Неоднократные попытки Роспатента в 2000 — 2001 годах усовершенствовать законодательство РФ о товарных знаках достаточно спокойно воспринимались общественностью. Надо — значит надо!

Валерий Мордвинов (ecospas@peterlink.ru), вице-президент Ассоциации патентоведов Санкт-Петербурга

Например, всем известно, что в Государственной думе РФ в первом чтении в декабре 2001 года прошла поправка к Закону о товарных знаках: «Нарушением прав владельца товарного знака также признается несанкционированное использование товарного знака во Всемирной компьютерной сети Интернет, в том числе в наименовании домена.» Оппоненты (большей частью из числа администраторов доменных имен) в этой поправке усмотрели, прежде всего, возможность «обратного захвата доменов». Но всплеск эмоций быстро прошел, когда стало ясно, что удовольствие при «обратном захвате» — весьма сомнительное. Недавнее тридцатикратное повышение пошлин за регистрацию товарных знаков, введенное с подачи Роспатента постановлением Правительства РФ от 14 января 2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Положение о пошлинах» вполне отрезвляюще подействовало на потенциальных злоумышленников, а у законопослушных граждан может надолго отбить охоту заниматься товарными знаками вообще.

Но если уж законы рынка заставляют тратить деньги на рекламу и средства индивидуализации, то делать это нужно с умом! Поэтому все тонкости весьма противоречивой системы регистрации товарных знаков в настоящее время пристально исследуются многими деятелями Internet-бизнеса, для которых еще совсем недавно не существовало никаких проблем по взаимной увязке правовых отношений между товарными знаками и доменными именами.

Много общих признаков у словесных товарных знаков и доменных имен, но и отличий не меньше. Следует отметить, что в наше время вполне законно могут сосуществовать тождественные товарные знаки, зарегистрированные для неоднородных товаров или даже для однородных, но в разных странах. А еще возможны совпадения некоторых товарных знаков из-за ошибок экспертизы. Разобраться в этом в случае судебного конфликта бывает трудно по объективным причинам. Базы данных о зарегистрированных товарных знаках пока еще далеки от идеала и не все из них общедоступны. В частности, базу данных о товарных знаках РФ можно посмотреть на сайте Федерального института промышленной собственности (ФИПС) www.fips.ru только при наличии предварительно оплаченного пароля. При этом будут доступны только зарегистрированные товарные знаки, начиная с 1991 года. Сведения о заявках продаются Роспатентом только по специальному письменному запросу с предоплатой.

Базы данных доменных имен принципиально открыты, и уникальность доменного имени поддерживается техническими средствами на международном уровне. Уникальность домена — суровая жизненная необходимость, и при регистрации доменного имени не предусмотрена процедура анализа перечня услуг или товаров, производимых заявителем. Заявитель доменного имени не обязан в принципе заниматься предпринимательской деятельностью.

При регистрации товарного знака исключительно для лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, «возможны варианты» по более чем сорока классам Международной классификации товаров и услуг (МКТУ). В действовавшей до конца 2001 года редакции МКТУ-7.3 было 42 класса. В 2000 году Комитетом экспертов Специального союза по Международной классификации товаров и услуг была принята восьмая редакция, которая вступила в силу с 1 января 2002 года. Классов стало больше — 45.

Теоретически новая редакция МКТУ объективно должна быть обусловлена развитием научно-технического прогресса и появлением новых товаров и услуг. Однако появление трех новых классов МКТУ вовсе не говорит о том, что в новой редакции МКТУ учтены, например, революционные изменения в области информационных технологий и соответствующих услуг. Можно сказать о том, что проведены скорее косметические преобразования: прежний сборный класс 42 (как иногда говорили — «мусорная корзина» МКТУ) разделен на четыре новых класса. Кроме того, на международном уровне были согласованы многочисленные мелкие дополнения и редакционные изменения отдельных рубрик почти во всех остальных классах МКТУ, которые частично были апробированы в ходе последовательных изменений седьмой редакции МКТУ.

Примерно с сентября 2001 года редакция МКТУ-7.3 была представлена в свободном доступе на сайте ФИПС. Однако надежды на своевременное опубликование в Internet восьмой редакции на русском языке не оправдались. Роспатент пока ограничился выпуском бумажного пятитомника тиражом в 640 экземпляров, а соответствующий CD-диск ожидается во втором полугодии 2002 года. Впрочем, уже 10 января в Internet появились неофициальные версии новых классов, практически ничем не отличающиеся от официального бумажного оригинала. Кроме того, можно свободно воспользоваться английской и французской версиями МКТУ-8, размещенными на сайте ВОИС (Всемирной организации интеллектуальной собственности) www.wipo.org.

Интересна стратегия Роспатента по применению МКТУ на «переходный период»: в случае поступления заявок с датой приоритета более поздней, чем дата вступления в силу восьмой редакции, но с перечнями заявляемых на регистрацию товаров и услуг, проклассифицированными по седьмой редакции, заявителям будет предложено вносить изменения в классификацию заявленных товаров и услуг и заплатить при установлении такой необходимости соответствующую пошлину (см. статью заместителя директора ФИПС Алексеевой О. Л. «О введении в действие 8-й редакции МКТУ», журнал «ИС. Промышленная собственность», № 1 за 2002 год).

Может быть, именно здесь собака зарыта: бюджету нужны деньги заявителей? Ведь с 18 января 2002 года размер пошлин для отечественных заявителей товарных знаков увеличен более чем в 30 раз!

И любое изменение заявки выливается теперь в сумму 1500 рублей при стартовой цене 8500 рублей. Плюс 1500 рублей за каждый упомянутый в заявке класс МКТУ, плюс за выдачу свидетельства еще 10000 рублей.... Самое смешное, что изменение пошлин оправдывалось Роспатентом со ссылкой на многочисленные требования международных организаций об установлении равных условий для отечественных и иностранных заявителей на территории РФ. Получилось как всегда: платить отечественные заявители станут «на равных условиях», а доступ к официальной информации будут иметь по-прежнему ограниченный в отличие от своих зарубежных коллег.

Оправдались ли надежды общественности на существенные изменения в МКТУ? Скорее всего — нет.

С позиции пользователя сети Internet видны следующие изменения:

  • Впервые в мировой практике в российском переводе МКТУ появилось прямое упоминание слова «Интернет», которое вошло даже в алфавитный перечень, а в систематическом перечне упоминается целых четыре раза: в рубрике 360072 «Операции» банковские через Интернет, в рубрике 380037 «Обеспечение телекоммуникационного подключения к Интернету», в рубрике 380039 «Телеконференции (Интернет)», в рубрике 380040 «Обеспечение доступа в Интернет (услуги провайдеров)».
  • Трижды используется слово «интерактивный»: в рубрике 350084 «Интерактивная реклама в компьютерной сети», в рубрике 410091 «Публикация интерактивных книг и периодики», в рубрике 410094 «Обеспечение интерактивными электронными публикациями».

Простому человеку, наверное, трудно понять, чем же отличается суть услуг по рубрикам 380037 и 380040, а также по рубрикам 410091 и 410094. Скорее всего, переводчики очень торопились, и совершенно разные (в оригинальном тексте МКТУ) услуги превратились в удивительно «сходные до степени смешения».

С помощью МКТУ-8 по-прежнему не удастся ответить на сакраментальный вопрос российского судьи, что такое домен: товар или услуга? В новой редакции не появилось понятие «доменное имя», а его, пожалуй, ждали больше всего... Зато в систематическом перечне можно отыскать рубрику 420020 «Hosting computer sites (web sites)», которая переводится как «Размещение веб-сайтов».

При переводе МКТУ на русский язык были внесены редакторские поправки отдельных рубрик, целесообразность которых вызывает сомнение. Например, рубрика 420177 «Computer system analysis» в последней редакции переводится как «Анализ компьютерных систем», а в предыдущей 7.3 как «Компьютерный системный анализ». Рубрика 420197 «Computer programs (Duplication of -)», отсутствующая в редакции 7.3, переводится как «Размножение компьютерных программ» — какой прекрасный эротический эвфемизм! А ведь вполне могли бы перевести грубо и непристойно: «Компьютерное пиратство». Рубрика 420203 «Data conversion of computer programs and data [not physical conversion]» переводится как «Преобразование данных и информационных программ (не физическое)». Откуда взялись информационные программы и что они означают в данном контексте?

При анализе самого МКТУ-8 можно сказать, что немногочисленные Internet-услуги разбросаны по многим классам. Это скорее хорошо, чем плохо. Хотя не обошлось и без курьезов: рубрика 390094 «Хранение данных или документов» попала в класс 39 «Транспортировка; упаковка и хранение товаров; организация путешествий». Это там, где упоминаются склады, вагоны, паромы, самолеты... Возникает естественный вопрос, что же из себя представляют «данные» — товар или услугу? Начинающему судье при разборе столкновения прав на товарный знак и доменное имя лучше не задаваться этим вопросом.

Тем не менее платить за регистрацию товарного знака пользователям Internet придется несколько больше (строго пропорционально числу заявленных на регистрацию классов), но теперь у экспертов Роспатента исчезнут даже минимальные основания для ассоциации Internet-услуг исключительно с телефонными проводами в 38-м классе.

В завершении краткого обзора в связи с тем, что действующая редакция МКУТ не последняя, хочется выразить надежду, что в состав Комитета экспертов Специального союза под эгидой ВОИС войдет опытный пользователь Internet и в редакции МКТУ-9 с классификацией Internet-услуг наступит полная ясность.

Ведущий рубрики «Бизнес и право» — Виктор Наумов (nau@mail.iias.spb.su), сотрудник Санкт-Петербургского института информатики и автоматизации РАН, http://www.russianlaw.net

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями