ВАЛЕРИЙ БУТЕНКО: «Нерасторопность органов государственного регулирования в присвоении частот приводит к экономическим потерям инвесторов»

Форум «Актуальные вопросы повышения эффективности использования национального радиочастотного ресурса», прошедший в Санкт-Петербурге под эгидой Национальной радиоассоциации (НРА), собрал свыше 100 представителей операторских компаний, органов государственного управления, силовых ведомств и профильных научно-исследовательских организаций. Среди многочисленных аспектов заявленной темы наиболее острыми оказались проблемы конверсии спектра и совершенствования механизмов управления его использованием.

Ресурс стратегического значения

По словам заместителя руководителя Департамента радио, телевидения и спутниковой связи Минсвязи РФ Станислава Глубокова, в настоящее время 96% радиочастотного спектра распределено в пользу российских «силовиков». Главными потребителями являются военная авиация и космические системы связи. Лишь 4% ресурсов используется в гражданских целях, причем часть из них относится к категории СИ (совместного использования). Последнее обстоятельство обусловливает особые требования к обеспечению электромагнитной совместимости (ЭМС) оборудования различных пользователей.

Диспропорция, серьезно осложнившая развитие современного рынка беспроводных систем связи, досталась России в наследство от распавшегося СССР. Как заметил главный специалист НПФ «Гейзер» Владимир Александров, в Советском Союзе радиочастотный спектр был «милитаризован», как и вся страна, а гражданские нужды учитывались по остаточному принципу. Когда на политической карте мира появились суверенные «осколки» СССР и образовались новые границы, Россия столкнулась с необходимостью заново координировать свои частотные планы с сопредельными государствами. Таким образом, в постперестроечную эпоху возникли дополнительные сложности управления внутригосударственными частотными ресурсами.

Непродуманная политика распределения спектра, проводившаяся в жизнь в прошлом десятилетии, привела к тому, что проблема стала еще более острой. Итоги печальны: несовершенство регулирующего законодательства, отсутствие прозрачных внятных процедур распределения частот, волокита с таможенным оформлением импортного оборудования и слабость позиций России в международных организациях электросвязи. В стране образовался дефицит невосполнимого стратегического ресурса, во многом определяющего рост рынка телекоммуникаций и экономики в целом.

Лакомый кусочек

Самая напряженная ситуация сложилась в диапазоне 900 МГц. Здесь дефицит ресурсов обусловлен широким развитием сетей сотовой связи стандарта GSM и использованием этой части спектра радиоэлектронными средствами (РЭС) посадки и навигации (РСБН/ПРМГ) военно-воздушных сил МО РФ.

По состоянию на май 2002 года в России выдано 520 лицензий на оказание услуг радиотелефонной связи в стандарте GSM. Поскольку на территории каждого субъекта РФ находятся не менее трех лицензиатов, ресурсы диапазона в полосах 890-915 и 935-960 МГц практически полностью распределены между пользователями. «Дальнейшее развитие сетей GSM возможно только за счет создания многодиапазонных сетей и освоения полосы частот 1800 МГц», — подчеркнул начальник отдела перспективного планирования радиочастот ФГУП «Главный радиочастотный центр» (ГРЧЦ) Павел Головлев. В большинстве регионов России эксплуатируются (или готовятся к вводу) в среднем две-три сети GSM, задействующие полосы частот 1710-1785 и 1805-1880 МГц. В целом по стране действуют свыше 40 таких сетей, еще 36 уже построены, а 56 сетей только проектируются. В условиях совместного использования с РЭС правительственного назначения (занимающими минимум две полосы по 8,0 МГц) на территории каждого субъекта РФ допустимо развернуть не более четырех-пяти полноценных сетей GSM-1800. Головлев констатировал, что в любом российском регионе смогут сосуществовать максимум три-четыре сети GSM-900/1800 и одна-две сети GSM-1800.

В ноябре 2001 года Правительство РФ издало распоряжение, направленное на преодоление сложившегося дефицита. В соответствии с этим документом военные системы радиомаяков ближней навигации должны быть переведены на использование международного диапазона и модернизированы; часть спектра освободится для нужд сотовой телефонии. Необходимо отметить, что аэродромные системы РСБН/ПРМГ эксплуатируют частоты 900 МГц почти 50 лет и являются их первичными потребителями, поэтому доводы военных о сложности конверсии данного диапазона вполне обоснованны. По утверждению заместителя начальника отдела ЦНИИ МО РФ Вячеслава Высочкина, перевести существующий парк оборудования РСБН/ПРМГ на функционирование в международном диапазоне 960-1215 МГц путем простого переназначения каналов технически невозможно. Частичный переход на участки 926,1-932,4 и 960,6-966,9 МГц реален лишь на отдельных аэродромах.

Внедрение радиомаяков нового поколения «Тропа-С» хотя и упрощает задачу обеспечения ЭМС с оборудованием телефонных компаний, но не решает ее полностью, поскольку для посадочной радиомаячной группы (ПРМГ) будут использованы те же каналы, которые задействуются операторами стандарта E-GSM. Кроме того, эксплуатация маяков «Тропа-С» затруднена в приграничных районах, где российских военных выталкивают из указанного диапазона зарубежные РЭС (например, телевизионные станции Польской республики). До урегулирования вопросов сопряжения на международном уровне МО вряд ли станет форсировать переоснащение аэродромных систем связи. Но и это не главное. Дело в том, что даже при соблюдении сроков и объемов финансирования конверсионной программы для полного перевооружения систем РСБН/ПРМГ Министерству обороны потребуется семь-десять лет, сообщил Высочкин.

Диапазон 2 ГГц, который планируется использовать для работы сетей третьего поколения UMTS, сегодня также загружен сигналами радиорелейных станций прямой видимости военного и гражданского назначения, систем космической связи и других РЭС. Как заявил исполнительный директор Национальной ассоциации 3G Андрей Скородумов, в этих условиях трудно рассчитывать на инвестиционную привлекательность российских проектов развертывания сетей нового поколения. Для высвобождения диапазона необходимо провести комплекс организационно-технических мероприятий. Помимо вывода потенциально несовместимых военных РЭС за пределы полос частот сетей UMTS, в нем предусматривается технологическая перестройка рабочих частот действующих РЭС.

Без сомнения, военному ведомству не под силу самостоятельно решить данную проблему, поэтому Скородумов предложил обязать будущих лицензиатов 3G участвовать в финансировании мероприятий по «расчистке» диапазона 2 ГГц. Однако пока реальные рычаги управления спектром находятся в руках МО, трудно быть уверенным в эффективном использовании выделяемых средств. По словам Скородумова, техническое задание на разработку Программы освобождения диапазона 2ГГц от действующих РЭС военного назначения уже более года рассматривается в Минобороны РФ. Сколько времени займет согласование самой программы и ее выполнение — остается только гадать. Между тем решение о выдаче лицензий операторам сетей 3G может быть принято Минсвязи уже в текущем году. Как заявил президент НРА Валерий Бутенко, нерасторопность органов государственного частотного регулирования в присвоении частот для проектируемых систем связи приводит к значительным экономическим потерям инвесторов.

Специалисты рекомендуют

Выход из сложившегося «радиотупика», как утверждается, состоит в совершенствовании частотно-территориального планирования гражданских и военных РЭС. Работы в этом направлении активно ведут исследовательские департаменты МО, Минсвязи, НПФ «Гейзер», а также другие заинтересованные организации. В значительной степени ослабить напряженность позволит разработка экономичного (с точки зрения потребляемых ресурсов) оборудования связи. Например, операторы GSM могут внедрять в отведенных полосах технологии динамического распределения (перераспределения) частот.

Но все эти полумеры не позволяют решить проблему кардинально. Частичная конверсия спектра не адекватна остроте его дефицита, поэтому в ближайшие пять — семь лет ожесточенная конкуренция за частоты в диапазонах 900, 1800, 2000 МГц сохранится, считает Александров. Он убежден в необходимости как полной демилитаризации механизмов управления радиочастотными ресурсами, так и создания вневедомственного органа, ответственного за их распределение. Существующая схема, в которой Государственной радиочастотной службе при Минсвязи РФ отведена роль статиста, контролирующего неполные 4% ресурсов, вряд ли в состоянии обеспечить развитие рынка беспроводной связи.

Кроме того, очевидно, что рациональное использование национальных радиочастотных ресурсов не может осуществляться без учета их коммерческой ценности. Однако поправки к закону «О связи», устанавливающие принципы оплаты, «завязли» в комитетах Государственной думы. Принятие этих нормативных актов могло бы дать импульс к полномасштабной ревизии и разработке федерального кадастра радиочастотных ресурсов, определяющего рыночную стоимость отдельных полос частот в различных регионах страны.

Основные положения итогового документа, принятого участниками форума, фиксируют проблемы в распределении радиочастотного спектра. Кроме того, они содержат рекомендации по совершенствованию законодательной базы в области либерализации механизмов присвоения частот, упрощения разрешительных процедур ввоза и эксплуатации оборудования беспроводной связи. Дефицит качества в управлении ресурсами провоцирует дефицит самих ресурсов — история стара как мир.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями