Спору нет, путешествовать с мобильным телефоном удобно. Автоматический роуминг, который предоставляют операторы сотовой связи, позволяет абонентам совершать деловые и личные звонки, не вспоминая о географических координатах и расстояниях. «Вспомнить все» роумеру придется позже, при получении счета за оказанные услуги. Наперекор законам рыночной экономики их стоимость почти не меняется во времени и на порядок превышает базовые тарифы в домашней сети.

Крупнейшие национальные операторы GSM реализуют вполне дружественную тарифную политику для собственных абонентов, находящихся у себя дома. Любой тарифный план содержит необходимую информацию о ценах на внутрисетевой роуминг, которые периодически снижаются. Положительные изменения здесь обусловлены непрерывным соперничеством операторов за лидерство на рынке.

Так, «МегаФон» заявляет о намерении создать единое тарифное пространство на всей лицензионной территории. Регионы, в которых действует сеть МТС, поделены на Европейскую и Сибирско-Дальневосточную роуминговые зоны, где действуют зеркальные в отношении друг друга расценки (практикуется одинаковая стоимость звонков для «европейцев», путешествующих за Уральским хребтом, и для «азиатов», посещающих европейскую часть России). В зоне обслуживания «ВымпелКома-Р» для роумеров действуют единые тарифы, но к ним добавляется различная междугородная составляющая при исходящих вызовах дальней связи. Для столичных абонентов «Би Лайн GSM» предусмотрены отдельные тарифы на внутрисетевой роуминг. Хоть и запутанно, но при желании все же можно разобраться, сколько стоит минута разговора в режиме роуминга: все зависит от «зоны прописки», местонахождения абонента при совершении звонка и направления вызова.

Дело обстоит совершенно иначе, если абонент находится в зоне действия чужих «гостевых сетей», с оператором которой у «домашнего» оператора подписано соглашение о межсетевом роуминге. В данном случае обсуждать дружественность тарифной политики операторов по отношению к роумерам как-то не поворачивается язык. Непонятно, почему на фоне общего снижения базовых тарифов и беспрецедентного роста числа пользователей мобильной связи операторы не торопятся снижать расценки на услуги межсетевого роуминга. А разница в стоимости однотипных услуг у различных операторов порой достигает 100%. Для того чтобы проиллюстрировать ситуацию, достаточно привести два примера: стоимость минуты разговора при входящем звонке для абонента «МегаФон» в Австралии равна 1,5 долл., а в Ульяновске — 1,29 долл. Цена входящих звонков для абонентов «Би Лайн GSM» и МТС, находящихся в республике Беларусь, составляет 1,63 и 0,78 долл. соответственно. Понять логику расчетов стоимости услуг и определить затраты самих операторов подчас не представляется возможным.

НЕУДОБНАЯ ТЕМА

Чтобы прояснить ситуацию, нам пришлось обратиться к лидерам сотового рынка — компаниям «ВымпелКом», МТС и оператору сети «МегаФон» в Московском регионе «Соник Дуо». Необходимо отметить, что комментарии ответственных должностных лиц этих фирм оказались на редкость скупыми, а пресс-служба МТС вообще не сочла нужным ответить на запрос нашей редакции. Тема явно неудобна для открытого и всестороннего обсуждения. Буквально каждая ступень формирования цены роуминговых услуг содержит коммерческую тайну, а ядро расчетов за предоставленные услуги скрыто от посторонних глаз в недрах биллинговых систем.

Технически процесс формирования счета за роуминговые звонки выглядит следующим образом: операторы ежедневно получают от партнеров по роумингу так называемые «входящие» ТАР-файлы с информацией о звонках абонентов в «гостевых» сетях. Соответственно информация о звонках «гостевых» абонентов в зоне действия собственной сети накапливается в «исходящих» ТАР-файлах. После загрузки этих файлов оператор, как правило, сверяет содержащиеся в них данные с информацией о звонках, поступившей с собственного коммутатора.

По утверждению ведущего специалиста по тарифной политике «Соник Дуо» Михаила Чумакова, в компании «МегаФон» эти данные обрабатываются ежедневно, после чего абоненту выставляется детализированный счет. Но расшифровать счет и понять, как и за что начислена сумма к оплате, — задача не из легких. Скажем, в роуминговом счете «Би Лайн GSM» не указывается базовый тариф «гостевой» сети, к которому «прикрепляется» роумер, и не отражены действующие для него льготы. Кроме того, счет содержит незнакомые абоненту позиции, например «маршрутизация оператора» и «стоимость сервера». Как заявил первый заместитель технического директора «Соник Дуо» Игорь Парфенов, каждый оператор вправе решать самостоятельно, в какой именно форме детализировать счет, а непонятливым роумерам все разъяснят в абонентской службе. Однако это сомнительно, поскольку полная расшифровка хранит в себе святая святых роуминговой политики операторов — доходность данных услуг. А значит, говорить о прозрачности биллинга можно лишь условно.

Вне границ секретности находятся лишь принципиальная схема формирования тарифов и приблизительный список сопутствующих затрат оператора на организацию услуг межсетевого роуминга. В общем случае цена услуг складывается из величины межоператорского тарифа (Inter-Operator Tariff, IOT), по которому обслуживаются вызовы абонентов в «гостевой» сети, и наценки оператора «домашней» сети. К полученной сумме «домашний» оператор добавляет стоимость сопутствующих затрат: платежи операторам дальней связи за пропуск трафика, расчеты с информационными и клиринговыми компаниями.

INTER-OPERATOR TARIFF

По словам Парфенова, IOT должны устанавливаться равными базовым тарифам принимающего оператора. Однако каждая компания имеет целую линейку тарифных планов, поэтому возникает справедливый вопрос о том, какой именно тариф операторы принимают за базовый. Как и следовало ожидать, принцип выбора такого тарифа оказался коммерческой тайной. В частности, это подтверждается заявлением Парфенова: «Величина IOT является предметом постоянного торга между компаниями-операторами. В зависимости от того, какие аргументы приводит та или иная сторона в переговорах, и решается вопрос об их значении».

Эту позицию разделяют и в «ВымпелКоме». Руководитель службы по связям с общественностью Михаил Умаров отметил, что «взаимоотношения с роуминговыми партнерами строятся на взаимовыгодной основе». А поскольку процесс «строительства взаимоотношений» никем не регулируется, абонентам остается только надеяться на так называемое «обеспечение баланса экономических интересов поставщиков и пользователей услуг связи».

О том, в какой степени на размер IOT влияет величина абонентской базы, сообщил советник генерального директора «Соник Дуо» по информационным вопросам Роман Проколов: «Так как тариф IOT зависит и от партнеров по роумингу, а далеко не у всех местных операторов наблюдается заметный рост абонентской базы, то общая тенденция снижения цен при росте количества пользователей не обязательно работает в данном сегменте рынка».

Величина наценки домашнего оператора регулируется решениями Международной ассоциации операторов GSM — Working Document on the initial findings of the Sector Inquiry into Mobile Roaming Charges 29-JUN-2001 и IOTSC Handbook Inter-Operator Tariff (IOT) Implementation Handbook Version 3.1.0. Согласно этим документам предельная маржа для членов Ассоциации (а таковыми являются абсолютное большинство российских операторов GSM) не может превышать 15%. И «ВымпелКом», и «Соник Дуо», разумеется, заявили о соблюдении ими международных правил игры.

Дополнительные затраты, о которых сообщили участники опроса, включают в себя оплату за пропуск (перемаршрутизацию) трафика абонентов при роуминге через магистральные сети операторов дальней связи. В России такие услуги предоставляют прежде всего ОАО «Ростелеком» и ЗАО «Межрегиональный ТранзитТелеком» (МТТ). Причем условие присоединения к транзитным сетям этих операторов, по словам Михаила Чумакова, продиктовано концепцией развития систем сотовой подвижной связи общего пользования РФ. Проще говоря, альтернатива здесь отсутствует.

Известно, что при установлении тарифов на пропуск трафика своих партнеров «Ростелеком» учитывает эксплуатационные затраты на содержание собственной сети связи. При этом в нашей стране используется схема перекрестного субсидирования, при которой низкие тарифы на местные телефонные звонки компенсируются повышенными расценками на доступ к междугородной и международной связи. Подобная практика отнюдь не способствует снижению цен на межсетевой роуминг.

Что касается МТТ, его акционерами являются все тот же «Ростелеком», а также питерский холдинг «Телекоминвест» и МГТС. О том, что МТТ покровительствует Минсвязи РФ, написано достаточно и добавить тут нечего. Расчеты сотовых компаний с ЗАО «Межрегиональный ТранзитТелеком» осуществляются на договорной основе и никак не регулируются. При этом доля компании на рынке дальней связи неуклонно растет. По состоянию на 1 февраля 2001 года МТТ предоставляла услуги транзита трафика 42 операторам стандарта NMT-450 и 37 операторам стандарта GSM. Общая абонентская база операторов NMT-450 и GSM, подключенных к сети МТТ, составляла 2,6 млн пользователей.

«Соник Дуо» и «ВымпелКом» отказались комментировать тарифы своих партнеров по дальней связи — «Ростелекома» и МТТ. Информация о том, насколько «весома» надбавка за пропуск трафика при расчете стоимости национального и международного роуминга, так и осталась тайной за семью печатями. Однако на пресс-конференции, состоявшейся в ноябре прошлого года, президент МТС Михаил Смирнов напрямую связал высокую стоимость услуг межсетевого роуминга с тарифами операторов дальней связи: «Есть некоторая постоянная составляющая, которую формируют ?Ростелеком? и ?Связьинвест?. Их цены, как правило, имеют тенденцию к росту в рублевом эквиваленте. Мы это учитываем, поэтому снижение межсетевых роуминговых тарифов менее заметно, чем при внутрисетевом роуминге, когда мы оперируем только со своей себестоимостью и можем пойти на какие-то решительные и радикальные шаги».

В числе других дополнительных затрат, связанных с организацией роуминга, в «ВымпелКоме» назвали оплату за пропуск сигнального трафика, вознаграждения клиринговым домам, аренду выделенных каналов связи, выплаты GRX-провайдерам (в случае предоставления GPRS-роуминга), затраты на тестовые SIM-карты и т. д. Разумеется, доля дополнительных затрат в формировании роуминговых расценок тоже оказалась коммерческой тайной. Полагаю, читателю не стоит объяснять, как легко можно играть с себестоимостью «скрытых» составляющих. Не исключено, что именно в этом звене надежно скрыт от посторонних глаз один из принципов роумингового тарифообразования.

КОНЪЮНКТУРА РЫНКА ИЛИ НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ?

Борьба ведущих операторов мобильной связи за лидерство на рынке объективно существует, и пресса подробно освещает детали ценовых войн и различные инициативы, направленные на улучшение качества обслуживания абонентов. Казалось бы, наличие добросовестной конкуренции в сфере сотовой связи отрицать невозможно. Но так ли это, когда речь идет о сегменте межсетевого роуминга?

Как заявил Михаил Умаров, большинство операторов заинтересовано в расширении количества своих роуминговых партнеров, поскольку оно напрямую влияет на их доходы. Однако среди партнеров могут оказаться и компании, занимающие монопольное положение в собственном регионе. Очевидно, что в данном случае формирование межоператорских тарифов определяется конъюнктурой рынка или действиями отдельных компаний, направленными на поддержание монопольно высоких тарифов. Если бы сотовые операторы и впрямь вели бизнес открыто и обнародовали реальные затраты на предоставление услуг роуминга, не стоило бы ломать копья, но финансовые показатели этой деятельности оказались недосягаемыми для простых смертных. Естественно, квалифицировать какие-либо факты как случаи недобросовестной конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке вправе лишь Министерство по антимонопольной политике (МАП) и Министерство по связи и информатизации.

МАП

Может показаться удивительным, что в опубликованный на официальном сайте МАП реестр хозяйствующих субъектов, имеющих на федеральном рынке России долю более 35%, внесены даже производители рыбного клея, но в нем нет ни одной сотовой компании. Не нашлось таковых и в реестре субъектов естественных монополий в области связи. В структуре данного министерства товарный рынок подвижной сотовой связи закреплен за Управлением по антимонопольной политике в ТЭК, на транспорте и в связи. За комментариями пришлось обратиться к начальнику отдела связи Управления Дмитрию Роттенбергу.

Он, в частности, отметил, что согласно ст. 21 федерального закона «О связи» межоператорские тарифы устанавливаются на договорной основе, а услуги сотовой связи не подлежат государственному регулированию в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 11 октября 2001 года (поскольку не признаны общедоступными). В результате определение доминирующего положения его участников до настоящего времени производится в соответствии с приказами от 1993-1994 годов, предназначенными для регулирования товарных рынков вообще. Неужели ответственные должностные лица не замечают, что за девять лет положение на рынке изменилось коренным образом? Почему не учитывается очевидная специфика услуг мобильной связи? Ведь в МАП разработаны специальные методические рекомендации для отдельно взятого рынка страховых услуг. Существует также совместная с Минсвязи межведомственная комиссия по государственному регулированию тарифной политики в отрасли «Связь». Но ее деятельность ограничена только надзором за естественными монополистами, внесенными в Госреестр (то есть за «Ростелекомом»).

Справедливости ради нужно отметить, что Управление осуществляет мониторинг деятельности операторов сотовой связи. Последний раз такая процедура проводилась в июне 2000 года. Тогда в Москве была выявлена компания, занимающая более 50% рынка (МТС), но в МАП не сочли возможным квалифицировать такое положение как доминирующее. В других российских регионах, по словам Роттенберга, доминирующих сотовых операторов вообще не обнаружено, как не было зарегистрировано и случаев использования согласованной ценовой политики. Одним словом, в этом министерстве считают конкурентную среду на сотовом рынке одной из самых развитых в России.

Пожалуй, единственная область, в которую МАП вторгается при формировании роуминговых тарифов сотовых операторов, — это процесс ценообразования на услуги передачи трафика по сетям «Ростелекома». Причем его подход достаточно тривиален: МАП учитывает «непростое положение» естественного монополиста и несколько раз в год проводит необходимую индексацию тарифов (естественно, в сторону повышения).

МИНСВЯЗИ

Задачи развития конкурентной среды на рынке услуг связи, в том числе мобильной, возложены на министерство в соответствии со ст. 20 федерального закона «О связи». В качестве руководства к действию государственной комиссией по электросвязи (ГКЭС) была принята «Концепция развития систем подвижной сотовой связи общего пользования на период до 2010 г.». Документ предусматривает подготовку нормативно-технической базы функционирования и развития сотовых сетей и совершенствование механизма административно-правового регулирования предоставления услуг. Исходя из положений п. 5 Концепции планировалось разработать качественные показатели обслуживания и нормы на них в сетях сотовой связи, генеральные схемы развития сетей, ведомственные нормы технологического проектирования, концепцию управления сетями сотовой подвижной связи и правила их технического обслуживания и эксплуатации.

Что касается ценовой политики участников рынка, то согласно п. 4.7 Концепции тарифы операторов на услуги сотовой связи должны устанавливаться «в соответствии с законодательством Российской Федерации». Скорее всего, это означает, что Минсвязи оставляет открытым вопрос о своем возможном участии в формировании механизмов ценообразования. Пока же возможность его воздействия на процессы тарификации услуг мобильной связи весьма ограничены действующим законодательством.

СЕКРЕТНАЯ СТАТИСТИКА

На многочисленных пресс-конференциях операторы охотно сообщают квартальные данные о числе переданных SMS-сообщений и WAP-подключений. Зная тарифы на эти услуги, нетрудно подсчитать соответствующий валовой доход. Вопреки нашим ожиданиям величина доходов от роуминга является настолько засекреченной, что ее оказалось невозможно подсчитать даже косвенными методами.

Каждый абонент может оценить, сколько времени он затратил на звонки в «домашней» сети, а сколько — на роуминг в «гостевых» сетях. Естественно, такая статистика ведется и в сотовых компаниях, но она не публикуется в открытом виде. Правда, отдельные сведения все же просачиваются в прессу. Так, в показателях деятельности МТС за первые девять месяцев 2001 года фигурирует, что расходы компании на организацию роуминга составили 50,6 млн долл., то есть почти десятую часть всей выручки от продажи услуг (592 млн долл.). О доходах за роуминг — ни слова.

Отчасти ситуацию проясняет комментарий, полученный в «Соник Дуо». Как заявил Парфенов, «выездной» роуминг почти не приносит компании прибыли. Расходы на его организацию едва покрываются соответствующими платежами абонентов. Если сказанное соответствует действительности, логично предположить, что роуминговый тариф принимающего оператора содержит в себе некую «компенсаторную» составляющую, позволяющую получать прибыль от этого вида деятельности.

По словам Романа Проколова, «МегаФон» ежемесячно обслуживает в Московском регионе от 60 до 70 тыс. роумеров. Из них 30% составляют абоненты чужих «гостевых» сетей (межсетевой роуминг), что сопоставимо с числом постоянных абонентов «Соник Дуо» в Москве. Учитывая высокую стоимость звонков, можно предположить, что доходы от услуг межсетевого роуминга составляют заметную долю всех финансовых поступлений компании. Общее число роумеров, ежемесячно посещающих столицу, Проколов оценил в 400—450 тыс. человек.

О СДЕЛКАХ С НЕИЗВЕСТНОЙ ЦЕНОЙ

Как известно, «согласие есть продукт непротивления двух сторон». Но когда речь заходит о тарифах на межсетевой роуминг, говорить о наличии такого согласия неуместно. Роумеры, активно использующие мобильную телефонную связь при поездках по стране и за ее пределы, нередко лишены возможности точно оценить стоимость совершаемых ими звонков. Как правило, служащие компаний — операторов мобильной связи, знакомя своих абонентов с расценками на межсетевой роуминг, заранее предупреждают их о том, что объявленные тарифы служат лишь для приблизительной оценки стоимости переговоров. Якобы «все приведенные тарифы подлежат пересмотру в зависимости от изменения тарифов операторами местной и международной связи, курсовой разницы, изменения принципов начисления за роуминг и налогового законодательства разных стран, исходя из соотношения показателей на момент оказания услуги».

По сути, речь идет о совершении сделки между покупателем и продавцом без заранее оговоренных цены и условий. Между тем в ст. 10 закона «О защите прав потребителей» недвусмысленно говорится, что «продавец обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Информация в обязательном порядке должна содержать цену и условия приобретения товаров (работ, услуг)». Право квалифицировать наличие либо отсутствие в действиях операторов нарушений данного закона предоставим профессиональным юристам. В «МегаФоне», например, считают, что никакого противоречия с действующим законодательством подобная ситуация в себе не несет. При этом представители сотовых компаний отмечают несовершенство существующей законодательной базы весьма специфического рынка сотовой связи.

ЧЕГО ЖДАТЬ ПОЛЬЗОВАТЕЛЮ?

Положение с тарифами на роуминг за рубежом также обстоит далеко не лучшим образом. Европейские общественные организации, выступающие в защиту прав потребителей, серьезно обеспокоены непрозрачной и негибкой тарифной политикой операторов на услуги международного роуминга. В связи с этим Еврокомиссия уже дважды проводила специальный мониторинг этого сегмента рынка. В 2000 году при участии антимонопольных ведомств стран ЕС были предприняты одновременные проверки в офисах девяти британских и немецких компаний. Итоги расследования подтвердили подозрения членов комиссии о наличии ценового сговора между операторами. В сентябре 2001 года со стороны Еврокомиссии последовало предупреждение о возможности административного регулирования явно завышенных тарифов.

В Россию заграничные веяния, как всегда, приходят с запозданием. Ответственные ведомства на словах декларируют сочетание принципов объективного рыночного ценообразования и государственного регулирования тарифов, а на деле проявляют явное равнодушие к тарифной политике сотовых компаний. Очевидно: пока давление со стороны общественных институтов не достигнет некоторого критического уровня, ни Минсвязи, ни МАП не проявят инициативы в расследовании фактов недобросовестной конкуренции на сотовом рынке в сегменте межсетевого роуминга. Однако на сегодняшний момент, по словам Дмитрия Роттенберга, в центральном аппарате МАП не зарегистрировано ни одного обращения от владельцев сотовых телефонов с жалобами на неоправданно высокие тарифы или с заявлениями о нарушении прав потребителя.

И все же хотелось бы завершить обзор более оптимистичным прогнозом, но для этого необходимо сделать ряд допущений. Во-первых, в ближайшие годы на рынке услуг дальней связи могут появиться альтернативные операторы, активно конкурирующие как между собой, так и с естественными монополистами. Во-вторых, «Ростелеком» должен покончить с практикой перекрестного субсидирования и перейти к тарификации услуг по методу предельного ценообразования. В-третьих, регулирующие ведомства утвердят стандарты качества обслуживания в сетях сотовой связи и установят для операторов обоснованные нормы прибыли. Наконец, с расширением зоны обслуживания и ростом абонентской базы национальных операторов на рынке сформируется здоровая конкурентная среда. Если перечисленные условия окажутся выполненными, снижение роуминговых тарифов будет неизбежным.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями