Полтора года назад в печати и в Internet-изданиях стали появляться прогнозы относительно того, что новая экономика, опирающаяся на Internet, вытеснит телефонный трейдинг, товарные биржи и приведет к исчезновению класса посредников — брокеров.

Рекордные уровни привлечения венчурных капиталов, неутолимый интерес к первичному размещению акций компаний, ожидания экспоненциального роста прибылей — все это стимулировало появление ряда Internet-бирж, специализировавшихся в торговле энергоносителями. Крупнейшие нефтяные, газовые и электрические компании вместе с новоиспеченными Internet-компаниями вскочили на платформу B2B. Только в нефтяной отрасли и электроэнергетике было образовано по меньшей мере 45 таких электронных бирж. Наиболее заметными среди них были Enron Online, InterContinentalExchange, PetroCosm, Pantellos, TradeSpark и Altra Energy.

Нефтегазовая отрасль относится к числу наиболее благополучных в отечественной экономике. Энергетическое сырье и его производные пользуются устойчивым спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Относительно стабильные доходы позволяют нефтяникам и газовикам (вернее, владельцам энергетических холдингов) не задумываться о том, как оптимизировать управление бизнесом с помощью технологий онлайновых продаж. Однако специалисты в области ИТ и консалтинга утверждают, что Internet-трейдинг мог бы принести пользу компаниям даже в условиях «непрозрачной» экономики.

Но уже год с первых полос не сходят пророчества о грядущем «конце Internet-света» и начале «E-прессии» (то есть депрессии, вызванной крахом Internet-бизнеса); венчурные фонды и инвесторы бегут с рынка быстрее, чем они слетались на него всего полтора-два года назад. Результатом этого явились несколько громких фиаско, включая печальную судьбу Chemdex1, специализировавшейся на химической продукции, и закрытие Silicon Valley Oil — электронной торговой площадки горюче-смазочных материалов, поддерживаемой корпорацией Chevron. Все это вызвало серьезную озабоченность и привело к нестабильности на рынке.

Так какой же можно сделать прогноз в отношении торговли через Internet, особенно на рынках нефти, природного газа и электроэнергии? Что это — мимолетная мода или эти биржи пришли навсегда? Какой окажется расстановка сил на рынке для тех, кто уцелеет в этом секторе? Могут ли руководители нефтяных компаний спокойно спать по ночам, не беспокоясь о том, что кто-то разрушит их сеть поставщиков и клиентов или просто купит компанию целиком?

Гонка за лидерами

2000 год прошел неровно, начавшись с эйфории вокруг электронных бирж и закончившись разочарованием. Между тем факты говорят о том, что объем Internet-торговли электроэнергией вырос на 750% по сравнению с предыдущим годом и достиг 400 млрд долл. По оценкам Forrester, к 2005 году этот показатель увеличится до 3,6 трлн долл., что составит 50% общего объема продаж условной продукции. На фоне всеобщего разочарования в секторе B2B мы явились свидетелями нескольких историй со счастливым концом, по которым можно судить, как данная отрасль будет развиваться после спада ажиотажа вокруг Internet-бизнеса.

Компания Enron Online, появившаяся в конце 1999 года, быстро стала ведущей площадкой электронной торговли с объемом операций 336 млрд долл. и ассортиментом из 1200 позиций. Начав с продажи газа и электроэнергии, Enron вскоре открыла торговлю производными на энергоносители, широкополосным доступом в Internet, углем, нефтью-сырцом, сталью и другими металлами. Enron не только стала первопроходцем в трейдинге физическим товаром, но также сумела, используя свой богатый опыт в области управления рисками, предложить свопы, форвардные сделки и опционы на внебиржевой основе.

В марте 2000 года была создана торговая площадка InterContinental Exchange (ICE), финансируемая несколькими ведущими трейдерами электроэнергией (Goldman Sachs, Morgan Stanley Dean Witter, Deutsche Bank AG) и ключевыми нефтяными и газовыми компаниями (BP Amoco, Royal Dutch/Shell и Totalfina Elf Group). Она специализировалась на поставках электроэнергии, металлов и других товаров по физическим и внебиржевым контрактам. Продажи неуклонно растут с момента открытия Web-сайта в октябре 2000 года; летом здесь в неделю продавалось 370 млрд кубометров газа — примерно 14% рынка производных на природный газ.

Altra Energy, независимая биржа, основанная в 1996 году, продает газ, нефть-сырец, сжиженный газ, электроэнергию и предлагает программные средства управления рисками, физическими поставками расчетов. Altra, будучи одним из пионеров онлайновой торговли, достигла внушительных объемов по некоторым категориям товаров (в частности, по сжиженному газу) — около 1 млрд долл. в месяц.

Если вышеперечисленные игроки перемещались в Internet-среду, демонстрируя изрядную резвость, то «зубры» старой экономики утверждались здесь без лишней суеты. На фоне массового перехода традиционных финансовых бирж на рельсы электронной торговли — примерами могут служить лондонская биржа производных контрактов LIFFE и чикагская Chicago Board of Trade (CBOT) — две ведущие энергетические товарные биржи (американская NYMEX и лондонская IPE) также обнародовали свои планы взять на вооружение Internet-технологии.

В составе NYMEX было образовано подразделение eNymex, которое со второго квартала 2001 года предлагает на своей электронной торговой площадке ряд наиболее активно торгуемых контрактов, включая контракты на поставку нефти-сырца West Texas Intermediate (WTI) и природного газа Henry Hub. В 2000 году IPE ввела в действие электронную систему продажи электроэнергии ETS II, которая работает после закрытия биржи; в обычные часы работы биржи сделки по-прежнему осуществляются в операционном зале.

Факторы будущего успеха

1. Ликвидность. «Трейдеры устремляются туда, где собрались другие трейдеры».

«Постройте требуемую структуру, и они придут сами» — этот лозунг был принят на вооружение большинством бирж B2B. Однако более чем двухвековой опыт работы финансовых и товарных бирж наглядно свидетельствует о том, что трейдеры тяготеют к местам скопления своих коллег. Главная мудрость, которую постигли деятели биржевой сферы, состоит в том, что существуют три основных фактора успешного контракта: ликвидность, ликвидность и еще раз ликвидность. Для почти всех биржевых контрактов как в финансовом, так и в товарном секторе свыше двух третей сделок с одним контрактом совершается на одной бирже. Единственное отступление от этой нормы возможно для контрактов с региональной спецификой, которая может быть вызвана ограничениями регулирующих органов или естественными физическими ограничениями. Более того, истории известно очень мало примеров, когда бирже удавалось перехватить ту или иную ликвидность у лидера рынка2.

2. Транзакционные издержки. «Ликвидность движется туда, где затраты меньше».

Несмотря на всю значимость ликвидности, не менее важным фактором, определяющим привлекательность биржи для участников торгов, являются затраты на проведение сделки. Фундаментальный эффект перехода в Internet заключается в сокращении транзакционных издержек. Пользователи получают в свое распоряжение идеальную платформу распространения информации — в частности, информации о ценах на товары и новостей, влияющих на эти цены. Нет сомнений, что ликвидность в товарной биржевой торговле будет переходить к тому, кто сможет предложить самые низкие издержки. Правда, это будет происходить не сразу, а в течение какого-то периода времени.

3. Скорость, адаптация и глобализация. «Добиваться ликвидности, быстро адаптируясь к нуждам глобального сообщества».

Другими важными последствиями интеграции в Internet, еще не оцененными в должной мере, являются скорость, с которой новые финансовые продукты могут быть представлены для продажи, способность адаптации этих продуктов к индивидуальным требованиям клиентов и возможность торговли из любой точки мира. Например, IPE предлагает менее сотни фьючерсных и опционных контрактов на нефть, газойль, природный газ и фьючерсы на электроэнергию, а Enron Online с момента своего появления в конце 1999 года запустила в торговлю более тысячи продуктов. Хотя не все финансовые продукты Enron обладают достаточной ликвидностью, это позволяет Enron экспериментировать со многими из продуктов и адаптировать их. Новые компании, предлагая свои продукты в мировых масштабах через электронные торговые площадки, смогут добиваться ликвидности менее стандартизированных продуктов внебиржевого сектора, что для традиционных бирж всегда будет представлять определенную трудность.

Таким образом, новые электронные торговые площадки, предлагающие малые транзакционные издержки и/или адаптируемые продукты, должны иметь еще и достаточные финансовые резервы и состоятельную бизнес-модель. Что же касается уже действующих товарных бирж, они должны предложить своим участникам недорогую платформу электронных продаж, чтобы предотвратить отток ликвидности на новые площадки.

4. Будущее. «Империя наносит ответный удар, или Новые альянсы».

Независимо от того, какие компании в итоге выживут, нет сомнений, что Internet фундаментальным образом изменил способы торговли энергетическими ресурсами. В течение ближайших лет будут усиливаться следующие две тенденции.

Во-первых, усилится консолидация ликвидности. В случае новых бирж категории B2B такая консолидация будет происходить за счет слияний, поглощений и банкротств, в результате которых останется небольшая группа электронных площадок, контролирующая торговлю новыми финансовыми продуктами, связанными с энергоресурсами (такими, как фьючерсы на поставки электроэнергии, производные, инструменты, связанные с погодой и т. д.). Среди традиционных товарных бирж консолидация ликвидности будет протекать главным образом на основе совместного использования базовой технологической платформы, что позволит увеличить ликвидность (в качестве примера можно привести стратегию Deutsche Borse, направленную на привязки разных производных, котирующихся на региональных биржах, с помощью своей платформы Eurex); в меньшей степени консолидации будут способствовать слияния бирж. Это позволит традиционным товарным биржам удержать уровень ликвидности имеющихся продуктов энергетической отрасли — контрактов на нефть Brent Crude, нефть WTI Crude и природный газ — и вместе с тем вступить в борьбу за новые финансовые продукты, связанные с энергией.

Во-вторых, грань между электронными и традиционными товарными биржами начнет размываться. Это будет обусловлено неизбежными слияниями и объединениями представителей двух лагерей, а также пересечением в ассортименте их финансовых продуктов и клиентов. Например, ICE поглотила IPE. Благодаря подобному объединению двух миров, старого и нового, ICE получила более высокую ликвидность, а IPE — электронную платформу, позволяющую сократить расходы, а также возможность экспериментировать с новыми продуктами. Таким образом, в выигрыше остались все3.

Эти тенденции приведут к тому, что в конечном итоге разница между биржами B2B, ведущими исключительно виртуальное существование, и обычными товарными биржами, работающими в реальном мире, постепенно изживет себя. Представители сектора B2B, такие как Altra Energy, переквалифицируются в поставщиков программных продуктов и услуг для сферы торговли энергетическими ресурсами. Производители нефти, газа и электроэнергии извлекут выгоду за счет снижения транзакционных издержек. Кроме того, компаниям будет легче обезопасить себя от перепадов цен с помощью разнообразных финансовых продуктов, которые становятся все более сложными и вместе с тем допускают адаптацию, так что в итоге интерактивная продажа продуктов энергетики и управление сопутствующими рисками станут важными аспектами ведения бизнеса. Энергетические компании, которые рассматривают Internet-торговлю и управление рисками как второстепенные виды деятельности, могут в один прекрасный день оказаться не у дел.

Итак, все заинтересованные стороны должны грамотно позиционировать себя в условиях меняющейся общей картины. «Чистым» электронным торговым площадкам следует заняться поисками партнеров среди традиционных товарных бирж или начать предлагать им высокоприбыльные дополнительные услуги, становясь, таким образом, провайдерами биржевых платформ и решений. Товарные биржи должны строить платформы электронной торговли не только для трейдеров, брокеров и биржевых игроков, но и для конечных пользователей, включая как небольших потребителей и производителей энергии, так и частных спекулянтов. Компании, торгующие нефтью и электроэнергией, должны разрабатывать собственные инструменты продажи и управления рисками и полностью интегрировать их в свои повседневные операции.

Ананд Рао (anand.rao@diamondcluster.com) — менеджер компании DiamondCluster International


1 Отношение рынка к Chemdex наглядно иллюстрируется состоянием дел в компании Ventro, стоявшей за ней. Цена ее акций всего за год упала с 240 долл. до 12 центов.

назад

2 В 1997 году Deutsche Borse перетянула с лондонской биржи LIFFE контракты на германские гособлигации (Bund); это одна из немногих успешных попыток перевода ликвидности с одной биржи на другую.

назад

3 Еще один пример: альянс между CheMatch и CME, в результате которого CME сможет предлагать срочные контракты на химическую продукцию участникам торгов в CheMatch.

назад


Виртуальная торговля по-российски

Для российских компаний онлайновая торговля производными на энергоносители теоретически открывает большие возможности — уже в силу того, что специфика онлайновых расчетов требует «омертвления» меньшего капитала на депозитах. Не секрет, что Россия относится к категории стран с нестабильной экономикой, поэтому большинство контрагентов и торговых площадок требуют от российских компаний внести некоторые суммы на депозитные счета. Только тогда им открывается доступ к участию торгах.

На практике российские экспортеры в большинстве своем продают энергоносители через так называемые «прокладки», то есть офшорные фирмы, на счетах которых оседает часть выручки. Торговля же на онлайновых площадках абсолютно прозрачна, что может нанести непоправимый ущерб бюджету отечественных олигархов.

Тем не менее даже в условиях полной непрозрачности экономических отношений российские экспортеры могли бы использовать торговлю производными инструментами на энергоресурсы через Internet для хеджирования своей выручки. Этот механизм широко используется для защиты бизнеса экспортеров от резких скачков мировых цен на сырье и заключается в том, что за комиссионные отчисления третья сторона гарантирует определенную цену на данный товар спустя некоторый промежуток времени. Теоретически ликвидность товара на Internet-площадках лучше, чем на обычных биржах, поэтому услуги хеджирования выручки стоят дешевле. Вероятно, в силу очевидной актуальности такой проблемы, как неожиданные и резкие падания цен на нефть, Internet-торговля принесла бы российским компаниям значительную прибыль и финансовую стабильность.

Кирилл Славин (kirill.slavin@diamondcluster.com) — сотрудник компании DiamondCluster International

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями