союзом электросвязи (ITU) в конце 2001 г. Согласно этим данным, суммарная емкость каналов связи между Европой и Азией не превышает 357,1 Мбит/с, тогда как США и Европу соединяют каналы пропускной способностью 56 241,2 Мбит/с, а США и Азию — телекоммуникационная «труба» шириной 18 716,5 Мбит/с.

Разумеется, такая диспропорция в емкости действующих каналов связи не соответствует соотношению объемов деловых операций между континентами, и 80% евроазиатского трафика проходили не по «кратчайшему пути», а через западное полушарие. В итоге протяженность соединений между европейскими и азиатскими офисами транснациональных компаний составляла не «положенные» 10-15 тыс. км, а все 20-25 тыс. км. Это не могло не отразиться на стоимости услуг и на качестве связи — из-за дополнительных задержек при прохождении пакетов.

Так было всегда, пока основной технологией, связывающей европейский и азиатский континенты, являлась VSAT. Дело в том, что прокладывать волоконно-оптические магистрали по политически нестабильной территории Ближнего и Среднего Востока у инвесторов не поднималась рука, а более-менее стабильная Россия не хотела интегрироваться с Мировым экономическим сообществом. Спутниковые же технологии налагали определенные ограничения, связанные как с пропускной способностью каналов, так и с величиной допустимой задержки.

Ситуация стала меняться, когда в нашей стране началась либерализация связной отрасли и рядом с признанным магистральным монополистом, «Ростелекомом», появились альтернативные операторы. «ТрансТелеКом» — первый такой оператор, начавший предоставлять услуги на базе IP-VPN в масштабах всей страны. Но главный толчок к развитию внешних связей с зарубежными компаниями произошел совсем недавно, во время поездки премьер-министра Михаила Касьянова в Китай. Там два великих «соседа» договорились совместными усилиями способствовать развитию экономик двух стран и противодействовать глобальному кризису, наступающему с Запада. А поскольку сегодня торговые операции немыслимы без телекоммуникационного обеспечения, время для стыковки российской и китайской магистральных сетей связи было выбрано как нельзя более удачно.

Уставший от кризиса Запад все чаще обращает взор на относительно процветающий Восток, что отражается в динамике объемов трансконтинентального трафика. Сейчас евро-

азиатское направление магистральной связи стало самым быстрорастущим в мире: если на текущий момент суммарная стоимость широкополосных и IP-услуг составляет 2 млрд долл., то к 2005 г. она достигнет 4 млрд долл.

Естественно, при сохранении данной тенденции любые инвестиции в построение трансконтинентальных транспортных сетей окажутся очень выгодными. Однако помимо географических преимуществ российским и китайским операторам нужно обратить внимание на ценовую политику, ведь им предстоит бороться за передел рынка транзитного трафика с могущественными международными консорциумами. Видимо, поэтому руководство «ТрансТелеКома» не спешит с объявлением тарифов на базовые услуги транзита и IP-VPN. Виктор Ратников подтвердил заинтересованность в работе с «ТрансТелеКомом» многих отечественных фирм, специализирующихся на экспортно-импортных операциях, но уточнил, что пока оператор обслуживает только 10-15 коммерческих клиентов.

Вернемся к технологической стороне стыковки двух сетей. То, что компании «ТрансТелеКом» и BtN первыми на континенте успешно соединили MPLS-сети, во многом было обусловлено отсутствие в инфраструктурах обоих операторов так называемых унаследованных технологий (X.25, frame relay, ATM и др.). В связи с этим не требовалось тратить время и деньги на поддержку нескольких устаревших инфраструктурных решений. Нужно было лишь установить и настроить сетевое оборудование, использующее единый стандарт MPLS.

Между тем, отметил вице-президент «ТрансТелеКома» Евгений Николаев, прошло не менее полугода, прежде чем стыковочные работы были завершены. Сложность заключалась не столько в необходимости обеспечения совместимости MPLS-маршрутизаторов, установленных в узлах российской и китайской сетей (по обе стороны границы работало оборудование Cisco), сколько в том, что необходимые настройки мультипротокольных меток могла поддерживать только новая версия IOS. Именно метки в сети MPLS определяют принадлежность пакета данных тому или иному клиенту, а значит, и класс обслуживания, маршрут передачи и прочие технические параметры. Задача усложнялась еще и тем, что в перспективе через данный стыковочный узел должен потечь транзитный трафик с сохранением заданных приоритетов и классов.

Впрочем, заместитель генерального директора московского представительства Cisco Systems Андрей Зюзин, который также участвовал в видеоконференции с Гонконгом, заявил, что по поводу проблемы совместимости MPLS-маршрутизаторов от разных производителей не стоит беспокоиться. На уровне базовой транспортировки разнородного трафика такое оборудование уже прекрасно «понимает» друг друга, о чем свидетельствуют недавно осуществленные межсетевые MPLS-соединения на территории США. А предоставление каких-либо дополнительных сервисов в сетях MPLS целиком находится в ведении операторов, которые так или иначе должны заниматься предварительными настройками оборудования. Кстати, в ближайших планах «ТрансТелеКома» — осуществление аналогичных межсетевых соединений на западных рубежах страны.


Поделитесь материалом с коллегами и друзьями