Невиданный рост числа преступлений на европейском рынке мобильной связи заставил Чарльза Бруксона, председателя международной Ассоциации GSM, прийти к выводу о том, что главной угрозой сетям 3G станут... вирусы

На традиционном, уже седьмом по счету бизнес-форуме «Мобильные системы», который состоялся в конце марта в российской столице, ведущие отечественные операторы рассказали о своей работе над построением опытных зон сетей третьего поколения и о тестировании соответствующего оборудования.

Верхушка айсберга

Хотя до широкого внедрения услуг 3G в нашей стране еще далеко, стремление телекоммуникационных компаний заранее проверить возможности оборудования, оценить размеры зон покрытия и варианты размещения базовых станций, определить затраты, с которыми будет сопряжено развертывание новой инфраструктуры, и разработать соответствующие бизнес-модели представляется вполне естественным. В конце прошлого — начале нынешнего года такую деятельность развернули все ведущие российские операторы сетей GSM и NMT-450.

Рассмотрение заявок в отраслевых организациях (вроде «Ассоциации 3G»), получение требуемых рабочих частот в ГКРЧ и разрешений на построение опытных зон в Минсвязи заняло считанные месяцы, что позволило большинству компаний оперативно смонтировать необходимое оборудование. При этом МТС и «Северо-Западный GSM» сделали ставку на продукты операторского класса корпорации Siemens и терминалы производства NEC, а в «Соник Дуо» решили воспользоваться продукцией фирмы Ericsson.

По свидетельству представителей компаний-операторов, основными задачами построения опытных зон были исследование функциональных возможностей оборудования и их соответствия требованиям, которые предъявляются к системам 3G, получение технических данных, необходимых для определения конфигурации будущих сетей, проверка работы базовых сетевых сервисов (передача голоса и данных), тестирование оборудования на электромагнитную совместимость с существующими системами различного назначения и подключение опытной зоны к взаимоувязанным сетям связи России (то есть организация выхода в ТфОП и Internet).

Пожалуй, наиболее наглядным результатом этой деятельности стала междугородная видеоконференция, проведенная между двумя пользователями мобильной связи стандарта UMTS на февральской выставке «Норвеком 2002» (см. Сети, 2002, № 6, с. 11). Передача видео была организована с применением стандарта MPEG-4, в качестве терминального оборудования использовались продукты компании Qualcomm. «Видеозвонок» поддерживался специальным приложением, запущенным на ноутбуке и базировавшимся на технологии коммутации каналов.

По свидетельству Игоря Акулинина, директора отдела стратегического развития ЗАО «Соник Дуо», сеанс видеоконференц-связи по сети 3G стал вторым в мире: пальму первенства Россия уступила только Японии, где принципиальная возможность организации подобного сервиса была подтверждена на практике в конце 2001 года. Стоит заметить, однако, что уже через пару недель, на ганноверской выставке CeBIT 2002, трансляцию видео по сети 3G продемонстрировали уже несколько компаний, правда, преимущественно в пределах собственных стендов. Скорость передачи в этих не вполне реалистичных условиях превышала 1 Мбит/с.

Показатели быстродействия, полученные отечественными операторами сетей GSM в развернутых ими опытных зонах, оказались значительно меньшими — в среднем они составляли 100 Кбит/с. Похожие величины обнародовал на форуме и представитель «Московской сотовой» (опытная зона построена по стандарту IMT-MC-450): пиковое значение — 153,6 Кбит/с, среднее — 93,2 Кбит/с (в восходящем направлении). Нетрудно увидеть, что все это больше смахивает на возможности сетей 2,5G, а не 3G, хотя известно, что реальная скорость передачи данных в тех же сетях GPRS в три-четыре раза уступает заявленному максимальному значению 144 Кбит/с.

Бизнес-форум «Мобильные системы» традиционно дополняет выставка, на которой операторы и поставщики демонстрируют последние технологические достижения

Компания «Соник Дуо» намеревалась провести в апреле коренную реконструкцию построенной ею опытной зоны, в частности перейти на протоколы пакетной коммутации. В результате, по оценкам специалистов фирмы, пропускная способность сети должна составить 384 Кбит/с в нисходящем (к абоненту) и 64 Кбит/с в восходящем (от абонента) направлениях. То, какую пропускную способность удастся достичь в реальных сетях 3G, пока остается тайной за семью печатями. Очевидно, она будет зависеть от двух ключевых факторов — степени загруженности сети (то есть популярности новых сервисов у абонентов) и плотности базовых станций.

В ожидании попутного ветра

Несмотря на шумиху вокруг сетей третьего поколения, не утихающую вот уже несколько лет, реальная судьба этой затеи никому не известна. Полное фиаско, которое потерпели в различных странах услуги на основе протокола WAP, было воспринято самыми серьезными экспертами и операторами как первый звоночек. Задержки с внедрением технологии GPRS заставили их насторожиться еще больше.

Основная проблема заключается в том, что, в отличие от сетей второго поколения, переход к GPRS и тем более к 3G связан с принципиально новыми сервисами. Если услуги голосовой связи сегодня воспринимаются как нечто само собой разумеющееся (и в этом отношении мобильный терминал выглядит как удобный заменитель обычного телефона), то с высокоскоростной передачей данных, а тем более мультимедиа-трафика все гораздо сложнее. Во-первых, потребность в такой передаче испытывают далеко не все обладатели мобильных телефонов. Во-вторых, работа в Internet даже для заядлых киберпутешественников сопряжена с рядом неудобств, так что предложение соответствующих услуг ими может быть воспринято весьма скептически. По единодушному мнению большинства операторов, пока еще не найдено приложение (или класс приложений), способное гарантировать востребованность услуг 3G массовым потребителем.

В нашей стране непривычность мобильных услуг передачи данных выражена, что называется, в квадрате. Так, каждый российский абонент в среднем отправляет 7—10 SMS-сообщений ежемесячно (цифры разнятся в зависимости от региона и оператора), для стран Западной Европы этот показатель составляет уже 30—35, а для Японии 300—320 сообщений. Другими словами, к использованию новых сервисов психологически наиболее подготовлено население Страны восходящего солнца.

Определенный оптимизм вселяют результаты исследования европейской аудитории, опубликованные компанией Materna Communications. Как показали опросы, около 56% респондентов уже сегодня пользуются мобильными информационными услугами, причем четвертая часть этих услуг предоставляется на платной основе. Отметим, что 64% опрошенных желают получать на свои сотовые телефоны аудио- и видеоконтент; примерно столько же не прочь заплатить за это дополнительно. Кроме того, 65% участников опроса заинтересованы в получении информации о своем банковском счете (например, предупреждений о возможном овердрафте), и почти 70% готовы «скачивать» на экран мобильного терминала купоны, дающие право на скидки при покупке билетов в театры или кино.

Вопрос, однако, заключается в том, о какой ежемесячной сумме идет речь, поскольку, как показывает опыт оказания услуг фиксированного широкополосного доступа, для европейской аудитории ценовой фактор имеет не последнее значение. Например, как сообщил на форуме Шагит Резников, директор службы новых технологий и услуг компании МТС, в Западной Европе средний доход с одного абонента сети мобильной связи составляет сегодня около 40 евро (некоторые аналитические фирмы, например Analysys, указывают меньшие значения — на уровне 27—28 долл.). При этом европейские абоненты в среднем готовы платить еще 28 евро ежемесячно за получение дополнительных услуг. Для бизнес-пользователей соответствующие показатели составляют 110 и 47 евро. Вот почему операторы планируют адресовать новые сервисы в первую очередь бизнес-пользователям, а также молодежи, которая традиционно проявляет повышенный интерес к развлекательным услугам и общению средствами мультимедиа.

Тем не менее не приходится сомневаться в том, что первые несколько лет после запуска сетей 3G в коммерческую эксплуатацию операторы будут получать до 75% своего дохода от голосовых услуг. Что же касается принципиально новых сервисов, то среди возможных категорий — мобильная коммерция, информационные услуги (в частности, связанные с местонахождением абонента), мобильный офис и другие мобильные приложения, общение посредством EMS или MMS, развлечения — многие операторы и производители оборудования сотовой связи особые надежды возлагают на услуги, имеющие отношение к передаче видео.

Не исключено, что через несколько лет на видео будет приходиться львиная доля трафика сетей 3G. Однако, прежде чем наступят эти светлые времена, предстоит урегулировать отношения с поставщиками соответствующего контента, готовыми не только создавать такой контент, но и отвечать за его актуальность, локализацию, персонализацию, адаптацию к техническим особенностям мобильных терминалов и т. д.

Новый передел

Ориентация сетей 3G на предоставление контента (в противоположность традиционным телефонным функциям) означает, что телекоммуникационным компаниям придется существенно скорректировать сегодняшние бизнес-модели. Появление в отношениях между оператором и абонентом третьей стороны в виде контент-провайдера ставит на повестку дня вопросы об авторских правах и об отчислениях за предоставленный контент. Согласно некоторым оценкам, отдельные операторы будут вынуждены отдавать этим провайдерам до 80% суммарного дохода, получаемого от эксплуатации систем третьего поколения — ситуация, не имеющая ничего общего с характерной для сегодняшних сетей GSM.

Конечно, реальный размер платежей будет зависеть от уровня конкуренции (как между операторами, так и между самими контент-провайдерами), от востребованности тех или иных услуг и ряда других факторов. Скажем, в сети i-Mode японского оператора NTT DoCoMo, которая во многих отношениях стала прообразом систем 3G, продукция 258 контент-провайдеров обеспечивала генерацию 42% трафика, а страницы 2500 других поставщиков — только 18% трафика. Кроме того, оператор может получать дополнительный доход от сбора рекламы, которая будет передаваться на абонентские терминалы вместе с основным контентом (подробнее см. Сети, 2002, № 7, с. 6).

Как бы то ни было, операторам в любом случае придется научиться жить на те 20—30% суммарного дохода, которые останутся в их распоряжении. И это при том, что расходы на развертывание и эксплуатацию систем 3G окажутся во много раз большими, чем затраты при организации сегодняшних сетей GSM.

Непосильная ноша

Колоссальные расходы подстерегают операторов в буквальном смысле на каждом шагу. Как показали тесты, проведенные компанией «Московская сотовая», в основанных на стандарте IMT-MC-450 сетях третьего поколения радиус зоны покрытия, которая обслуживается одной базовой станцией, при наличии прямой видимости может достигать 120 км. Понятно, что в реальной сети, особенно развернутой в зоне городской застройки, базовые станции потребуется устанавливать гораздо ближе друг к другу, тем не менее расстояния между ними будут измеряться в километрах.

Операторам сетей UMTS придется гораздо хуже. Переход в 2-гигагерцевый рабочий диапазон заставляет сделать существенные поправки на возросшее затухание сигнала. Как показывают расчеты, для устойчивого обслуживания абонентов в районах их массового скопления (в крупных городах) базовые станции надо устанавливать на расстоянии 100—200 м друг от друга, то есть чуть ли не на каждом втором доме. Нетрудно прикинуть, сколько оборудования придется завозить операторам, например, в столичный регион.

По предварительной информации производителей, базовые станции для систем 3G будут стоить дороже аналогичных GSM-устройств. Массовое распространение услуг высокоскоростной передачи данных приведет к росту интенсивности трафика, а это в свою очередь потребует модернизации опорной сети. Добавьте сюда расходы на проектирование, закупку биллингового и управляющего ПО — и обеспокоенность операторов популярностью и прибыльностью будущих услуг покажется более чем обоснованной.

Запад нам не указ?

На фоне жесточайшей конкуренции российских операторов мобильной связи трудно представить себе, чтобы ради снижения финансового бремени они пошли на формирование стратегических альянсов. А вот в странах Западной Европы, где затраты операторов порядка на два больше тех, что предстоят нашим фирмам, выход был найден именно в развитии партнерских отношений.

Напомню, что за получение лицензий на построение сетей 3G 12 операторов из Германии, Италии и Великобритании выложили в общей сложности 90 млрд евро. Согласно данным, опубликованным в еженедельнике Business Week, на сегодняшний день стоимость 3G-лицензии на душу населения, усредненная по 25 странам мира, равна 65 долл. В трех упомянутых государствах этот показатель составил 441 долл. Другими словами, только 12 европейских операторов переплатили за лицензии ни много ни мало 77 млрд долл.

Шесть немецких победителей национального частотного аукциона уже затратили 51 млрд евро на построение инфраструктуры сетей 3G. В самое ближайшее время к ним прибавится еще 8 млрд евро. Эти астрономические суммы приходится списывать со счетов на фоне общего экономического спада, а также бдительного контроля со стороны инвесторов за расходованием средств, особенно ужесточившегося после банкротства Enron и Global Crossing.

Стремясь хотя бы частично смягчить остроту финансовых проблем, ведущие европейские операторы мобильной связи стали всерьез рассматривать возможность совместного владения сетевой инфраструктурой. Процесс заключения партнерских соглашений на этой почве стартовал в начале прошлого года и, кажется, далек от завершения (табл. 1).

Совместное владение ресурсами может принимать разные формы — от коллективного использования пассивных элементов (помещений, мачтовых опор, систем кондиционирования, питающих электросетей и других инженерных коммуникаций) до разделяемого доступа к базовым станциям (B-узлам в терминологии 3G). В последнем случае каждый оператор получает возможность контролировать только те частоты, на которые у него имеется лицензия. Не исключено также совместное владение сетевыми контроллерами, коммутаторами и маршрутизаторами.

Публикуемые оценки экономии средств, которой удастся достичь на этом пути, разнятся от источника к источнику. Так, аналитики немецкого оператора VIAG Interkom полагают, что совместное владение инфраструктурой позволяет сократить расходы на 20—30%. Другие эксперты оценивают размеры экономии на этапе развертывании сети в 40%, а в процессе ее дальнейшей эксплуатации — в 14%.

Новую бизнес-модель поддерживают и регулирующие ведомства, например немецкое RegTP и британское Oftel. Однако, вопреки ожиданиям, RegTP пока не разрешает разделять выданные частоты между конкурирующими операторами. Тем не менее последние надеются на выход документа, который законодательно закрепит совместное владение всей сетью 3G, а главное, на возврат части средств, ранее уплаченных за независимые лицензии. Без подобных решений компании рискуют просто физически не успеть удовлетворить те жесткие требования, которыми сопровождалась выдача лицензий на сети 3G в разных европейских странах (табл. 2).

Как видно из этой таблицы, предоставление услуг 3G в Европе должно начаться ближайшей осенью. На роль пионеров пророчат Бельгию и Испанию. Рекордные темпы готовы поддержать и производители. Во всяком случае, на выставке CeBIT 2002 один из руководителей фирмы Nokia заявил прессе, что первая сеть 3G будет торжественно запущена в коммерческую эксплуатацию в полдень 26 сентября этого года.

В России ситуация с сетями третьего поколения довольно туманна. Процесс распределения частот еще не начался, более того, неизвестно даже, на каких условиях лицензии будут выдаваться. Министр связи и информатизации Леонид Рейман недавно высказался в том смысле, что для необъятной России вполне достаточно четырех лицензий на сети 3G, но подведомственное ему министерство пока не торопится реализовать даже это весьма прозрачное указание.

Впрочем, может, оно и к лучшему. Посмотрев, как пойдут дела на Диком Западе, наши операторы набьют себе меньше шишек, а глядишь, и деньжат сэкономят.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями