Всем известно, что Россия — страна сырьевая и богатая полезными ископаемыми. Но ее уникальное географическое положение является не менее ценным природным ресурсом, чем залежи нефти или руды. Кратчайший путь из Европы в Азию пролегает через нашу страну, которая к тому же более спокойна в политическом отношении, чем государства Ближнего и Среднего Востока. Сокращение пути, по которому транспортируются грузы или информация, означает экономию времени, а последний фактор в современных условиях стал едва ли не решающим для успешного ведения бизнеса. Вот почему российские естественные монополии, чья деятельность исторически простирается от западных границ страны до Тихого океана, не могли не воспользоваться принадлежащим им «правом прохода» по кратчайшему трансконтинентальному маршруту.
Ирина Гришанова: «Если МУС Энергетики удастся в рамках единой инфраструктуры создать опорную межрегиональную сеть и в то же время дотянуться до конечного пользователя, это станет прецедентом в российском телекоммуникационном бизнесе»

Превращение потенциального ресурса в реальные деньги — это, как говорится, дело техники, однако у каждого монополиста существует свое видение проблемы и свой бизнес-план. Первыми к делу создания транзитной телекоммуникационной магистрали приступили железнодорожники, изрядно попортив нервы отраслевому монополисту «Ростелекому». Отечественные энергетики выбрали более осторожную тактику: они не замахнулись сразу на «святая святых» ростелекомовского бизнеса — услуги международной связи, хотя было очевидно, что определенная работа в этом направлении также ведется. И вот наконец занавес упал, и отечественному рынку предстал новый брэнд «ЕЭС-Телеком». Главный редактор журнала «Сети» Игорь Елисеев встретился с коммерческим директором Московского узла связи энергетики (МУС энергетики) Ириной Гришановой, чтобы выяснить, каковы сегодняшние цели и задачи РАО ЕЭС, связанные с развитием телекоммуникационной деятельности.

Давайте начнем с того, какие события предшествовали образованию «ЕЭС-Телекома». Как известно, у РАО ЕЭС существовали различные планы создания подведомственной телекоммуникационной компании. Была попытка наладить этот бизнес под эгидой фирмы «ЭнифКом», затем инициатива перешла к ГВЦ энергетики, а теперь мы наблюдаем превращение МУС энергетики в дочернего оператора связи «ЕЭС-Телеком». С чем связаны такие изменения в политике РАО ЕЭС?

Появление «ЕЭС-Телекома» знаменует начало реализации планов РАО ЕЭС по продвижению телекоммуникационных услуг, предоставляемых энергетическим холдингом, под единой торговой маркой. Таково правило рынка: поставщик услуг должен быть узнаваемым, а торговая марка — запоминающейся. Как мне представляется, название «ЕЭС-Телеком» отвечает этим требованиям. Организационно же вся деятельность, связанная с развитием телекоммуникационного направления, закреплена за МУС энергетики. Так сложилось, что телекоммуникационные потребности МУС энергетики и всего РАО практически совпадали и по объемам, и по значимости с точки зрения бизнеса. МУС всегда занимался развитием ведомственной инфраструктуры телекоммуникаций, поэтому нет ничего удивительного в том, что сейчас мы пишем бизнес-планы создания коммерчески окупаемой сети и выходим с ними на правление РАО ЕЭС.

Потребности в связи РАО ЕЭС удовлетворяются десятками дочерних предприятий, а всего в телекоммуникационной сфере акционерного общества трудится свыше 20 тыс. человек. По статистике ежегодно порядка 25 — 30 млн долл. затрачивается на аренду каналов связи, чуть меньше поглощают услуги Internet, а на телефонию приходятся еще большие расходы. Консолидировав эти затраты у одного заказчика (допустим, у МУС энергетики), холдинг мог бы экономить значительные средства — хотя бы на получении скидок за объем и комплексное обслуживание. Однако предстоящее внедрение автоматической системы контроля и учета электроэнергии (АСКУЭ) приведет к перестройке бизнес-процессов и увеличению потребностей в услугах связи почти в десять раз.

Два года назад флагманом телекоммуникационного направления РАО ЕЭС являлась фирма «Энифком», 51% акций которой принадлежали энергетикам, а остальные 49% — компании «Российская телекоммуникационная сеть» (РТС), давнему стратегическому партнеру холдинга и ряду финансовых инвесторов. Но поскольку «Энифком» не была 100-процентной «дочкой» РАО ЕЭС, процесс консолидации активов в рамках единого заказчика был сильно затруднен. В конце 2000 года на совещании у Анатолия Чубайса была принята концепция перевода всех телекоммуникационных ресурсов и соответствующего бизнеса РАО в ведение МУС энергетики.

В чем состоит предложенный МУС энергетики бизнес-план развития ведомственной телекоммуникационной сети?

Когда создавалась фирма «ЭнифКом», было принято решение о строительстве первичной корпоративной сети связи, рассчитанной на 212 узлов и позволяющей удовлетворить нужды всех центральных и региональных энергетических компаний. Излишки канальной емкости предполагалось продавать сторонним клиентам и тем самым окупать расходы на ее строительство и эксплуатацию. Сейчас мы разрабатываем проекты строительства сетей связи, которые обеспечат поддержку как наших технологических нужд, так и коммерческих задач, то есть предоставление услуг внешним заказчикам. Это разные проекты, преследующие различные бизнес-цели, хотя их реализация и подразумевает использование единой магистральной сети.

Сейчас ведется переоборудование МУС энергетики (как центрального узла сети «ЕЭС-Телеком»), что обеспечит подключение всех российских регионов. Перевооружение производится и на техническом, и на организационном уровне. Мы очень серьезно занимаемся кадровыми и управленческими вопросами.

Мы уже начали осуществлять региональную программу, подключив к МУС опорные узлы связи в Нижнем Новгороде и Иркутске. Вообще говоря, региональное развитие телекоммуникаций является для нас приоритетным направлением деятельности. Мы пошли по принципиальному пути создания филиалов «ЕЭС-Телекома», а не дочерних предприятий, поскольку первая организационная структура нам кажется более прозрачной и управляемой. При этом мы встречаем поддержку и понимание со стороны местных энергетических компаний. А всего до конца 2002 года планируется открытие пяти региональных филиалов «ЕЭС-Телекома».

При реализации проекта построения коммерческой сети мы опираемся в первую очередь на сотрудничество с местными энергосистемами. Дело в том, что ими уже созданы современные телекоммуникации, охватывающие значительные территории. Во многих регионах внедрены технологии радиодоступа и проложено оптоволокно. Везде существуют привязки к телефонным сетям общего пользования, а на стыках используются цифровые коммутаторы. Узлов передачи данных несколько меньше, но они все же есть и еще строятся. Самое любопытное, что полезная нагрузка связной инфраструктуры не превышает 10-15%, поэтому в своих планах мы, конечно же, должны учитывать имеющийся карт-бланш и вовлекать в проект недозагруженные ресурсы. Это позволит достаточно быстро и при минимальных капитальных затратах разворачивать операторскую деятельность на региональных рынках.

На магистральном уровне РАО ЕЭС тоже располагает определенными резервами. В 1998 году «Ростелеком» проложил оптоволокно от Иркутска до Хабаровска по линиям электропередач (ЛЭП), принадлежащим РАО ЕЭС. За право прохода по этим линиям связисты сначала расплачивались «темными» волокнами, но потом условия контракта были изменены и энергетикам была выделена некоторая канальная емкость во всей магистральной сети «Ростелекома». Таким образом, мы можем заказывать организацию соединения между любыми точками на карте России.

Естественно, магистральных ресурсов, которые выделены РАО ЕЭС по соглашению с «Ростелекомом», нам хватит только на первое время, а в дальнейшем предстоит рассмотреть возможность сотрудничества с другими операторами, обладающими собственными оптическими линиями связи. Кроме того, в недрах РАО ЕЭС готовится проект строительства собственной магистральной сети на территории России. Ее топология представляет собой две трассы «восток — запад» с шестью вертикальными перемычками между ними, что призвано обеспечить полное резервирование каналов связи во всех направлениях. По мере ввода в эксплуатацию ведомственной сети мы, безусловно, будем переключаться с арендованных каналов на собственные.

В последнее время много говорят о том, что ведомства должны объединять свои усилия, чтобы использовать уже имеющиеся ресурсы более эффективно. Например, «ТрансТелеКом» проложил вдоль железных дорог 40 тыс. км оптического кабеля, пропускная способность которого в обозримом будущем вряд ли окажется задействованной в полной мере. Почему бы энергетикам не договориться с железнодорожниками о совместной эксплуатации этих магистралей, вместо того чтобы строить еще одну первичную сеть?

РАО ЕЭС выбрало принципиально иной путь, чем тот, по которому пошел «ТрансТелеКом», принявший решение о самостоятельном финансировании строительства магистральной сети. Если бы мы стояли перед выбором: арендовать каналы связи или инвестировать средства в создание собственной инфраструктуры, то не исключено, что мы бы предпочли по-прежнему их арендовать. Вопрос состоял бы только в анализе рыночной конъюнктуры, цен и условий соглашений — т. е. того, насколько они позволяют предоставлять конечному пользователю конкурентоспособные услуги. Но более года назад РАО ЕЭС заключило контракт с зарубежной компанией FTA на строительство магистральной сети, проходящей по всей территории России, и эта фирма нашла внешних инвесторов. FTA получила право прохода по ЛЭП, и тогда же началось финансирование работ по проектированию и оформлению телекоммуникационной сети.

Сейчас подходит к концу второй этап инвестирования, и если он завершится в намеченные сроки, то уже в первой половине 2002 года начнутся строительные работы. Финансированием проекта занимаются в основном западные компании, которым интересен транзит трафика через территорию России. По соглашению между FTA и РАО ЕЭС инвесторы получат возможность пропускать транзитный трафик из Европы в Азию по кратчайшему пути, а взамен энергетикам будет предоставлена емкость каналов для работы на территории России. Идея совместного с западными инвесторами проекта заключалась именно в том, что российская сторона будет «вкладывать» не живые деньги, а лишь свое право на использование линий электропередач.

Со сроками реализации проекта FTA увязываются и наши собственные планы. Получить свои магистральные каналы связи и выйти из-под зависимости внешних поставщиков услуг для нас очень важно. Если МУС энергетики удастся в рамках единой инфраструктуры создать опорную межрегиональную сеть и в то же время дотянуться до конечного пользователя, то это станет прецедентом в российском телекоммуникационном бизнесе. Ведь до сих пор операторы занимались только предоставлением в аренду магистральных каналов либо только обслуживанием конечных потребителей. Смешанная модель телекоммуникационного бизнеса должна обеспечить «ЕЭС-Телеком» определенные преимущества на рынке.

Какие потенциальные потребители услуг связи попадают, с вашей точки зрения, в категорию конечных пользователей?

В первую очередь имеется в виду корпоративный сектор, но в связи с поэтапностью развития регионального бизнеса рано или поздно мы обязательно станем предоставлять услуги индивидуальным пользователям. К ним относятся и телефонная связь по предоплаченным карточкам, и Internet-телефония, и услуги Internet-кафе. Более того, мы сможем понести и определенную социальную нагрузку, подключая к сети общего пользования различные «медвежьи углы» на карте страны, где строятся электростанции и рабочие поселки. После того как ГРЭС вводится в строй, она превращается в некое градообразующее предприятие. Нам кажется вполне логичным обслуживать появляющиеся населенные пункты, поскольку их подключение к телефонной сети и Internet не существенно повышает капитальные затраты на предоставление услуг связи данному градообразующему предприятию.

Планируется ли предоставление услуг местной телефонной связи населению крупных городов? Иначе говоря, располагает ли «ЕЭС-Телеком» свободной номерной емкостью?

Разумеется, и здесь существуют две возможности. Во-первых, все региональные энергосистемы имеют выход в сети общего пользования и располагают номерными емкостями, выделяемыми местными телефонными операторами. Поэтому вопрос о предоставлении услуг местной телефонии на том или ином уровне решен практически во всех регионах. Вдобавок там, где все еще используются аналоговые станции, проводятся работы по «цифровизации» сети и улучшению качества связи.

Во-вторых, около года назад операторам топливно-энергетического комплекса был выделен внегеографический код «477». Он официально закреплен за «Газтелекомом», но, согласно официальной документации и решениям ГКС, этот код распределен между МУС Энергетики, «Газтелекомом», «СвязьТрансНефтью», «Уголь-Телекомом» и рядом других компаний.

«Газтелеком» уже начал развитие данного кода, и он введен в действие на территории Москвы и области. МУС Энергетики активно сотрудничает с этим оператором в целях дальнейшего распространения внегеографического кода на территорию российских регионов. Скорее всего, в ближайшее время будет подписан контракт, который станет регламентировать распределение номерной емкости между ведомственными операторами. «Газтелеком», по всей вероятности, будет осваивать южное направление, где у него проложены газопроводы, а мы начнем развивать код «477» в Сибири и на Дальнем Востоке. Код рассчитан на 8 млн номеров, и я думаю, что в перспективе такой емкости окажется достаточно для реализации любых проектов РАО ЕЭС.

Какими телекоммуникационными ресурсами располагает МУС энергетики в настоящее время?

МУС имеет около 6 тыс. телефонных номеров МГТС и четырехзначную внутриведомственную нумерацию, благодаря которой обслуживаются еще порядка 10 тыс. абонентов. В нынешнем году мы вместе с МГТС планируем «цифровизировать» свое оборудование и перейти на номерной индекс «710», параллельно увеличив абонентскую базу еще на 3 тыс. номеров. Для внутримосковских потребностей этого количества номеров должно хватить, а дальнейшее развитие телефонных услуг мы видим в расширении внутриведомственной нумерации и развитии кода «477».

Кроме того, МУС Энергетики уже более трех лет занимается предоставлением услуг передачи данных и доступа в Internet, но соответствующие абонентская база и объемы трафика пока невелики (насчитывается буквально несколько десятков клиентов). Недавно мы переоборудовали доступ к Internet, создали узел Internet-телефонии, что позволит нам по мере прихода в новые регионы предлагать там весь комплекс услуг связи. Теперь мы можем рассчитывать на весьма существенный рост абонентской базы буквально в течение ближайшего года.

На конференциях, посвященных ведомственным сетям связи, мне не раз доводилось слышать о плачевном состоянии систем технологической связи и необходимости огромных средств на их реконструкцию. Так считает и начальник Центрального диспетчерского управления (ЦДУ) РАО ЕЭС Виталий Ишкин. Между тем, вы утверждаете, что даже региональные энергокомпании располагают цифровыми наложенными сетями и современными технологиями доступа. Как стыкуются между собой эти противоречивые сведения?

На самом деле и та и другая информация соответствуют действительности. В задачи ЦДУ входит обеспечение чисто технологической связи, тогда как наша цель — стать коммерческим оператором. В числе прочего мы собираемся предоставлять современные цифровые услуги и для нужд технологической связи РАО ЕЭС. Поэтому, когда речь заходит о большом проценте устаревшего аналогового оборудования в ведомственной сети энергетиков, имеются в виду те каналы связи, которые служат для передачи голоса или данных линии электропередач и соединяют между собой буквально каждую силовую подстанцию. Их протяженность составляет сотни тысяч километров. Словом, технологическая связь присутствует везде, где построены ЛЭП.

«ЕЭС-Телеком» не собирается обеспечивать современной цифровой связью каждую подстанцию. Если поставить перед собой именно такую задачу, то реализация проекта будет возможной только при бюджетном финансировании, но Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК) такой проект никогда не утвердит. Поэтому МУС Энергетики приходится последовательно выбирать те участки сети, которые могут быть реально окупаемыми, и развертывать на их базе предоставление коммерческих услуг.

Безусловно, оба проекта (модернизации технологических линий связи и организации коммерческой сети) взаимосвязаны. Первые подключения региональных узлов в Нижнем Новгороде и Иркутске показали, что 25% емкости магистрального канала сразу же отдается под нужды технологов, и только оставшиеся 75% мы готовы продавать внешним клиентам. Разумеется, с ростом потребностей технологической связи и с внедрением АСКУЭ пропускная способность опорной сети будет увеличиваться.

Каковы источники финансирования, объемы инвестиций и сроки окупаемости проекта «ЕЭС-Телеком»?

К 2004 году МУС энергетики предполагает организовать предоставление услуг связи в 60 городах России, что следует из бизнес-плана развития проекта «ЕЭС-Телеком». Данные задачи являются реально выполнимыми, а сам проект — коммерчески окупаемым, поэтому под его реализацию мы берем обычные кредиты. Часть необходимых кредитных сумм предоставляют банки, часть — поставщики оборудования, но в целом это — стандартная коммерческая схема, которая не предусматривает вложения ни рубля бюджетных денег.

Одновременно РАО ЕЭС занимается модернизацией сети технологической связи, чья структура частично совпадет с топологией коммерческой сети «ЕЭС-Телеком». Однако придется прокладывать к большинству ее узлов «последнюю милю» и размещать оконечное оборудование. Этот проект будет иметь преимущественно бюджетное финансирование и проходить обязательное утверждение в ФЭК.

Первый раунд инвестиций в «ЕЭС-Телеком» совсем небольшой, порядка нескольких миллионов долларов. К сожалению, я не уполномочена называть точные цифры. Малый объем финансирования возможен благодаря наличию недоиспользованных телекоммуникационных активов в регионах. Окупаемость первого этапа проекта должна быть достигнута менее чем через два года. На втором этапе, целью которого станет более глубокое проникновение компании на региональные рынки и расширение спектра услуг, планируется привлечь порядка 50 млн долл.

C какими поставщиками оборудования и системными интеграторами работает МУС Энергетики?

Наше подразделение взаимодействует со множеством производителей и поставщиков оборудования, и, естественно, за прошедшие годы уже сложились определенные предпочтения. Но, если дело касается какого-либо крупного проекта, мы всегда объявляем тендер. Причинами этого являются не действие Федерального закона о проведении конкурсных торгов на закупки для госнужд, а наличие определенных внутриведомственных инструкций, в которых данная процедура четко и явно прописана.

Что же касается системной интеграции, МУС Энергетики имеет собственные лицензии на проектирование и строительство телекоммуникационных сетей. Другими словами, МУС способен выступать в качестве полноценного системного интегратора, хотя и не столь известного на рынке, как некоторые столичные компании. Поэтому инженерные и проектные работы осуществляются силами своих же сотрудников. Это тем более правильно, что оборудование закупается у поставщиков напрямую, а чем крупнее контракт, тем меньше его удельная стоимость. В то же время мы хорошо знакомы со всеми системными интеграторами, и вполне вероятно, что они тоже будут привлекаться на отдельных участках работ.

В завершение хотелось бы все-таки задать сакраментальный вопрос: будут ли энергетики конкурировать с железнодорожниками и связистами на рынке услуг дальней связи?

По контракту с FTA оператор «ЕЭС-Телеком» имеет право предоставлять клиентам услуги международной связи (это может быть как доступ к Internet, так и телефония), если хотя бы один из его абонентов находится на территории Российской Федерации. Так что передача трафика из России в зарубежные страны и наоборот не исключена, но транзит трафика по магистральной сети — не наша епархия. Так что конкурировать с «Ростелекомом» или «ТрансТелеКомом» на уровне транзитных услуг мы не сможем хотя бы по юридическим соображениям. Зато на уровне предоставления услуг конечному пользователю, особенно в регионах, мы готовы с этими компаниями и конкурировать, и сотрудничать.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями