Сегодня мы решили провести блиц-опрос известных российских юристов, которые по роду своей деятельности занимаются практическими аспектами регулирования отношений в отрасли информационных технологий и телекоммуникаций. Каждому из опрашиваемых были заданы следующие вопросы.
1. Какие три события в сфере регулирования телекоммуникаций и ИТ (а также в сфере информационного права в целом) начиная с 1999 года (именно тогда все начали активно заниматься регулированием и «регулированием») произвели на вас наиболее сильное позитивное или негативное впечатление?
2. Назовите три, с вашей точки зрения, наиболее полезных, активно применяемых и юридически проработанных нормативно-правовых акта в сфере информационных отношений, телекоммуникаций и Internet.
3. Перечислите (до трех включительно) наиболее значимые юридические проблемы в сфере информационных отношений, телекоммуникаций и Internet, способы решений которых у вас на настоящий момент отсутствуют.
Михаил Якушев
Михаил Якушев — руководитель рабочей группы по юридическим вопросам Союза операторов Интернет (m.yakushev@ globalone.ru)

1. Во-первых, к сожалению, беспрерывная (начиная с 1999 года) борьба различных государственных ведомств, общественных и «полуобщественных» организаций за право «рулить» доменом .ru. Этот процесс еще не завершился и пока рано давать ему какие-либо однозначные оценки. Но ясно, что его результаты способны весьма существенным образом сказываться на событиях, происходящих в российском Internet.

Во-вторых, за эти годы так и не был принят ни один серьезный закон, направленный на стимулирование развития телекоммуникаций и ИТ в нашей стране. На фоне все ужесточающегося регулирования (новые правила лицензирования, закон об ЭЦП и т. д.) главным становится правило «каждый должен спасаться, как умеет».

В-третьих, у регулирующих органов наконец появилось понимание того, что Internet и отрасль ИТ не должны быть какой-то «особой» сферой регулирования, а также что операторы и пользователи информационных услуг вовсе не существуют в некоем «безвоздушном» правовом пространстве. Эту тенденцию следует отнести к положительным изменениям. Конечно, сочинить очередной законопроект про «интерсеть» и, пользуясь своими лоббистскими возможностями, «пропихнуть» его через Госдуму намного легче, чем применять к складывающимся правоотношениям действующую законодательную базу и думать над тем, как адаптировать ее к реалиям информационного века. К счастью, таких попыток становится все меньше.

2. Таковых, на мой взгляд, нет. Может быть, что-то привнесет новая редакция закона о связи, но какой именно она будет в окончательном виде — сейчас трудно прогнозировать. Действующие законы («Об информации и информатизации», «О международном информационном обмене» и т. д.) на практике фактически не применяются. Закон об ЭЦП в принятой редакции можно назвать «социально полезным» лишь с известными допущениями. Прочие законопроекты, по крайней мере, явно не являются качественно проработанными с юридической точки зрения и, в частности, именно по этой причине так и не становятся законами.

3. В сфере информационных отношений это неясный правовой статус информации и информационных ресурсов как объектов гражданского права. Подчеркиваю, речь здесь идет о содержательной информации, а не о форме ее представления, охраняемой нормами авторского права. В сфере телекоммуникаций — облегчение деятельности операторов, снятие неоправданных лицензионных и сертификационных ограничений. Данная проблема существует и в таких видах деятельности, как защита информации. Указанная область зарегулирована почти до такой же степени, как производство термоядерного оружия.

В сфере Internet остается нерешенной важная проблема фиксации юридических фактов и событий, а также задача идентификации участников сетевых отношений. Подходы могут быть разные, в том числе совершенно непривычные для регулирования «традиционных» отраслей.

Станислав Петровский
Станислав Петровский - юрист компании "Объединенная Энергия" (rosins @online.ru)

1. Прежде всего, это принятие федерального закона «Об электронной цифровой подписи» в сжатые сроки без учета множества замечаний и анализа работоспособности принимаемого документа. Видимо, в нашей стране все еще действует принцип «хорошо все, что быстро».

Не меньше удивила безусловно одобрительная реакция общественности на действия Дмитрия Склярова. Общественная «поддержка» взлома защиты электронных книг показывает глубинную неготовность социума к осознанию того, что сфера телекоммуникаций и ИТ является частью цивилизованного мира с присущими ему правовыми возможностями и ограничениями.

Наконец, не могу не отметить принятия ФЦП «Электронная Россия». Это событие может способствовать существенному прорыву как в части оснащения органов власти средствами ИТ, так и в части совершенствования законодательного регулирования отрасли инфотелекоммуникаций.

2. По-моему, в данной сфере лучше всего работает общеправовое законодательство — Гражданский кодекс, ФЗ «О связи» и т. п. Видимо, время качественно проработанных и активно применяемых нормативно-правовых актов, регулирующих конкретную сферу ИТ и телекоммуникаций, пока не наступило.

3. Юрисдикция действий, совершаемых в Internet; споры, связанные с использованием доменных имен; отсутствие практических механизмов защиты от нарушений авторских прав и причинения ущерба чести, достоинству или деловой репутации при распространении информации через Internet.

Валерий Мордвинов
Валерий Мордвинов - вице-президент Ассоциации патентов Санкт-Петербурга (ecospas @peterlink.ru)

1. «Благое» намерение Роспатента усовершенствовать закон «О товарных знаках», которое выразилось в официальных предложениях, направленных в 2000 году на согласование Министерству РФ по связи и информатизации. Одно из предложений выглядело так: «Включить в порядок регистрации наименований доменов в домене ?.ru? ... необходимость представления заключения о том, что обозначение, тождественное или сходное до степени смешения с обозначением, которое предлагается использовать в качестве наименования домена, не охраняется в РФ в качестве товарного знака иного лица или не подана заявка на регистрацию этого обозначения в качестве товарного знака на имя иного лица».

Вторая попытка Роспатента оказалась более успешной. В конце 2001 года в Госдуме в первом чтении прошла известная поправка к закону «О товарных знаках».

На мой взгляд, вполне достаточно действовавшего ранее законодательства. В соответствии с п. 2 ст. 4 закона РФ «О товарных знаках...» «нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного до степени смешения, в отношении однородных товаров».

Если наши законодатели не установили еще, что такое доменное имя, достаточно считать его «иным введением в хозяйственный оборот» привычного для законодателя товарного знака. А самое печальное — могут появиться основания и впредь требовать буквального толкования в законе «О товарных знаках» всех неожиданных сюрпризов, проистекающих из творчества создателей Internet-контента.

2. Пресс-коммюнике ВОИС, принятое в Женеве 3 сентября 2001 года. Содержащиеся в нем рекомендации могли бы стать первой ступенью процесса гармонизации национальных законодательств в области средств индивидуализации.

3. С развитием Internet названия доменов все больше вступают в противоречие с товарными знаками. Возможность такого противоречия проистекает из отсутствия связи между системой регистрации товарных знаков, с одной стороны, и системой регистрации названий доменов — с другой. Аналогичные проблемы накапливаются (особенно в России) между системой регистрации товарных знаков (на государственном уровне) и системой регистрации фирменных наименований (на региональном уровне). Было бы замечательно, если бы мировое сообщество в целях гармонизации законодательства о средствах индивидуализации согласованно пришло к принятию тезиса «доменное имя — наиболее удобное для потребителей средство индивидуализации и будущая основа товарных знаков и фирменных наименований XXI века». В этом случае лично у меня не возникало бы проблем при определении соотношения товарных знаков и доменных имен.

Денис Лазарев
Денис Лазарев - юрист компании "Парк-Медиа" (den@ parkmedia.ru)

1. Как ни странно, это событие, которое ни на чем не скажется. Речь идет о принятии закона «Об электронной цифровой подписи». Считаю, что данный факт никак не повлияет на практику применения ЭЦП. Случаи практического использования ЭЦП, известные на данный момент, как правило, не подпадают под действие закона. Таким образом, те пользователи, которые уже работают с ЭЦП, скорее всего, смогут это делать и в дальнейшем — без каких-либо затруднений. Развитие сети удостоверяющих центров — малореальная перспектива, особенно в сочетании с теми постановлениями правительства, которые инициирует ФАПСИ.

К положительным событиям следует отнести принятие программы «Электронная Россия», поскольку это один из немногих случаев, когда наше государство взялось решать проблему комплексно. Что же касается правовой части программы, она изначально содержит, по сути, только один пункт — разработку концепции правового регулирования. Я считаю, что это гораздо важнее, чем создать три варианта закона «Об электронной коммерции» и пять вариантов закона «Об электронной цифровой подписи».

2. Наиболее полезный нормативно-правовой акт — поправка в закон «О товарных знаках», хоть как-то решающая проблему киберсквоттинга.

3. Я не стал бы говорить, что сейчас выявились какие-то особые юридические проблемы в сфере информационных отношений. Если проанализировать весь спектр спорных вопросов, то выяснится, что для каждой проблемы существует как минимум один юридический способ решения. Соответственно, регулирование сферы ИТ возможно на основе действующего законодательства.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями