руководство СМАРТС изрядно испортило аппетит главе МТС Михаилу Смирнову
Говорят, беда не приходит одна. Cкандал с финансовой отчетностью энергетической компании Enron стал прелюдией к череде разоблачений. Подмоченной оказалась репутация и всемирно известных производителей (Xerox), и консалтинговых компаний (Andersen Consulting, PriceWatehouseCoopers), и банков (Citibank, JP Morgan Chase), и операторов связи. Массовое банкротство альтернативных поставщиков услуг, поразившее американский рынок в прошлом году, нашло продолжение в банкротстве Global Crossing и, наконец, в крушении WorldCom — второго по величине оператора дальней связи США.

Сообщение о прекращении деятельности данной фирмы последовало 22 июля — примерно через месяц после поступления известий о «неувязочках» в ее финансовых отчетах. Это событие могло стать полной неожиданностью для тех, кто еще не забыл масштабов рыночных сделок конца девяностых, осуществлявшихся WorldCom. Вспомнить хотя бы покупку корпорации MCI Communications за 37 млрд долл. Да и оборот WorldCom за прошлый год составил 35 млрд долл. Цифра весьма внушительная, даже если скорректировать ее на вскрывшиеся семимиллиардные приписки.

Банкротство WordlCom больно ударило по всему рынку услуг связи США, зато сыграло на руку конкурентам разорившейся фирмы, которые не преминули предложить свои услуги ее бывшим клиентам.

В Европе передел рынка тоже идет полным ходом, хотя и в связи с двумя другими событиями. 2 июня перестала функционировать сеть Ebone, принадлежавшая компании KPNQwest (дочернему предприятию американской Qwest Communications и голландской KPN), а ее владелец объявил о финансовой несостоятельности и распродаже активов. Еще через пару дней обанкротился другой транснациональный оператор магистральных сетей — Teleglobe Communications, учрежденный канадской фирмой Bell Canada Enterprises.

Какое-то время Ebone считалась крупнейшей опорной IP-сетью Европы, причем до прошлой осени ее развитием занималась некогда мощная телекоммуникационная империя GTS. Фирма KPNQwest приобрела ее на свою голову в октябре 2001 года, выложив за покупку 645 млн евро. По некоторым данным, эксплуатация телекоммуникационной инфраструктуры ежемесячно «съедала» 35 млн долл., из которых около 15 млн долл. уходило только на поддержку IP-доступа.

Доходы от предоставления услуг не покрывали издержек, и первое время разницу компенсировали фирмы-учредители. К концу мая и эти денежные потоки сильно «обмелели», особенно после того как американский «родитель» полностью отказался от финансирования своего детища. Примечательно, что после банкротства активы компании стали уходить с молотка буквально за бесценок. Так, шведская Telia приобрела французское подразделение KPNQwest всего за 3 млн евро, британский оператор Interoute согласился заплатить за основные емкости сети Ebone около 15 млн евро, наконец, в начале августа компания Antel Holdings, принадлежащая группе «МЕНАТЕП», объявила о покупке за 36,5 млн долл. активов KPNQwest в пяти странах Центральной Европы. Надо ли объяснять, что подобная распродажа не позволит даже покрыть задолженность перед кредиторами, составляющую 220 млн евро, — не говоря уже о возврате средств, потраченных в свое время на покупку Ebone. В число кредиторов, кстати, входят и производители оборудования (Ciena, Lucent, Nortel и др.), поддерживавшие строительство сети в форме товарных кредитов. Невозвращенную часть задолженности им теперь придется отнести к чистым убыткам.

Банкротство KPNQwest и Teleglobe имеет еще одно важное следствие. Оба оператора обслуживали крупные российские компании, причем если KPNQwest фактически работала только с фирмой Golden Telecom (которая принадлежала уже упоминавшейся GTS), то список российских клиентов бывшей Teleglobe более внушителен: это «Ростелеком», «Комстар», члены холдинга Antel, «МТУ-Информ», «МТУ-Интел», «Вэб-Плас» и др. По имеющимся сведениям, европейские коллизии практически не отразились на российских пользователях, поскольку операторы были заранее предупреждены о возможном прекращении работы IP-магистралей. Кто-то из них («Ростелеком») перенаправил трафик в альтернативные каналы, а кто-то («Комстар», «МТУ-Интел») расширил имевшиеся емкости.

Как и в США, исчезновение с европейского рынка двух операторов обратили в свою пользу их прямые конкуренты. Если верить сообщениям экспертов, большинство пользователей Ebone было «подхвачено» британской COLT Telecom и подразделением International Carrier шведской Telia (Telia IC); кое-что перепало компаниям Sonera и Cable & Wireless. В результате Telia стала крупнейшим поставщиком волоконно-оптических каналов в Европе, а после слияния с Sonera, которое может завершиться в начале осени, ее лидерство еще более упрочится.

Остается только держать кулачки за то, чтобы финансовые неурядицы обошли новую компанию стороной. А то список операторов, на которых в случае чего могут переключить свой трафик российские провайдеры, становится все короче и короче.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями